Блог экспертов РГГУ

Евсей Васильев: Сирт – будущая столица ИГИЛ?

17 Марта 2016
Распечатать

Теракты в Анкаре и последовавшие вслед за ними удары турецких ВВС по позициям Рабочей партии Курдистана (РПК) в Ираке, казалось бы, отодвинули Сирийский конфликт на второй план международной повестки дня. И хотя до его полного завершения еще слишком далеко, тенденция налицо – усилия по мирному урегулированию медленно, но верно начинают приносить свои плоды. О чем, в частности, свидетельствует решение Президента России Владимира Путина начать вывод основных сил российской группировки из Сирии.

 

К сожалению, это не означает, что в ближайшее время из Сирии перестанут приходить боевые сводки о новых жертвах конфликта. Так еще 12 марта в ходе боев сирийской армии с террористами из ИГИЛ и «Джебхат ан-Нусра» недалеко от военного аэродрома Хама был сбит МиГ-21 сирийских ВВС. Катапультировавшийся пилот, как и в случае со сбитым 24 ноября 2015 года российским летчиком, был расстрелян с земли. Возникает вопрос, каким образом боевикам удалось сбить военный самолет? В любом случае, создан прецедент, представляющий угрозу авиагруппе ВКС России в Сирии.

 

В этой связи особую тревогу вызывают сообщения, появившиеся ровно за сутки до уничтожения сирийского Миг-21 о том, что в распоряжении боевиков находятся переносные зенитно-ракетные комплексы (ПЗРК), способные поражать воздушные цели. По данным источника, в результате захвата боевиками базы 80-й бригады Сирийской арабской армии под Алеппо в феврале 2013 года, в руках террористов оказались ПЗРК HT-16PGJ (северокорейская модификация советского ПЗРК «Игла-1»), которые Сирия якобы приобрела у КНДР в 2004 году.

 

Кроме того, в конце 2003 года западные источники сообщали о покупке сирийцами у Белоруссии крупной партии ПЗРК «Игла-1» на 30 миллионов долларов. Максимальная дальность поражения таких комплексов составляет 5 километров, высота – 3,5 километра. То есть самолеты, находящиеся на высоте выше 6 километров остаются вне зоны досягаемости этого типа ПЗРК. Гораздо большую опасность они представляют для вертолетов, а также самолетов во время взлета или посадки.

 

Таким образом, российским ВКС, работающим на большой высоте по-прежнему ничего не угрожает. А вот для находящихся в зоне поражения сирийских ВВС в случае, если информация о наличии ПЗРК у террористов подтвердится, без новых потерь не обойтись. Однако последствия могут оказаться еще хуже…

 

Известно, что география террористической деятельности «Халифата», увы, не ограничивается территориями Сирии и Ирака. Подтверждением тому служит недавнее нападение террористов на курортный город Гран-Басам в Кот д’Ивуаре. До этого террористическим атакам подверглись Тунис и Буркина-Фасо. Еще один оплот террористов в Африке – Ливия – государство, раздираемое между десятками враждующих группировок, в котором ИГИЛ, воспользовавшись отсутствием централизованной власти, укреплялся и усиливался последние несколько лет.

 

К марту 2016 года джихадисты взяли под контроль не только ливийские города Сирт, Бенгази, Мисрата и частично столицу страны Триполи, но еще и несколько нефтеносных районов страны, контролируя, таким образом, более 150 километров средиземноморского побережья в Ливии – от Абу-Грейна до Нофалия. То есть, фактически, ИГИЛ отделяет от Италии каких-то 500 километров.

 

Кроме того, по данным тунисских спецслужб, в лагерях ИГИЛ в Ливии проходят подготовку террористы, которые в будущем могут совершать новые теракты не только в Африке, но и в Европе.

 

На фоне поражений, которые терпит ИГИЛ в Сирии, постоянно растет число боевиков, прибывающих в Ливию, где им по-прежнему ничего не угрожает. Если тенденция сохранится, то есть все шансы, что столица «Халифата» будет со временем перенесена из сирийской Ракки в ливийский Сирт.

 

При этом, по оценкам самих ливийцев, удары США в Ливии наносятся отнюдь не по штабам и лагерям ИГИЛ, а по второстепенным объектам и отдельным боевикам. Тактика американцев очень напоминает действия коалиции во главе с США в Сирии до начала операции ВСК России, что как и тогда, дает повод говорить о своего рода имитации антитеррористической кампании в Ливии.

 

Кроме того, ряд источников свидетельствуют об активной роли Турции в транзите оружия и боевиков из Сирии в Ливию, численность которых с конца прошлого года якобы увеличилась с 5 до 20 тысяч.

 

Известно, что в феврале 2011 года во время начала переворота в Ливии Турция эвакуировала оттуда почти 15 тысяч человек. Так что, учитывая тесные связи Анкары с террористическими группировками в Сирии, в случае, если турецкое руководство сочтет это для себя необходимым, то сможет спокойно перебросить несколько тысяч боевиков и по обратному маршруту.

 

И если соединить между собой факт наличия у террористов ПЗРК и их трансграничную «мобильность», то вырисовывается совсем уж удручающий прогноз. Достаточно вспомнить, сколько авиационных маршрутов проложено между Африкой и Ближним Востоком...

 

В качестве заключительной части можно привести слова премьер-министра РФ Дмитрия Медведева, сказанные им на Мюнхенской конференции по безопасности: «если мы не нормализуем ситуацию в Сирии, то терроризм станет новым способом разрешения межнациональных и межконфессиональных конфликтов, методом квазигосударственного управления».

 

Хочется надеяться, что перелом в войне в Сирии, наметившийся в результате военных и дипломатических усилий России, позволит если не полностью, то хотя бы частично локализовать террористическую угрозу в других странах. В противном случае география страшных терактов будет лишь расширяться.

 

http://fp-expert.ru/блог-экспертов/76-евсей-васильев-сирт-–-будущая-столица-игил.html

 

Е. В. Васильев, к.п.н., доцент кафедры международной безопасности ИАИ РГГУ.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?
    Необходимо ускорить темпы евразийской интеграции в рамках сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса — одного пути»  
     71 (28%)
    Развивать сферу двусторонних экономических отношений и прикладывать больше усилий для роста товарооборота между странами  
     71 (28%)
    Развивать гуманитарные связи, чтобы народы обеих стран лучше понимали друг друга  
     45 (18%)
    Создавать новые двусторонние политические механизмы для более тесного политического сотрудничества  
     32 (13%)
    Повысить эффективность координации действий в многосторонних международных организациях  
     30 (12%)
    Ваш вариант (в комментариях)  
     3 (1%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся