Комментарии членов РСМД

Пётр Стегний: Израиль на распутье

11 Февраля 2013
Распечатать


В конце января в Израиле прошли выборы, по итогам которых у власти остался прежний премьер-министр Биньямин Нетаньяху. О возможных направлениях внешней политики Израиля и перспективе разрешения арабо-израильского конфликта мы спросили Петра Стегния, Чрезвычайного и Полномочного посла, члена РСМД.



– Петр Владимирович, как Вам кажется, какие направления внешней политики будут приоритетными для премьер-министра на новом сроке?



– Это будет зависеть от формата коалиции, которая будет образована. По израильским законам у Нетаньяху есть 28 дней, чтобы сформировать коалицию. По мнению израильских аналитиков, существует два варианта развития событий.



 



У Нетаньяху есть шанс сформировать широкую коалицию наподобие правительства национального единства, в которую могут войти до 88 депутатов. Напомню, что всего в Кнессете 120 мест, так что это будет действительно широкая, труднопотопляемая коалиция.

Но, возможно, Нетаньяху придется ограничиться своими традиционными союзниками, включая религиозные ортодоксальные партии. В этом случае в коалицию войдут оринтировочно около 63 депутатов.



 



Сформировать широкую коалицию можно будет при условии, что недавно созданная партия «Еш Атид» присоединится к объединенной партии Биньямина Нетаньяху и Авигдора Либермана. На январских выборах «Еш Атид» получила 19 мест в парламенте – это очень серьезный, крупный успех. Ее председателя Яира Лапида считают основным героем прошедших выборов. Успех «Еш Атид» особенно заметен на фоне уменьшения количества мест у объединенной партии Нетаньяху и Либермана.



 



«Ликуд» и «Наш дом – Израиль» объединились для совместного участия в январских выборах, но получили 31 место, хотя до этого в парламенте у них вместе было 42 места. Потеряв 11 мест, они находятся в ослабленном состоянии.



 



Если оправдается оптимистический прогноз и будет создана широкая коалиция, правительство Израиля сможет, скорее всего, проводить достаточно интересную реалистическую политику. Можно ожидать более рациональльных действий в отношении региональных угроз, например, по ядерной программе Ирана. Широкому правительству Нетаньяху будет легче адаптироваться к обстановке, кардинально изменившейся после «арабской весны». В частности, появляются определенные шансы на продвижение в израильско-палестинском диалоге, который был заморожен на длительное время, что сказалось на имидже Израиля. По мнению ряда экспертов, в случае сформирования правительства национального единства Нетаньяху, в принципе, может начать переговоры о границах  палестинского государства в увязке с договоренностями по безопасности еврейского государства; вопросы же окончательного статуса - Иерусалим, право на возвращение – займут, по всей видимости, значительное время.



 



В случае, если Б. Нетаньяху удастся сформировать только узкую, неустойчивую коалицию, выступать с рискованными внешне- и вутриполитическими инициативами ему будет, естественно, сложнее.



– Петр Владимирович, на Ваш взгляд, какой позиции стоит придерживаться России в отношении арабо-израильского конфликта?



– Наша позиция ясна: в последние десятилетия в ближневосточных делах Россия отдает приоритет соображениям глобальной и региональной стабильности. Крайне важно, чтобы Ближний Восток развивался в соответствии с глобальными трендами, в русле глобальной демократической трансформации.



 



Конкретные задачи будут определяться в зависимости от того, какие решения будут найдены для проблем и вызовов, которые появляются в регионе. На мой взгляд, ближайший вызов – это развитие ситуации вокруг Сирии, хотя сейчас угроза внешней интервенции по ливийскому сценарию несколько отдалилась, хотя и не ушла полностью в область отживших, не оправдавших себя идей.



 



Думаю, что Москва будет продолжать активно действовать в рамках «квартета» ближневосточных посредников. В этом направлении есть целый ряд новых идей, в частности, подключение региональных игроков к переговорному процессу.



 



Российская политика на Ближнем Востоке хорошо структурирована и логична. Она строится в соответствии с особой ответственностью нашей страны за поддержание международного мира и безопасности, вытекающей  из членства России в Совете Безопасности ООН, «квартете», переговорах в формате «5 + 1» по Ирану. Затем – задача сохранения традиционного влияния и наработанных двусторонних и региональных связей с арабскими странами и Израилем. И, наконец, вопросы «третьей корзины» - демократия и права человека - в русле развивающихся глобальных тенденций, но при безусловном уважении государственного суверенитета.



– В одном из недавних номеров «Sunday Times» появилась карикатура, которая изображает премьера Израиля, возводящего стену между Израилем и Палестиной и использующего при этом кровь палестинцев вместо цемента. Как Вам кажется, возможна ли эскалация конфликта после этого инцидента? И насколько приемлемы подобные приемы в журналистике?



– Руководство «Sunday Times» уже принесло Нетаньяху официальные извинения, и я считаю это правильным. На мой взгляд, в журналистике должны быть четко прописанные нравственные ограничители, через которые нельзя переступать. Журналистам дано в руки очень острое, опасное, иногда обоюдоострое оружие. Надо пользоваться им очень осторожно – особенно в тех случаях (вспомним карикатуры на пророка Мухаммеда), когда это может подействовать на национальную гордость и верования различных конфессий.



 



Беседовала Дарья Хаспекова, программный ассистент РСМД

 


Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какой исход выборов в Конгресс США, по вашему мнению, мог бы оказать положительное влияние на российско-американские отношения в краткосрочной перспективе?

    Ни один из возможных результатов не способен оказать однозначного влияния  
     181 (71%)
    Большинство республиканцев в обеих палатах  
     46 (18%)
    Большинство демократов в обеих палатах  
     27 (11%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся