Блог Полины Забелиной

Кто займется проблемами безопасности в Северо-Восточной Азии?

11 Февраля 2015
Распечатать

Отличительной особенностью региона АТР в целом и Северо-Восточной Азии в частности является отсутствие организации в области безопасности; в то же время субрегион Северо-Восточной Азии характеризуется большим количеством потенциальных или уже существующих конфликтов. Прежде всего, здесь сталкиваются интересы США и КНР, соперничающих за лидерство в АТР. Среди конфликтных очагов можно выделить ядерную проблему Корейского полуострова и Тайваньский вопрос, а также многочисленные территориальные споры между главными игроками, ставшие своего рода «визитной карточкой» региона. Эти конфликты уже давно перестали носить локальный или региональный характер – на сегодняшний день они обладают достаточным потенциалом для того, чтобы в одночасье изменить весь региональный (и, возможно, даже мировой) порядок.

 

Сегодня США выстраивают в АТР систему военно-политических альянсов, так называемую систему «втулок и спиц», где центром являются Соединенные Штаты, а по краям своего рода «зонтика» расположены некоторые страны Азии (Япония, Южная Корея, Филиппины, Таиланд), а также Австралия. Изначально создание системы было обусловлено обеспокоенностью Пентагона возможным уходом некоторых стран Азии из эксклюзивной сферы влияния США. Теперь такие политические шаги больше напоминают тактику по окружению КНР в силу его динамично развивающейся экономики и растущих политических амбиций. Таким образом, Соединенные Штаты стараются упрочить американоцентристскую систему безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе, ссылаясь на то, что именно такой порядок гарантировал стабильность региона во время и после холодной войны, обеспечив тем самым экономический успех азиатских стран.

 

Проблема заключается в том, что, с точки зрения Китая, Соединенные Штаты стараются не только сохранить свои позиции в регионе, поддерживая статус-кво и сохраняя существующий баланс сил, но и проводят наступательную и в чем-то агрессивную политику по созданию военно-политических альянсов. Если рассматривать сложившуюся ситуацию с позиций либеральной парадигмы международных отношений, то политика, которую сейчас активно проводят США в регионе, ведет к возникновению дилеммы безопасности. Эта политика подрывает основы стабильности в регионе, способствует усилению гонки вооружений, эскалации старых и появлению новых конфликтов. Северо-Восточная Азия уже является крупнейшим импортером вооружений в мире. По данным Стокгольмского института исследования проблем мира, военные расходы субрегиона увеличились вдвое за последние десять лет:

 

 

Политика США провоцирует Китай на ответные действия в АТР, а именно на создание «жемчужного ожерелья» из военных баз на побережье Индийского океана (Шри-Ланка, Бангладеш, Мьянма), в строительство которых Китай вкладывает огромные средства[1].

 

Южная Корея и Япония, в свою очередь, делают все, чтобы не остаться беззащитными перед лицом своего стремительно крепнущего соседа. В 2015 году военный бюджет Страны восходящего солнца составит 42 млрд долларов, что на 2% превышает бюджет предыдущего года, который уже считался рекордным[2]. Власти страны пояснили, что такие траты на оборону – следствие напряжённой внешнеполитической обстановки (в первую очередь, осложнение отношений с КНР и наличие непредсказуемого соседа в виде Северной Кореи). Нужно отметить, что в 2014 году кабинет министров изменил трактовку 9 статьи Конституции Японии, предусматривающей отказ государства от угрозы или применения вооруженной силы как способа разрешений международных споров. Теперь Токио вправе направлять Силы самообороны за пределы страны, если на его союзника совершено нападение. Что касается Южной Кореи, то её военные расходы увеличатся в 2015 году на 5% и составят 36 млрд долларов[3]. Кроме того, серьёзные опасения Китая и Российской Федерации вызывает возможность присоединения Южной Кореи к глобальной системе ПРО США[4].

 

Другая головная боль региона – непредсказуемая ядерная политика КНДР. Первые встречи с участием Японии, Южной Кореи и США по вопросу ядерной программы КНДР начались сразу после объявления Северной Кореи о своем желании выйти из ДНЯО. По мере углубления кризиса Страна восходящего солнца принимала в его урегулировании все более активное участие (в т.ч. финансировала строительство легководного реактора в КНДР) и в итоге стала членом Трехсторонней группы по координации политики США, Японии и Южной Кореи в отношении КНДР, предшественницы формата шестисторонних переговоров. С 2003 года существовал механизм Шестисторонних переговоров по поводу ракетно-ядерной программы КНДР, в котором принимали участие уже США, Япония, Южная Корея, Северная Корея, Китай и Россия.

 

Такие страны как Республика Корея, Китай и Россия были глубоко заинтересованы в том, чтобы «шестисторонний механизм эволюционировал в региональную организацию безопасности и сотрудничества, которая заполнила бы вакуум в области многостороннего сотрудничества в регионе и помогла бы сгладить противоречия»[5]. Организация в области безопасности Северо-Восточной Азии могла бы стать площадкой для решения ключевых вопросов региона, в том числе и военно-политических. Однако позиции стран разделились практически поровну, так как Китай и Россия в той или иной степени покровительствовали КНДР, в то время как США и Япония заняли предельно жесткую позицию по поводу северокорейской ядерной программы. Южная Корея не могла четко определить свои приоритеты, что заставляло её менять свою позицию уже в процессе переговоров. Японии, сконцентрировавшей свои усилия на проблеме похищения японских граждан Северной Кореей, удалось поставить эту тему на повестку дня переговоров и даже на более высоком уровне (проблема похищений была включена в резолюции СБ ООН по КНДР)[6], что вызвало раздражение США.

 

Однако основная проблема заключалась в том, что урегулирование северокорейского вопроса оказалось совершенно невыгодным для одного из ключевых участников переговоров, США. Дело в том, что северокорейская угроза служит главным официальным поводом для построения США двусторонних альянсов со странами Азии и создания системы ПРО в регионе; в случае её исчезновения истинные намерения США по «окружению» Китая станут очевидными, что чревато ухудшением отношений между двумя странами.

 

Как известно, шестисторонние переговоры в 2009 году были прерваны, и с тех пор политический диалог так и не возобновился. Несмотря на существование таких платформ для урегулирования региональной безопасности как Совещание министров обороны АСЕАН + 8, Региональный форум АСЕАН, Восточноазиатский саммит, ни одна из них не может занять место шестисторонних переговоров, поскольку все эти форматы ориентируются в первую очередь на страны АСЕАН. Таким образом, Северо-Восточной Азии и ее проблемам в области безопасности не уделяется должного внимания. Никаких альтернатив Шестисторонним переговорам пока не появилось, а это означает, что вакуум в области сотрудничества по вопросам безопасности остается незаполненным. А это, в свою очередь, говорит о том, что в случае внезапного ухудшения обстановки в субрегионе, пространство для политического диалога будет весьма ограничено.

 

 


[1] Китай собирает "жемчужное ожерелье" из военных баз // Известия – 02.04.2007. URL: http://izvestia.ru/news/396542

[2] Банзай! Япония приняла рекордный военный бюджет // РИАНовости – 15.01.2015. URL: http://ria.ru/radio_brief/20150115/1042760608.html

[3] В 2015 году Южная Корея потратит на оборону 36 миллиардов долларов // Российская газета – 18.09.2014. URL: http://www.rg.ru/2014/09/18/korea-oborona-site-anons.html

[4] Сеул подписался под ПРО // Российская газета – 04.09.2014. URL: http://www.rg.ru/2014/09/03/south-korea.html

[5] Толорая Г. Корейский полуостров в поисках пути к стабильности // Мировая экономика и международные отношения. - Январь 2008. - №1. - c. 45-56

[6] Auslin M.R. Japanese Perspectives on the Six-Party Talks and the North Korean Nuclear Crisis // Joint US-Korea Academic Studies. - 2011. - Vol. 21. – p. 200

 

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся