Северные страны

Трудный, сложный, любимый. Разговор с послами Русского мира во Вьетнаме о русском языке

24 Ноября 2015
Распечатать

Небо над Хошимином затянуто облаками, на улице около тридцати градусов тепла – обычная ноябрьская погода для этой части Вьетнама. У белоснежных стен Педагогического университета Хошимина, что на улице Ан Зыонг Выонг, шумит нескончаемый поток мотобайков. До России – без малого десять тысяч километров, и, вместе с тем, она - здесь, нужно лишь подняться на четвёртый этаж учебного корпуса. Там, на факультете русского языка, находится кусочек России – Русский центр, полный фильмов, книг, а главное – молодых вьетнамцев, влюблённых в нашу страну. Через пять минут мне предстоит встретиться с двумя сотрудниками университета, делающими всё возможное для популяризации русского языка и русской культуры, настоящими послами Русского мира. За круглым столом, украшенным вьетнамским и российским флажками, я беседую с директором Русского центра Натальей Борисовной Золкиной и деканом факультета русского языка Фам Суан Май. Русский центр празднует в ноябре пятилетие со дня открытия. Сегодня мы говорим о том, что было сделано за эти пять лет, и я также хочу узнать, какое место русский язык занимает в жизни современного Вьетнама.



- Каковы итоги первой пятилетки работы Центра?

Наталья Золкина: - Главное наше достижение – это увеличение числа вьетнамцев, интересующихся русским языком. Быть может, не такими темпами, как хотелось бы (не всё зависит от нас), но в Хошимине происходит распространение русского языка.

Русский Центр находится на базе факультета русского языка, где учится около семисот студентов. Русскому языку в Хошимине также учат на факультете русской филологии Университета гуманитарных и социальных наук, с которым я также работаю. Тесно сотрудничаем с Обществом вьетнамо-российской дружбы, объединяющим всех русскоговорящих. Эта популярная организация имеет вес в общественной жизни города. Совместно с ними проводим мероприятия, такие, как например девяносто восьмая годовщина Октябрьской революции, празднование Нового года, День Победы, День России и др.



Нашими силами обычно проводят общегородские концерты, в которых активно участвуют вьетнамские студенты-русисты. Я даже могу похвастаться: когда я приехала сюда в 2008 году, на праздниках в Обществе было мало молодёжи и все песни исполняли на английском или вьетнамском языках. Меня это тогда, честно говоря, возмутило, и я сказала: российские праздники должны проходить на русском языке. Как преподаватель университета, я подтянула молодёжь. Так что теперь все мероприятия, которые Общество проводит в местном Доме дружбы, проходят на русском языке, и на них приходит много интересующихся русской культурой молодых людей.

У нас на факультете русского языка растут показатели приёма, в этом году приняли на первый курс сто пятьдесят человек – это немало. Даже те люди, которые поступают по остаточному принципу, в процессе обучения становятся нашими людьми. Почему? Наши вьетнамские преподаватели – энтузиасты своего дела, они искренне любят русский язык, русскую культуру, не один раз бывали в России. Выпускники факультета русского языка, которые не отсеялись в процессе обучения, стали убеждёнными людьми, считающими Россию своей второй родиной, а русский язык – своим вторым родным языком.



Русский центр регулярно проводит тематические занятия для студентов. Я привлекаю молодых людей из России, которые приезжают в Хошимин и выходят на меня в поиске работы и с предложением чем-нибудь помочь центру. Я обычно прошу их подготовить какое-то тематическое занятие для студентов обоих факультетов на ту тему, которая им ближе всего. Например, у нас проходит цикл «Города России» - страноведение, культура, архитектура и так далее. Цикл «Искусство» - это встречи, посвящённые русским художникам, русскому театру, мы показываем видеозаписи нашего балета. Демонстрируем фильмы по произведениям русских писателей, у нас даже есть фильмы с вьетнамским подстрочным переводом, правда, пока мало.

Любимое занятие всех вьетнамских студентов – приготовление русских национальных блюд. Мы устраиваем мастер-классы на тему «Русская национальная кухня», которые пользуются большой популярностью не только у студентов, но и у преподавателей. Готовим вместе с ними, потом вместе всё съедаем - все очень довольны. Ещё один цикл – знакомство с российским кинематографом, мы показываем лучшие отечественные фильмы, особой популярностью пользуется наша советская классика: «Кавказская пленница», «Бриллиантовая рука», «Операция «Ы» «Иван Васильевич меняет профессию».



В месяц у нас проводится обычно четыре-пять мероприятий, недавно с большим успехом провели Международный день учителя. На мероприятия приглашаем представителей российских организаций, работающих во Вьетнаме, активно участвует российская средняя школа совместного российско-вьетнамского предприятия «Вьетсовпетро», российская начальная школа при Генконсульстве. Наши соотечественники, которых мы привлекаем через объявления, в том числе в Фейсбук-группе «Русский центр в Хошимине», приходят, но их пока не так много. Наш народ больше интересуется коммерческими проектами, мы же не имеем средств на коммерческие мероприятия, изыскиваем их сами, работаем своими силами.

- А как обстоят дела с русским языком за пределами университетских стен?

Н.З.: - На сайте фонда «Русский мир» недавно опубликовано интервью руководителя редакции вещания на русском языке государственного телевидения Вьетнама Хоа Хоанг. Она утверждает, что русский язык во Вьетнаме знает только старшее и среднее поколение; я в корне не согласна с этим утверждением. Этот человек сидит в редакции в Ханое и не общается с молодёжью. В Ханое, кстати, русский язык изучают даже в некоторых школах. Извините, если вещать тридцать минут с 23.00 до 23.30, когда почти все вьетнамцы уже спят (они рано ложатся спать), кто будет смотреть такую передачу?

Я не знаю вьетнамского языка, и если здесь, в Хошимине, я попадаю на улице в трудную ситуацию, всегда найдётся человек, говорящий по-русски и готовый мне помочь.
В Хошимине нет российских специалистов по преподаванию русского языка как иностранного, поэтому меня приглашают вести курсы в различных вьетнамских организациях. Международные корпорации, связанные с нефтью, периодически организуют для своих сотрудников курсы русского языка.



Хошимин всегда был проамериканским городом с английским языком, и ситуация кардинально не изменилась. Но мы считаем, что русский язык здесь имеет право на существование и распространение. Язык – не ради языка; прагматичный юг Вьетнама ценит возможности, открывающиеся для развития туризма. Русский язык всегда здесь был, есть и будет, я уверена в этом на сто процентов.

Декан Май: На базе нашего университета действует шесть факультетов иностранных языков: русского, английского, французского, китайского, японского и корейского. Но надо сказать правду: только наш факультет не получает постоянной поддержки из-за границы, финансовой и даже духовной. Мы хорошо знаем, что в каждой стране есть свои проблемы. Может быть, это ещё и политика. Иногда мы, вьетнамские русисты, говорим между собой: почему мы так любим русский язык? Почему мы всё-таки его изучаем, почему учим студентов? Для кого и для чего мы это делаем? Иногда мы чувствуем, что одиноки, но всё равно продолжаем наше дело – распространение русского языка и культуры.



- Миссия?

Д.М.: - Да, миссия – это красивое слово. Наталья Золкина – она молодец, она с нами, она как русская вьетнамка. Всё понимает, перед ней мы откровенны, она как своя. С ней нам легче работать с русским языком. На других факультетах нет такого «спонсора», как у нас.

Но разные российские университеты к нам постоянно присылали преподавателей и до приезда Натальи Золкиной, русскому языку в нашем вузе всегда уделялось большое внимание.

Н.З.: - Вот что от чистого сердца, не с трибуны, говорит специалист. Сейчас пошёл рефрен: у русского языка во Вьетнаме нет будущего. Но надо слушать тех людей, которые работают с языком, живут в нём.

Надо отдать должное, у нас сейчас появился новый Генеральный Консул РФ Алексей Владимирович Попов. Он проявил большое внимание, сразу пришёл к нам на праздник -Международный день учителя, и мы надеемся на помощь со стороны Генконсульства.



Д.М.: - Мне непонятно и, вместе с тем, интересно: почему после короткого времени обучения все всегда влюбляются в русский язык? Все говорят: «Ой, русский язык такой трудный, такой сложный! Мы не можем произносить, читать, писать». А потом влюбляются в русский язык.

- Насколько востребованы выпускники факультета русского языка?

Н.З.: - Наши выпускники востребованы в туристической сфере и не только. Вот только что звонили из фирмы, просили найти сотрудника, человека, владеющего английским и русским языками. К сожалению, мы не всегда можем выполнить подобные просьбы; четырёх-пяти лет обучения всё-таки недостаточно для того, чтобы человек на высоком уровне овладел русским языком, начав изучать язык с «нуля».



- Наверное, для приобретения нужных навыков требуется стажировка в России?

Н.З.: - Когда наши студенты проходят годовую стажировку в Москве, сразу чувствуется совсем другой уровень владения языком. Таких выпускников у нас не так уж много; все они находят высокооплачиваемую работу. В конце учебного года на мой почтовый ящик приходят письма с просьбами рекомендовать хорошо владеющих русским языком выпускников. Обычно на первом месте стоит русский, английский – на втором. Потребность во владеющих русским языком специалистах в Хошимине абсолютно не удовлетворена.

В 2013 году, когда отмечался всплеск туризма из России, все были в панике: обнаружилось, что нет русскоговорящих гидов. Старшее поколение ушло на пенсию и его некем заменить. У нас на факультете увеличился приём, декану Май понадобились дополнительные преподаватели, и она вынуждена была приглашать пенсионеров.



- Насколько велик престиж профессии университетского преподавателя?

Д.М.:- С одной стороны, нам нужны новые сотрудники, а с другой – всё зависит от финансовой политики университета. Сейчас мы можем приглашать русистов и платить им за один учебный час (это сорок пять минут) только десять долларов. Это очень низкая плата, но что делать – у нас государственный университет. Поэтому найти сотрудников уже сейчас нам очень трудно. У нас работают из любви к русскому языку. Я, например, могла бы жить, не занимаясь русским языком, но что делать – у меня нет другого выбора.

Н.З.: - Декан Май имеет в виду, что материально она совершенно обеспеченный человек и работает здесь только из своей любви к русскому языку. Кстати, на факультете преподавательницы в основном финансово независимы.



Д.М.: - И Наталья Золкина тоже сидит здесь не ради денег.

Н.З.: - У нас подобрался действительно хороший коллектив энтузиастов, искренне любящих русский язык, Россию.

- Это всё зависит от руководства, которое любит русский язык, любит своё дело...

Д.М.: - Это всё, может быть, зависит от коммунизма.

Н.З.: - Вы знаете, я согласна с деканом Май. Мы, советские педагоги, всегда тоже работали почти бесплатно, работали хорошо. Нам с мужем очень нравится во Вьетнаме, потому что люди здесь – советские, Вьетнам – социалистическое государство. Да, конечно, здесь есть зачатки капитализма, но самое главное осталось.

Д.М.: - Дух.



Н.З.: - Дух, атмосфера. Мы как будто вернулись на машине времени в СССР. И потому мы чувствуем себя комфортно. Ни я, ни муж не знаем вьетнамского языка, но это нам не мешает. Потому что у нас душевное родство, общность, одни взгляды на моральные ценности. Я здесь живу среди вьетнамского народа, вокруг меня иностранцев очень мало. Вам, кстати, никогда не кричали вьетнамцы «линсо, линсо»?

- Да вроде бы нет

Н.З.: – Когда меня спрашивают, не из России ли я, отвечаю на это утвердительно. Россия по-вьетнамски – «Нга». И мне тогда сразу говорят – «линсо», что значит – советские. Это ассоциация с теми немногочисленными представителями СССР, что работали здесь в 80-ые годы. Во Вьетнам для ремонта приходили суда. А я приехала в 1980 году как первый советский преподаватель, потому слово «линсо» мне хорошо знакомо.

Я приехала в 1980 году, работала здесь же, в Педагогическом институте, который только что открыли. Уехала через два года и вернулась во Вьетнам в 2008 году. Тогда и сейчас было разное время: развитие Вьетнама идёт семимильными шагами. Что здесь было в 1980 году, я говорить не хочу, было страшно выйти на улицу.



- Сколько лет длится подготовка учителя русского языка?

Н.З.: - Студенты заканчивают бакалавриат за четыре с половиной года (полгода длится практика) и те, кто хочет учиться дальше, направляются в Россию в магистратуру.

Д.М.: - У наших студентов две практики по русскому языку: на третьем курсе (четыре недели в школе) и окончательная практика на четвёртом курсе. Раньше педпрактика длилась пять недель; по новой учебной программе студенты в итоге проводят в школе десять недель.



Н.З.: - Практику проходят в российских школах, здесь их две, начальная и средняя. Погружаются в языковую среду и возвращаются на учёбу в университет практически без языкового барьера.

- Проводится ли во Вьетнаме, как в России, реформа высшей школы?

Д.М.: - Раньше наша учебная программа разделялась по семестрам, а сейчас – по кредитам. В этом году также вводят тестовые вступительные экзамены, аналог российского ЕГЭ.

Н.З.: - Я много лет проработала в российском университете, и меня в своё время потряс в ЕГЭ такой вопрос: «какого цвета был пиджак у Чичикова?» Неужели это так важно?

- В Скандинавии, да и в остальной Европе, в отличие от российских вузов, студенты находятся, как говорится, в свободном плавании, самостоятельно контролируя свою успеваемость. Чем отличаются от российских университетов вузы Вьетнама?

Н.З.: - Тут контроль жёсткий, даже декан Май признаёт, что на факультете очень строгие преподаватели. До конца обучения доходит не так много учащихся, из семидесяти – восьмидесяти остаётся порой человек двадцать. В отличие от России, здесь не разрешается бесконечное число раз пересдавать один и тот же экзамен.



Д.М.: - Жёсткая политика или нет, но некоторые студенты объективно не в состоянии продолжать своё обучение. Система есть система, мы не можем идти в обратную сторону. За деньги восстановление отчисленных студентов у нас невозможно. Если студент не сдал один-два экзамена – это можно понять, но если он не сдаёт третий, то на этом – всё.
У нас на факультете студенты занимаются пять лет; при необходимости университет даёт ещё два дополнительных года. Семь лет – это максимальный срок обучения.

Н.З.: - В Национальном университете на факультете русской филологии существует платная форма обучения, студенты платят, по-моему, сто долларов в год.

Д.М.: - У нас для студентов педагогического профиля нет платной формы обучения; студенты других специальностей платят сто или двести долларов в год. Это очень дёшево.

- Существует ли распределение выпускников?

Н.З.: - Нет, они самостоятельно ищут работу, но мы им в этом помогаем, рекомендуем работодателям.

- Как и в России, на учителей идут учиться преимущественно девушки?

Н.З.: - Молодых людей мало, но это – хорошие молодые люди, очень воспитанные. Мне кажется, что только духовно богатый человек может пойти учиться на педагога. Наши прекрасные молодые люди – мои первые помощники: они помогают обращаться с техникой, если надо, могут даже сделать какой-то мелкий ремонт.



- Интересно, пользуются ли ваши студенты шпаргалками?

Н.З.: - Нет, здесь очень хорошая дисциплина. Недавно я принимала зачёт, из тридцати восьми человек положила на стол учебное пособие, чтобы списывать, только одна студентка.

- В России, к сожалению, сейчас многие недобросовестные студенты пользуются на экзамене микронаушниками.

Н.З.: - Во Вьетнаме никакого жульничества со стороны студентов нет, это вопрос дисциплины.

- Насколько активно ваши студенты пользуются Интернетом?

Н.З.:
 - Они все ходят с планшетами и ноутбуками. Здесь, кстати, техническая оснащённость у молодёжи, на мой взгляд, выше, чем в России.

- Меня очень удивило, что во вьетнамских кафе, среди непритязательного быта, люди сидят в Интернете с телефонов и планшетов.

Н.З.: - Совершенно верно. А вы обратили внимания на телевизоры? Какая-то «хижина дяди Тома» – и телевизор новейшего поколения. Во всех кафе есть телевидение и WiFi.



- Насколько часто ваши выпускницы выходят замуж и не работают?

Н.З.: - По-разному. Если девушка хорошо вышла замуж, то она, как правило, не работает...

Д.М.: - В деревне не работают, а в городах у нас нет такой традиции. Молодые женщины работают, они очень самостоятельные.

Н.З.: - Молодые поколения хотят работать, но семья у вьетнамцев стоит на первом месте. Надо ещё сделать поправку на то, что декан Май у нас суперэмансипированная женщина, и здесь на факультет подобрались такие же преподавательницы.



- Существуют ли во Вьетнаме русскоязычные СМИ?

Н.З.: - В Хошимине только получасовое вещание на одном единственном канале VTV4, причём это новости не только из России.

- Я смотрел эту передачу и был удивлён, насколько хорошо диктор говорит по-русски.

Н.З.:
 - Говорят они хорошо потому, что есть небольшой процент вьетнамцев, которые родились или провели детство в России, а потом вернулись во Вьетнам. Русский для них – второй родной язык. Не забывайте, что вьетнамцев много в Москве и в некоторых других городах.

- Транслируются ли во Вьетнаме российские каналы?

Н.З.: - Кабельное телевидение с нашими программами есть в городе Вунгтау, но в Хошимине его почему-то нет, так говорят сами вьетнамцы. Такое ощущение, что физическому распространению нашего дорогого русского языка мешает кто-то наверху. Во Вьетнаме много русскоговорящих, особенно среди людей среднего и старшего поколения. Все они учились в СССР, а потом в России. Хошимин со своими девятью миллионами населения – самый крупный город во Вьетнаме и один из крупнейших городов Юго-Восточной Азии. Когда мы приходим в Дом дружбы, мы видим, как много людей говорят здесь по-русски.

Д.М.: - По кабельному телевидению идут передачи почти что на всех языках, кроме русского. Передачи на русском перестали показывать несколько лет назад. Возможно, это объясняется тем, что количество говорящих на русском языке уменьшилось. Но при этом транслируются передачи на немецком и испанском языках.



Н.З.: - Хорошо, но зачем во Вьетнаме нужна программа на хинди, ведь это же не Сингапур. Наши студенты спрашивают: «Где мы можем посмотреть передачи на русском языке?», а мы отвечаем: «Нигде». Пять лет назад, когда Русский центр находился в другом помещении, мы могли не в записи смотреть парад Победы из Москвы 9 мая по телевизору. Мы с удовольствием посмотрели бы со студентами что-то вживую, но уже три-четыре года у нас такой возможности нет.

- Будем надеяться, что ситуация изменится. Уважаемая декан Май, уважаемая Наталья Борисовна, благодарю за интересную беседу! Спасибо за ваше неравнодушие!

P.S. Искренне признателен авиакомпании "S7 Airlines" за помощь в подготовке материалов из цикла "Нескандинавия: Мой Вьетнам".

 

Впервые опубликовано: СКАНДИНАВИЯ.ЖЖ.РФ

 

 

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?
    Необходимо ускорить темпы евразийской интеграции в рамках сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса — одного пути»  
     71 (28%)
    Развивать сферу двусторонних экономических отношений и прикладывать больше усилий для роста товарооборота между странами  
     71 (28%)
    Развивать гуманитарные связи, чтобы народы обеих стран лучше понимали друг друга  
     45 (18%)
    Создавать новые двусторонние политические механизмы для более тесного политического сотрудничества  
     32 (13%)
    Повысить эффективность координации действий в многосторонних международных организациях  
     30 (12%)
    Ваш вариант (в комментариях)  
     3 (1%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся