Комментарии экспертов РСМД

Андрей Лямзин: Ожидание войны

1 Сентября 2016
Распечатать

Ожидание войны

Война окружала советского человека повсеместно и ежечасно. Можно даже сказать, что она формировала и определяла его картину мира. Битва за урожай, за показатели, трудовой и любовный фронт, всё мерялось военным аршином. Таким был не только язык той эпохи, но и внутренняя пружина всех происходящих событий, ведь согласно большевистской идеологии, всем движет не любовь или абсолютный дух, а классовая борьба. После Революции счастливая и свободная Страна Советов окружена несметными полчищами врагов, от которых её необходимо бдительно охранять с оружием в руках.

Застав самый конец советской эпохи, я очень хорошо помню это ощущение, эту модель и схему жизни, которой учили и формировали многочисленные фильмы и книги о Великой Отечественной войне, согласно которой единственной схемой достойной молодого человека было сражаться за Родину до последнего патрона и в случае окружения подорвать себя последней гранатой… Именно так делали почти все герои отечественного военного кино. Жизнь же, как всегда, приготовила коварную шутку. Оказалось, что сражаться и погибать за Родину вовсе не обязательно, а нужно просто жить. Вот к этому я и многие мои товарищи оказались не готовы… Пришлось и до сих пор приходится на ощупь искать путь к простой человеческой жизни.

Говоря о долгом пути военного кино к человеку, хотелось бы начать с предвоенных лет. В то время идея большой войны постоянно витала в воздухе. Можно образно сказать, что советский человек рождался с мыслью о войне. Схема грядущей войны была достаточно проста и понятна. Именно она нашла своё отражение в чрезвычайно любопытном фильме «Если завтра война» 1938 г. Примерно год он демонстрировался в кинотеатрах всего Советского Союза, пока не был подписан Пакт Молотова-Риббентропа.

Наметившееся потепление в отношениях с Германией потребовало пересмотра репертуарной политики, поскольку намёки на возможную агрессию с её стороны были слишком прозрачными. И это не единственный пример. Военно-фантастические фильмы были в СССР достаточно распространённым жанром. Можно вспомнить картины 1939 г. «Танкисты», «Эскадрилья № 5» и некоторые другие[1].

Вообще, этот фильм, как и другие подобные, оказался очень неудобным, его до сих пор редко показывают и он практически неизвестен массовому зрителю. Неудобен он тем, что показывает слишком много того, что после Великой Отечественной очень хотелось бы забыть, поскольку это совершенно не укладывалось в устоявшуюся схему начала и кануна войны.

Первый сюжет связан с демонстрацией несокрушимой мощи Рабоче-крестьянской Красной армии. Действительно, обильно вплетённые в ткань фильма материалы съёмок предвоенных манёвров Киевского Особого и других военных округов производят глубокое впечатление количеством и боевыми характеристиками бронетанковой и авиационной техники. Следует заметить, что все эти стальные полчища  танков и бронемашин не были выдумкой советских режиссёров во главе с Е.Л. Дзиганом. Не случайно заголовок фильма гласит, что он снят на «хроникальном материале». Вся эта мощь была в распоряжении Красной Армии.

В этом, например, отличие от знаменитого киноказуса в классическом «Броненосце Потёмкин» С. Эйзенштейна, где знаменитый режиссёр поставил в тупик западных военно-морских экспертов сценой того, как революционный броненосец прорезает строй правительственной эскадры. Аналитики не могли понять, откуда у Советов в 1925 году столько дредноутов. А режиссёр всего лишь смонтировал западную хронику.

«Если завтра война» показывает военную мощь довольно близко к реальности. Но тогда у будущего зрителя возникает вопрос: «Куда делась эта военная мощь в июне 1941-го»? Как это объяснить, что страна, имевшая танков больше, чем все страны мира вместе взятые отступала до Волги? При Сталине это объясняли внезапностью нападения. При Хрущеве начали говорить о том, что танки эти были слабыми, стояли в ремонте и так далее. Но достаточно посмотреть фильм и станет ясно, что они были, их было много, они могли ездить и даже стрелять!

Второй сюжет вступает в противоречие с устоявшейся послевоенной точкой зрения о том, что люди были не готовы к войне морально, она стала для них неожиданностью. Между тем, если внимательно присмотреться в образу агрессора, напавшего в фильме на Советский Союз, то становится вполне очевидным, что агрессором в будущей войне будет Германия и её союзники. В фильме будущий враг называется объединённой армией нескольких европейских держав. Символом этой армии является трёхконечная свастика, солдаты и офицеры носят немецкую форму с характерными «штальхельмами», говорят по-немецки. Подобные намёки присутствовали и в других фильмах аналогичного жанра. Можно также упомянуть и классический фильм С. Эйзенштейна «Александр Невский», вышедший на экраны в том же 1938 г., где чрезвычайно ярко воссоздан образ германского нашествия. Таким образом, фашистская Германия, вполне явственно маркировалась как враг и потенциальная страна-агрессор.

Третий сюжет, присутствующий в фильме, затрагивает тему ещё более крамольную – нацеленность советской внешней политики на экспорт революции. По сюжету, после провокационного нападения фашистов на нашу страну, Красная Армия идёт в Европу на освобождение восставших трудящихся Германии и других стран от капиталистического гнёта. Рабочие Европы поднимают восстание и с красными знамёнами в руках ждут подхода советских войск.

В послевоенном Советском Союзе не часто вспоминали романтические строки Павла Когана, написанные перед войной:

«Но мы еще дойдем до Ганга, 

Но мы еще умрем в боях, 

Чтоб от Японии до Англии 

Сияла Родина моя»[2].

А предвоенная советская внешняя политика трактовалась исключительно в миролюбивом ключе, не как попытки экспорта революции, а как стремление к созданию системы коллективной безопасности в Европе.

Шок

Но тут грянула война. Она оказалась далёкой от предвоенных схем как Советский Союз от коммунизма. Кровавая мясорубка, унёсшая десятки миллионов жизней советских людей вызвала глубокий  посттравматический шок у всех участников войны, как у солдат, так и у идеологов[3]. Среди его симптомов можно назвать следующие: 1) частичную амнезию, человек с трудом может вспомнить все детали произошедшей трагедии, часто подсознательно вытесняя эти воспоминания; 2) Повышенная тревожность, возвращение трагических воспоминаний; 3) раздражительность и агрессивность; 4) чувство вины перед погибшими, за то, что выжил.

Лечение такой травмы не только медикаментозное, но в значительной степени психологическое. В общих чертах можно сказать, оно сводится к осмыслению этого негативного опыта и через признание такого опыта своим, принятие себя, может быть плохого или представшего в негативном свете, униженным, испуганным. Главное, это принять себя таким, какой есть. Одним из приёмов является проговаривание, рассказ о пережитом. Это помогает освободиться и преодолеть своё прошлое, свои кошмары.

Если в таком ключе посмотреть на советское кино о войне, то следует признать, что проговаривание и принятие своих страхов и своих ошибок идёт крайне медленно и очень неохотно.

Идеологические схемы советского периода и их авторы старались не замечать, вытеснять из сферы публичного обсуждения всё, что в них не укладывалось. Тревожность выплёскивалась в периодическом возвращении к болезненным эпизодам истории войны, это прежде всего партизанское движение, деятельность подпольщиков. Характерным примером может служить картина «Молодая гвардия» 1948 г.

Своеобразным примером частичной амнезии может служить знаменитая двухсерийная лента «Падение Берлина» 1949 г. При наличии больших технических возможностей для реконструкции событий она отличается удивительным невниманием к деталям. Во время парада 7 ноября 1941 г. нет снега, а по Красной площади идут тяжелые танки ИС-3, не успевшие даже повоевать в войне. Небо Москвы уже в 1941 г. защищают Ла-5, появившиеся в 1943-м, Сталин прилетает в Берлин на американской «Летающей крепости».

Впрочем, точность не требуется от иконы сталинского культа, которой стал этот фильм. Главный действующий герой картины, это Сталин  и его апостолы-генералы. Всё остальное - фон, на котором единственным живым персонажем выглядит герой Бориса Андреева солдат Алексей Иванов. Все участники этого идеографического произведения живут и идут в бой со Сталиным на устах. Практически все сцены и персонажами выглядят достаточно плоскими, но это сродни обратной перспективе русской иконописи.

Освобождение

Годы «оттепели» немного откорректировали сталинские схемы Великой Отечественной войны. Он перестаёт быть богоподобным, но остаётся как организатор борьбы с врагом, особенно эта роль подчёркивается в 70-80-е гг. Создаются батальные полотна, в которых вершителями истории продолжают оставаться полководцы. Они уже не апостолы богоподобного Сталина, но их вклад в победу видится решающим. Такова киноэпопея «Освобождение» (1969-72) Ю. Озерова и его же «Битва за Москву» (1985).

Режиссеры начинают проговаривать то, что было в душе обычного человека, его чувства и переживания. Тут можно вспомнить и «Судьбу человека» и «Летят журавли» и «Белорусский вокзал» и многие другие картины, которые говорят о простых человеческих чувствах- любви, верности, одиночестве, чувстве вины.

Особенностью многих советских фильмов о войне стало то, что право на сочувствие понимание и сострадание имели как правило советские люди в советской форме. В этом смысле выделяется знаменитый сериал «17 мгновений весны» (1973), главный герой которого советский разведчик большую часть экранного времени носит чёрную форму СС. В этом фильме может быть в наиболее концентрированном виде и наиболее графично подана проблема человеческого одиночества. Главный герой лишен родной одежды, формы, жены, Родины, языка, не соприкасается с родной культурой и при этом остаётся нашим. Как ему это удаётся? И даже важнее, как ему удаётся оставаться человеком?

Среди фильмов, которые пытаются осмыслить и по-настоящему понять человека в наиболее сложные и неудобные моменты нашей истории войны хотелось бы выделить ещё две картины. «Танк Клим Ворошилов-2» (1990) вышел пограничное время на излёте перестройки. Он стал своего рода метафорой того, как народ Советского Союза, в лице жителей маленького городка, всем миром вытаскивает огромный как Левиафан танк КВ-2.  В фильме хорошо показан хаос и распад государственной системы, но и показаны люди, которые несмотря ни на что объединяются вместе и продолжают сражаться. При этом в фильме практически нет войны. А форму носят всего два человека, но есть люди, которые жертвуют собой ради других людей не по каким-то идеологическим причинам, а потому что надо.

Фильм «Свои» Д. Месхиева, вышедший на экраны в 2004 г., ценен тем, что не только отличается достоверностью деталей и натурализмом боевых эпизодов, но и попыткой понять поведение человека в сложнейшей запутанной ситуации окружения, плена и оккупации. Авторы фильма не навешивают ярлыков, а спокойно показывают, что настоящей ценностью должен быть человек. Через образ старосты деревни, которого играет Б. Ступка, авторы показывают, что спасти обычного человека не менее важно, чем завербовать, например, агента. В этом смысле образ старосты Ивана Блинова сродни образу Штирлица. Богдан Ступка необычайно талантливо показывает непрестанную работу мысли и то как его герой разыгрывает сложнейшую шахматную партию, чтобы спасти своих родных дочерей, сидящих у немцев в заложниках, своего сына, сбежавшего из плена и ставших  своими чекиста Анатолия и комиссара Лившица.

Именно об этом, о «сбережении народа» говорил непонятый и нелюбимый многими А.И. Солженицын. Впрочем, дело не в великих именах, а в том, что национальная идея современной России не где-то далеко в истории или высоко в небесах. А она здесь, на земле. Она в том, чтобы понять и принять себя и беречь своих.

Федоров А.В. Советская кинофантастика о войне и космосе: герменевтический анализ. - http://www.cinematheque.ru/post/145894

2 Коган П. Лирическое отступление (из романа в стихах).- http://militera.lib.ru/poetry/russian/kogan/02.html

3 Посттравматический стресс.- https://www.omh.ny.gov/omhweb/russian/booklets/ptsd.html

Благодарим за помощь в подборе ссылок на кинофильмы Анну Меремьянину.

Поделиться статьей

Текущий опрос

У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?

Прошедший опрос

  1. Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?
    Необходимо ускорить темпы евразийской интеграции в рамках сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса — одного пути»  
     71 (28%)
    Развивать сферу двусторонних экономических отношений и прикладывать больше усилий для роста товарооборота между странами  
     71 (28%)
    Развивать гуманитарные связи, чтобы народы обеих стран лучше понимали друг друга  
     45 (18%)
    Создавать новые двусторонние политические механизмы для более тесного политического сотрудничества  
     32 (13%)
    Повысить эффективность координации действий в многосторонних международных организациях  
     30 (12%)
    Ваш вариант (в комментариях)  
     3 (1%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся