Блог экспертов РГГУ

Илья Кравченко: Вьетнам на внешнеполитическом распутье

25 Мая 2016
Распечатать

Для выживания современному Вьетнаму необходимо выстраивание прочного партнерства и союза с крупными международными игроками. На первый план  выходит сотрудничество Ханоя и Вашингтона. США уже сняли оружейное эмбарго, чего во Вьетнаме добивались долгие годы. Попытки полностью нормализовать отношения предпринимали в свое время Билл Клинтон (визит в Ханой в 2000 году) и Дж. Буш-младший (в рамках саммита АТЭС в 2006 году). В этом ключе визит Барака Обамы, первый за два его президентских срока, имеет огромное значение. Начиная с 1995 года, после нормализации дипломатических отношений между двумя государствами, США и Вьетнам еще никогда не были так близки ни в экономическом, ни в политическом аспектах.

 

Вьетнам представляет для Соединенных Штатов особый интерес в реализации экономических интересов Вашингтона в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Снятие эмбарго на поставку вооружений вполне можно расценивать как встречный шаг Белого дома в сторону поддержки Ханоем проекта Транс-Тихоокеанского партнерства. Не стоит забывать о том, что ни Индонезия, ни Таиланд, ни даже Филиппины пока так и не присоединились к соглашению, однако все они являются традиционными союзниками США в регионе. В этой связи готовность руководства Вьетнама к полной поддержке Транс-Тихоокеанского партнерства, а также сформировавшийся курс на либерализацию экономики и привлечение иностранных инвестиций, расцениваются Вашингтоном исключительно положительно. Следовательно, Вьетнаму вполне можно поставлять вооружение последнего поколения. Пусть пока и оборонительного характера.

 

Несмотря на то, что сближение с США является для Вьетнама важным шагом в укреплении позиций в отношении КНР, не следует считать внешнеполитический курс Ханоя однобоким. В настоящий момент страна укрепляет связи с Россией, налаживает контакты с партнерами по АСЕАН, а также с Индией. Такая диверсификация внешнеполитических приоритетов позволяет Вьетнаму усилить свое присутствие в регионе в целом, и в Южно-Китайском море в частности.

 

Стоит отметить, что Российская Федерация представляет для Вьетнама особый интерес. Он вызван как прочными историческими связями, так и необходимостью поддерживать оптимальный уровень военной мощи государства, ведь большая часть вьетнамского ВПК имеет российские корни. В 2016 году также пройдут первые российско-вьетнамские военные учения, в которых, правда также, будут участвовать Индия и Пакистан.

 

Для России сотрудничество с Вьетнамом является непростым направлением. Ведь, несмотря на то, что Москва настаивает на отсутствии интернационализации конфликта в Южно-Китайском море, в Кремле осознают, что усиление взаимодействия с Ханоем по этому вопросу может повлечь рост недовольства в Пекине, который называют главным дестабилизирующим фактором в данном территориальном конфликте. Несмотря на то, что Китай неоднократно просил Россию приостановить совместные инвестиционные проекты с Вьетнамом, Москва постоянно заявляла, что данное сотрудничество носит преимущественно экономический характер и никак не угрожает китайским интересам в регионе.

 

Особую роль в выстраивании внешней политики Ханоя играет порт Камрань. Некогда американская военно-морская база, после 1979 года Камрань стал базой  Советскому Союзу, который арендовал его на безвозмездной основе. Но в 1990-е Вьетнам стал говорить о необходимости оплаты за аренду. В результате, Россия, не в силах больше содержать заграничную военно-морскую базу, полностью вывела свои войска в 2002 году. И вот теперь на ее место претендует Вашингтон, пытаясь вернуть тем самым исторически важный для себя плацдарм. Примечательно, что Камрань находится сравнительно близко от Парасельских островов и архипелага Спратли, на которые полностью или частично претендуют пять стран — Китай, Вьетнам, Малайзия, Филиппины и Бруней. К тому же Камрань является одним из лучших с военной точки зрения глубоководных портов. Ханой прекрасно знает цену Камрани и поэтому лавирует между Россией и США, поочередно делая намеки на возможность военного возвращения туда то Москвы, то Вашингтона.

 

19 и 20 мая сего года в Сочи прошел Саммит Россия-АСЕАН, на котором заключены многомиллионные контракты между Россией и Вьетнамом. Это был сильный и очень символичный шаг Москвы, ведь саммит предшествовал визиту американского президента в Ханой всего на пару дней. Тем не менее, сделки по поставке вооружений во Вьетнам, а также по продаже авиационных двигателей и иных технологий, все чаще стали заключаться именно между американскими и вьетнамскими компаниями, причем на куда большие суммы. В связи с этим, Вьетнам опять находится в выигрышном положении, заполучая новые технологии и военную поддержку, как от России, так и от Соединенных Штатов. Вопрос заключается в том, на ком рано или поздно сделает ставку Ханой: на проверенном, но более экономически слабом союзнике, или же на новоиспеченном партнере, который готов многократно усилить экономику страны? Или же Вьетнам намерен сохранять status quo и продолжать извлекать максимальную выгоду от сотрудничества с двумя великими державами? 

 

Илья Кравченко, к.п.н., преподаватель кафедры международной безопасности ИАИ РГГУ.

Поделиться статьей

Текущий опрос

У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?

Прошедший опрос

  1. Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?
    Необходимо ускорить темпы евразийской интеграции в рамках сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса — одного пути»  
     71 (28%)
    Развивать сферу двусторонних экономических отношений и прикладывать больше усилий для роста товарооборота между странами  
     71 (28%)
    Развивать гуманитарные связи, чтобы народы обеих стран лучше понимали друг друга  
     45 (18%)
    Создавать новые двусторонние политические механизмы для более тесного политического сотрудничества  
     32 (13%)
    Повысить эффективность координации действий в многосторонних международных организациях  
     30 (12%)
    Ваш вариант (в комментариях)  
     3 (1%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся