Комментарии членов РСМД

Владимир Барановский: Триалог в АТР

17 Декабря 2012
Распечатать
Поделиться статьей


В интервью Российскому совету по международным делам Владимир Георгиевич Барановский, заместитель директора ИМЭМО РАН, академик РАН, член РСМД, раскрывает специфику политики России, Китая и США в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР), рассматривает особенности отношений в треугольнике Россия – США – Китай, а также затрагивает вопрос о развитии Дальнего Востока.



Некоторые эксперты считают, что интересы России в АТР не поддаются полной гармонизации ни с интересами США, ни с интересами Китая. Владимир Георгиевич, в этих условиях как Вам видится выстраивание отношений в треугольнике Россия – США – Китай в АТР, в частности, в сфере военно-политической безопасности? Какая позиция будет наиболее рациональной для России в данном случае?



Внешнеполитические интересы каждой страны имеют свою специфику в целом и в АТР в частности, особенно, когда речь идет о таких государствах, как Россия, США и Китай. У каждого из них есть несовпадающие интересы. Из этого несовпадения возникают элементы соперничества, конкуренции, иногда – противоборства. Вопрос в том, насколько значимы эти моменты, и существует ли поле пересекающихся интересов для всех трех стран, поле, в котором есть общие проблемы, общая заинтересованность? Мне кажется, надо смотреть именно под таким углом зрения, а не искать какие-то максималистские подходы. Конечно, не может быть полной гармонизации, потому что страны разные, большие, имеют различную общеполитическую ориентацию. Если говорить не о полной гармонизации, а о возможности привести интересы к общему знаменателю, то, на мой взгляд, такая возможность есть. Интересы этих стран в АТР не всегда носят конкурентный характер.



 



Какие темы главные для каждой из стран?



 



Для Китая – это геополитическое становление государства как одной из крупнейших региональных держав плюс его формирующаяся глобальная роль, решение экономических проблем, связанных с ресурсным обеспечением, встраивание в глобальную экономику. Соединенные Штаты воспринимают Китай как вызов в АТР. Перед США стоит задача выстраивания взаимоотношений с союзниками в связи с новой ролью Китая. Возникают проблемы, связанные с безопасностью Японии, Филиппин, а также с глобальным и региональным балансом сил. Становление Китая как мощнейшей державы – это, безусловно, вызов в отношении баланса сил.



 



Мне кажется, у России нет оснований рассматривать США и Китай как слишком опасных конкурентов. Элементы соперничества по всем параметрам есть. Однако они не находятся на переднем плане, не определяют суть двухсторонних моделей взаимоотношений в каждом из двух случаев. Я полагаю, что оснований для тезиса о непримиримости интересов нет.



 



В треугольнике Россия – Китай – США по линии Китай – США противоречий больше, чем по линии наших отношений с каждой из этих стран. Это первое.



 



Второе. Нам важно избежать соблазна разыгрывать китайскую карту против США и американскую карту против Китая. Это важный параметр политики, которая, на мой взгляд, была бы рациональна для России в рамках этого треугольника. У нас достаточно развит диалог и с Китаем, и с Соединенными Штатами. Есть интересная перспектива превращения этого диалога в триалог, то есть в трехсторонний диалог, систему трехсторонних отношений. Такая трехсторонняя модель желательна, но выстраивать ее чрезвычайно трудно по многим причинам. В качестве примера можно назвать проблематику военно-политических взаимоотношений. Возьмем сферу ограничения стратегических вооружений. За многие десятилетия сложились традиции взаимоотношений в этой сфере – в конкурентном взаимоотношении и взаимоотношении сотрудничества – между Россией и Соединенными Штатами. Китай, объективно говоря, надо встраивать в эту систему, а встраивается он трудно по причинам, которые имеют отношение как к самому Китаю, так и к Соединенным Штатам. Для США отношение к Китаю как к серьезному стратегическому вызову, в частности, в области стратегических вооружений – это все еще достаточно болезненная тема.



Россия развивает экономическое сотрудничество со странами АТР. В частности, на саммите АТЭС был подписан ряд соглашений о сотрудничестве с Китаем и Японией по развитию нашего Дальневосточного региона. На Ваш взгляд, привлечение к сотрудничеству Японии, Китая, других стран отвечает экономическим и политическим интересам России?



Ответ, безусловно, да. Отвечает по целому ряду причин. Прежде всего, по причинам, связанным с экономическими вызовами, с которыми мы сталкиваемся в развитии Дальнего Востока. Для нас это сотрудничество крайне важно, поскольку этот регион находится на некотором отдалении от основных экономических центров России. Развивать сотрудничество с регионом трудно – требуются огромные инвестиции. Бюджетных вливаний будет явно недостаточно, поэтому нужно привлекать частных инвесторов. Необходимо привлечь максимальные ресурсы, в том числе и внешние. В этом смысле сотрудничество с внешними партнерами в полной мере отвечает экономическим и политическим интересам нашей страны. Понятно, что не должно быть ситуации, когда условия, на которых привлекаются партнеры, при ближайшем рассмотрении оказываются невыгодными для нас или же недостаточно хорошо продуманными. Это серьезная работа, требующая анализа предлагаемых проектов. Есть алармистская точка зрения, заключающаяся в том, что привлечение внешних партнеров к развитию тех или иных наших регионов может привести нас в состояние зависимости, создать проблемы с точки зрения целостности страны. Причины такого алармизма понятны и, безусловно, должны учитываться, быть предметом пристального внимания. Однако я бы сказал, что сейчас проблема не в том, что на Дальнем Востоке много иностранного присутствия, а в том, что его там мало. Должно быть больше, потому что Дальний Восток в среднем на единицу производимого внутреннего продукта в расчете на душу населения нуждается в инвестициях в большей степени, чем страна в целом. Массированный приток инвестиций – это серьезная задача, без ее решения поднять Дальний Восток, добиться его превращения в полноценный регион, который был бы в полной мере мощным элементом нашего экономического могущества, практически невозможно.



 



Надо иметь в виду еще один аспект. АТР – это глобальный международный регион, который требует все более высокого внимания. Выход России в АТР естественным образом должен осуществляться через Дальний Восток. Нам нужно обеспечивать взаимодействие Дальневосточного региона с сопредельными странами и территориями и для того, чтобы усиливать российские позиции в АТР. В политическом смысле решение этой задачи для нас чрезвычайно важно не только с точки зрения развития Дальнего Востока, но и с точки зрения более широких интересов страны и ее позиционирования на международной арене.



С этой точки зрения с какими странами АТР развивать сотрудничество наиболее перспективно?



Наши наиболее естественные партнеры – Китай и Япония. Сотрудничество с Соединенными Штатами также имеет значительные потенциальные возможности. Я думаю, что Корея – еще одна страна, которая может и должна быть нашим партнером. Когда мы решаем вопросы о наиболее естественных партнерах, нужно учитывать геополитическое положение региона. Есть, конечно, и более широкие горизонты, возможно привлечение и других партнеров, но в первую очередь речь должна идти об этих странах.



Владимир Георгиевич, спасибо за Ваши ответы.



 



Беседовала Наталья Евтихевич, программный менеджер РСМД.


Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся