Популярное в блогах

Дискуссионный клуб

Блог членов РСМД

Блог экспертов РСМД

Песочница

Дайджест РСМД

Все блоги

.

Блоги

22 мая
2015

Юрий Кулинцев: «Один пояс – один путь»: инициатива с китайской спецификой

Автор Юрий Кулинцев, аспирант Центра изучения стратегических проблем СВА и ШОС, Институт Дальнего Востока РАН

 

Концепции Экономического пояса Шелкового пути и Морского Шелкового пути XXI века заложили основы новой внешней стратегии Китая на ближайшую историческую перспективу. Реализация этих проектов, которые были объединены под общим названием «Один пояс – один путь», станет одной из важнейших задач Пекина по оптимизации пространственной структуры экономического развития всего евразийского региона.

 

Обе концепции, выдвинутые председателем КНР Си Цзиньпином осенью 2013 года, первоначально вызвали неоднозначные толкования в политических и научных кругах. Вслед за этим последовала проработка инициативы на экспертном уровне, и постепенно она стала обретать более конкретные формы. Принципы, структура, а также приоритетные направления и механизмы сотрудничества в рамках инициативы «Один пояс – один путь» были четко сформулированы в марте 2015 года в ходе Боаоского азиатского форума. Обнародованный документ, в разработке которого принимали участие Государственный комитет по делам развития и реформ, Министерство иностранных дел и Министерство коммерции КНР, получил название «Концепция и план действий по содействию совместному строительству Экономического пояса Шелкового пути и Морского Шелкового пути XXI века». Заявленная цель этого крупномасштабного проекта – создание новых механизмов экономического развития, которые будут способствовать более эффективному распределению ресурсов в регионе и укреплению рыночной интеграции между государствами Европы, Азии и Африки.

 

The Washington Street Journal

 

Куда пойдут караваны

Идея Морского Шелкового пути XXI века заключается в создании двух маршрутов. Один из них соединит побережье Китая и Европу через Южно-Китайское море и Индийский океан, второй – выведет Китай в Южно-Тихоокеанский регион – опять же через Южно-Китайское море, которое становится одним из ключевых участков этого морского проекта. Готовность отстаивать свои геополитические и экономические интересы в этой акватории Китай начал демонстрировать еще в 2009 году, когда объявил большую часть Южно-Китайского моря своей суверенной территорией.

 

 Экономический пояс Шелкового пути рассматривается как крупномасштабный экономический проект, нацеленный на развитие Западного Китая, а также на расширение связей с зарубежными государствами, особенно со странами Центральной Азии. Суть его  – в создании трансевразийского сухопутного моста и развитии трех экономических коридоров: Северного (Китай – Монголия – Россия), Центрального (Китай – Центральная Азия – Ближний Восток) и Южного (Бангладеш – Китай – Индия – Мьянма, а также Китай – Пакистан). При этом китайцы явно скромничают, ограничивая географическую протяженность Шелкового пути Россией и Ближним Востоком – эти экономические коридоры можно смело тянуть до Западной Европы и Африки.

Инклюзивные аспекты сотрудничества

Опубликованный план действий по совместному строительству «пояса и пути» призывает к координации политических усилий, развитию инфраструктурного взаимодействия, свободной торговле, коммерческой интеграции и укреплению связей между людьми. В одной только сфере инфраструктурного строительства, к которой относятся создание автомобильных и железных дорог, прокладка нефтепроводов и линий электропередач, сооружение мостов и портов, зарождаются огромные финансовые возможности. Эксперты Азиатского банка развития прогнозируют, что к 2020 году потребность в инвестициях в эту сферу составит 8 трлн долларов США.

 

В документе отмечается, что данный проект, открытый для всех стран, международных и региональных организаций, создает значительную инклюзивную платформу для объединения китайской экономики с интересами вовлеченных государств. Как заявил председатель КНР Си Цзиньпин, выступая перед участниками Боаоского азиатского форума в марте 2015 года: «Инициатива «Один пояс – один путь» – это не соло Китая, а симфония заинтересованных сторон». Китай, отмечают авторы концепции, готов вместе с другими странами работать над улучшением содержания инициативы, разрабатывать графики реализации проектов и многосторонние форматы сотрудничества, а также призывает к многополярности и равноправным переговорам по международным вопросам.

 

Разработчики концепции попытались в едином документе представить подробный план действий практически по всем аспектам экономического взаимодействия. Это достаточно трудная задача, учитывая, что проект охватывает несколько десятков стран, в которых проживает более 60% населения планеты, а объем возможного экономического взаимодействия оценивается в 21 трлн долларов США. Механизмы сотрудничества предполагают многоуровневые платформы и многосторонние консультации, подписание меморандумов о взаимопонимании, выработку совместных дорожных карт и запуск двусторонних пилотных проектов. Также предлагается в полной мере задействовать потенциал уже имеющихся двусторонних механизмов взаимодействия – объединенных комитетов, совместных комиссий и координационных групп, созданных с участием Китая и других государств, прежде всего – соседних стран. Для усиления коммуникационной составляющей сотрудничества и привлечения новых стран предусматривается использование возможностей существующих международных площадок – ШОС, АСЕАН плюс Китай (10+1), АТЭС, Форума «Азия — Европа», Азиатского диалога по сотрудничеству, СВМДА, ЦАРЭС. Конструктивная роль в развитии инициативы отводится также международным выставкам и форумам на региональном и субрегиональном уровнях.

 

Выдвинутая Китаем инициатива, отражающая идеалы и ценности всего человеческого сообщества, — попытка поиска новой модели международного взаимодействия, которая даст положительный импульс мировому развитию и будет способствовать поддержанию всеобщего мира на планете. Китай не претендует на экономическую гегемонию и не заявляет о своей исключительности. Теоретические основы, на которых базируются главные положения концепции, согласуются с основными целями Устава ООН и пятью принципами мирного сосуществования. Проект полностью открыт для участия всех членов международного сообщества и не ограничивается территорией, исторически относящейся к древнему Шелковому пути.

 

Анализ предложенного варианта действий по совместному строительству «пояса и пути» показывает, что от реализации проекта Китай ожидает расширения масштабов своей открытости внешнему миру и укрепления взаимовыгодного сотрудничества со странами-участниками. Не менее важную роль в проекте играет и реализация  геополитических целей КНР, а именно – расширение взятых Пекином на себя политических обязательств и международной ответственности в соответствии со своими экономическими способностями. В общих положениях концепции прямо указано, что Китай готов вносить более весомый вклад в развитие всего человечества.

 

Вместе с тем необходимо осознавать наличие вызовов и рисков, возникающих в ходе совместной реализации инициативы. Развитие транспортных магистралей и создание высокоскоростного транспортного коридора для транзита китайских грузов в Европу может привести к снижению загруженности российского Транссиба и БАМа, а фокус на развитии сырьевых проектов может стать причиной полной экономической зависимости других участников кооперации от более сильного в финансовом плане партнера.

 

В Центральной Азии пересекаются интересы крупнейших мировых держав. Разработано уже несколько концепций развития этого региона. От того, какая из них будет реализована, зависит направление мирового экономического развития в ближайшем десятилетии. Пока больше шансов на претворение в жизнь имеют концепции России и Китая. По итогам майского визита председателя КНР в Москву главы двух государств подписали заявление о сопряжении строительства Евразийского экономического союза и Экономического пояса Шелкового пути.

 

REUTERS/China Daily

 

Сообщество общей судьбы

Структурная составляющая китайского проекта – применение такого формата сотрудничества, при котором выиграют все участники. При этом китайское правительство готово давать гарантии многосторонней открытости, способствовать практическому взаимодействию во всех сферах и тем самым формировать «сообщество общей судьбы». Кстати, программная речь Си Цзиньпина на церемонии открытия Боаоского азиатского форума так и называлась: «Шаг к сообществу общей судьбы, создание нового будущего Азии». В экспертных кругах принято считать, что в выступлениях председателя КНР не бывает случайных терминов. Провозглашенный им тезис рано или поздно будет претворен в жизнь. Когда – это уже второстепенный вопрос.

 

По мнению разработчиков концепции, страны, расположенные в регионе «пояса и пути», обладают уникальными ресурсами, их экономические базы дополняют друг друга, и у подобного сотрудничества есть огромный потенциал и пространство для развития. С этим трудно не согласиться, но необходимо учитывать, какие из стран получат наибольшую пользу от подобного взаимодействия. Если говорить о России, то ей участие в проекте принесет развитие инфраструктуры, дальнейшую диверсификацию направлений поставков энергоносителей и укрепление инвестиционного сотрудничества с КНР. Страны Центральной Азии обладают большим транзитным потенциалом. Казахстан за счет своего географического расположения в центре Евразии может стать оптимальным наземным транспортным звеном в цепочке Европа – Россия – Китай. Узбекистан получает возможность стать крупным логистическим центром для грузопотоков из Туркмении, Афганистана, Ирана и получать доходы от транзита грузоперевозок. Пекин же сможет усилить свои позиции в Центральной Азии и замкнуть на себе грузопоток из Юго-Восточной Азии на Европу. Его дополнительное преимущество – значительные финансовые ресурсы.

 

В современном мире развитие экономики напрямую зависит от инвестиций. Для финансирования региональных проектов прагматичный Китай еще в 2013 году выступил с инициативой создания Азиатского банка инфраструктурных инвестиций (АБИИ), и не случайно детали концепции «Один пояс – один путь» были опубликованы лишь за три дня до окончания срока подачи заявок на присоединение к этой финансовой организации. Вопреки ожиданиям некоторых экспертов, Россия в последний момент заявила о своем намерении участвовать в Азиатском банке инфраструктурных инвестиций наряду с более чем 50 странами, которые также выразили желание присоединиться к банку.

 

В заключительных разделах концепции отмечается, что в течение полутора лет, прошедших с тех пор, как Си Цзиньпин впервые анонсировал стратегическую инициативу, правительство Китая занималось активным воплощением в жизнь этого грандиозного проекта. Концепция обсуждалась с лидерами зарубежных государств и на международных встречах, новый Шелковый путь становился главной темой ряда симпозиумов и форумов, были подписаны меморандумы о взаимопонимании и согласованы планы экономического взаимодействия, была оказана коммуникационная поддержка по ключевым проектам сотрудничества. Выдвинутое Китаем предложение о создании Азиатского банка инфраструктурных инвестиций и Фонда Шелкового пути уже приносит первые результаты. К АБИИ, уставной капитал которого, скорее всего, будет увеличен до 100 млрд долларов, помимо азиатских стран присоединился и ряд ведущих западноевропейские государств – Германия, Франция, Италия, Великобритания. Из 40 млрд долларов уставного капитала Фонда Шелкового пути
10 млрд уже поступили на счет и будут направлены на реализацию инвестиционных проектов.

 

Подводя итог вышесказанному, необходимо отметить, что в концепции и плане действий по содействию совместному строительству Экономического пояса Шелкового пути и Морского Шелкового пути XXI века ясно прописаны принципы и структура будущего объединения, обозначены приоритеты и механизмы сотрудничества. В концепции отсутствует описание конкретных проектов, за исключением упоминания АБИИ, Фонда Шелкового пути и нескольких мероприятий в сфере гуманитарного сотрудничества, таких как международный кинофестиваль Шелкового пути и книжная ярмарка Шелкового пути, что вызывало разочарование определенной части экспертного сообщества. Объяснение того, почему в документе приводятся в основном качественные характеристики, а количественные показатели отсутствуют, заключается в его названии – концепция подразумевает отражение только базисных идей и основных векторов.

 

Теперь ученым и экономистам предстоит определить критерии, позволяющие относить конкретные проекты двустороннего и многостороннего сотрудничества к инициативе «Один пояс – один путь», а участвующим в проекте странам – разработать общий план действий на основе заявленных принципов, механизмов и приоритетов.

 

Китайская инициатива «Один пояс – один путь» —  долгосрочный проект, нацеленный на содействие интеграции международного сообщества. Она хорошо вписывается во внеблоковый характер внешнеполитических отношений Китая, не ставит целью создание какого-либо альянса против одной или группы стран, а с точки зрения экономического взаимодействия, – обеспечивает прозрачность и открытость. Китай готов будет совмещать эту инициативу со стратегией развития других сторон и координировать ее с имеющимися региональными механизмами сотрудничества.

 

При этом перед Россией будет стоять сложная задача сохранения своего политического влияния и экономических позиций в Центрально-Азиатском регионе. Наиболее перспективным представляется вариант действий, при котором Москва будет искать точки сопряжения китайской инициативы «Один пояс – один путь» с Евразийским экономическим союзом и ШОС. Остальным региональным игрокам, участвующим в проекте, предстоит оценить, насколько равным окажется сотрудничество и что им придется отдать взамен инвестиций, которые обещает Пекин.

 

Для международного сообщества инициатива «Один пояс – один путь» может означать начало нового финансового миропорядка. Успешный запуск АБИИ позволит наиболее динамично развивающимся государствам Азии получать инвестиции от финансового института, который не ставит обязательным условием следование прозападным моделям развития. Следствием этого может стать снижение роли МВФ и Всемирного Банка, которые до сих пор обеспечивали финансовое преимущество западных стран в мировой экономике. В случае успешной реализации китайский проект станет одним из главных факторов формирования международных отношений нового типа, основополагающим мотивом которых будет сотрудничество и выигрыш всех участников на основе новой мировой финансовой архитектуры.

 

Комментарии (всего 1)

22 мая
2015

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ЭКСТЕРНАЛИИ ВЕЛИКОГО ШЕЛКОВОГО ПУТИ

Нами в Евразийском экономическом клубе ученых разработана Дорожная карта по сопряжению транспортных коридоров в Евразии (т.н. "чашка спаггети" инфраструктурных проектов). А это и Новый Шелковый путь и Трансъевразийский пояс RAZVITIE. Существуют развилки проблемы безбилетника для некоторых стран, а также частичного участия российских институциональных инвесторов. Также хотелось затронуть вопрос по обеспечению кибербезопасности нарождающейся инфраструктурной обвязке. Наращивание новых телекоммуникационных каналов жизненно необходимо для последующей экономической и бизнес-активности на всем протяжении Пути. Плотная ткать ИКТ-сухожилий должна быть вплетена, в частности, в железнодорожную инфраструктуру. Уже с 2006 г. такие китайские компании как ZTE и Huawei актуализировали такую работу в Афганистане и Таджикистане. Стоит и отечественным IT-гигантам подключаться, иначе рискуют остаться на обочине.

Евгений Тищенко

Ответить