Северные страны

"Вьетнамцы – хорошие люди". Интервью дипломата, проведшего во Вьетнаме семнадцать лет

25 Января 2016
Распечатать

За плечами моего собеседника – служба в центральном аппарате МИД, командировки в Сенегал и Вьетнам. Год назад Чрезвычайный и Полномочный Посланник 2-го класса Алексей Попов вернулся в Социалистическую Республику Вьетнам в качестве Генерального консула Российской Федерации в городе Хошимин. В свободное от работы время интереснейший собеседник, эрудит и любитель истории Алексей Владимирович проводит настоящие исторические изыскания по теме российско-вьетнамских связей. В общей сложности, признаётся мне Алексей Попов, в его копилке – семнадцать лет "чистого" Вьетнама, семнадцать лет командировок в страну, в которую невозможно не влюбиться. Алексей Владимирович рассказывает читателям блога "Скандинавия" о Вьетнаме и вьетнамцах, и мы говорим с ним о быте, культуре, истории, политике.



- Алексей Владимирович, Вьетнам России друг?

- Впервые я оказался во Вьетнаме в 1983 году, потому с полной ответственностью могу сказать: Вьетнам - наш близкий друг и партнёр в политическом, экономическом плане, в плане людских отношений. Вы, наверное, почувствовали на себе искреннее, положительное отношение вьетнамцев к россиянам. Такое редко где бывает. Я наблюдал за Вьетнамом и тогда, когда он был одной из беднейших стран в мире, наблюдаю за ним и сейчас, когда это уже быстро развивающееся государство, даже не "тигрёнок", а подрастающий азиатский "тигр". Рост ВВП в 2015 году составил 6% и это реальные, не дутые цифры; а на 2016 год они прогнозируют 6,7% роста. Хошимин и южные провинции Вьетнама дают до 9% роста ежегодно в течение последних пяти лет.

- За счёт чего такие показатели?

- Вьетнам – развивающийся рынок, интересный для всех. Посмотрите хотя бы публикации местных центральных газет: ежедневно сюда приезжают руководители разных государств. Только что завершился визит лидера Китая Си Цзиньпина [интервью взято в начале ноября 2015 г.], на той неделе ваш покорный слуга был на приёме у президента Исландии, потом на концерте у президента Италии. Сейчас во Вьетнам ждут президента США Барака Обаму.


На улицах Хошимина

Страна маленькая, вьетнамцы потому всегда хорошо понимают, что необходимо традиционное лавирование между центрами силы. Мудрые и опытные вьетнамцы преуспели в выстраивании политики баланса сил. Лозунг о том, что Вьетнам должен дружить со всем миром – это не просто слова, это руководство к действию, к тому, чем они и занимаются в течение сорока лет после освобождения.

- Почему на юге Вьетнама экономика развивается самыми быстрыми темпами?

- Нельзя говорить только про Хошимин, надо упомянуть и соседние провинции южного индустриального округа. В чем-то они близки, в чем-то различны. Здесь действует большое количество, десятки, практически даже сотни различных индустриальных экспортных зон, где можно увидеть самые современные предприятия. В октябре у нас побывал губернатор Московской области Андрей Воробьев, делегация посетила две экономические зоны, одну – на одном конце города, вторую – на другом. Наши специалисты ахнули, когда увидели, например, производство медицинских имплантов.

- Это самые настоящие инновационные технологии...

- Смотрите сами: наш рынок достаточно давно заполнен вьетнамской электроникой, тот же "Самсунг" активно собирает во Вьетнаме много своей техники, "Панасоник", перебазировавший сюда производство из Малайзии, десятилетиями производит телевизоры. В Китае, в связи с конъюнктурой рынка, рабочая сила дорожает, наблюдается тенденция перевода производства, в том числе и во Вьетнам.


Один из многочисленных салонов с техникой Apple, Хошимин

- Алексей Владимирович, расскажите, пожалуйста, о здании консульства.

- Вьетнамцы предоставляют нам помещения на условиях взаимной аренды. С одной стороны, это удобно, а с другой – вкладывать свои деньги в развитие этой недвижимости нет особого смысла. Консульство располагается в здании, где мы с вами сейчас общаемся, более тридцати лет. Комплекс был создан вьетнамцами для размещения советских специалистов, представительств наших компаний. Вся территория вокруг, все дома были наши, однако сейчас нас осталось здесь совсем мало.

- Действует ли при консульстве школа?

- Школа у нас своя, маленькая – четыре класса. В этом году набрали рекордное количество учеников, девятнадцать человек, но это фактически максимально возможное количество посадочных мест. Школа активная, заняла, например, в прошлом году третье место в конкурсе среди всех заграничных школ МИД. Наши женщины, которые там работают, стараются привлекать и родителей. Поскольку круг общения тут всё-таки достаточно ограничен, школа является своеобразным клубом, куда приходят наши соотечественники.

Соотечественников у нас тут много, кто-то из них к консульству спокойно относится, кто-то наоборот старается держаться подальше, у всех разные взгляды. Это нормально.


Интерьеры генконсульства

- На выборы ходят люди?

- Я пока не проводил здесь выборы, в 2016 году будет очередная кампания, но явка по загранточкам традиционно достаточно высокая. Я много раз проводил выборы в Хайфоне, Ханое, в Дананге. При СССР во Вьетнаме было пять точек для голосования – четыре в генконсульствах, в том числе в Вунгтау, и одно в посольстве. Сейчас у нас во Вьетнаме осталось, помимо посольства в Ханое, два генконсульства: в Дананге, и здесь, в Хошимине. Три учреждения на три части Вьетнама. У меня – девятнадцать южных провинций и два города центрального подчинения, Хошимин и Кантхо.

- К сожалению, мне так и не удалось попасть в городок российских нефтяников во Вунгтау, где, как я знаю, действует православный приход, не имеющий постоянных священников.

- Не совсем так. Так сложилась судьба, что я отчасти стоял отчасти у истоков этого дела, попробую рассказать вам то, что знаю. Более пятнадцати лет назад, когда я работал в посольстве в Ханое, один из наших сотрудников, глубоко верующий человек, в паре с другими верующим человеком из посольства Швейцарии (по-моему, это был супруг швейцарской женщины-дипломата), написали в Москву, в Русскую Православную Церковь. На их просьбу прислать священника, в связи с большим количеством проживающих во Вьетнаме россиян, откликнулись, из Пекина для проведения молебна прибыл священнослужитель, имя его я уже, к сожалению, не помню. Отслужили в посольстве молебен, а потом священник поехал в Вунгтау.

Прошло немного времени, и к нам с визитом прибыл митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл (сейчас - Патриарх Московский и всея Руси), на тот момент он возглавлял Отдел внешних церковных связей РПЦ. Человек оказался потрясающий по эрудиции, по общению; то, что мы видим по телевизору – малая толика. Потрясающий священник, Божий человек. И тогда митрополит Кирилл сказал: а не создать ли нам здесь приход, построить церковь? Наши нефтяники из Вунгтау прониклись этой идеей, нарисовали даже проект церкви, но всё оказалось не так просто...


Священник Владимир Александров служит историческую первую православную литургию на вьетнамской земле во Вунгтау. Фото: Архив официального сайта Московского Патриархата

Для митрополита мы организовали встречу с представителями вьетнамского комитета по делам религий. Вьетнамцы там послушали нас внимательно, покивали, а потом говорят: всё хорошо, но есть определённые политические нюансы. Дело в том, что официальная регистрация прихода или строительство храма может вызвать лавинообразную реакцию, особенно когда это касается протестантов. Во Вьетнаме церковь традиционно находится под контролем государства, что многие годы являлось камнем преткновения в его отношениях с Ватиканом, США, и Западом в целом. Так вот, вьетнамцы нам тогда сказали: мы не против того, чтобы православные, которые живут на закрытой территории на юге страны, создали приход, строительство же церкви продолжает оставаться под вопросом.

В последние годы, насколько я знаю, уже два года на наши большие праздники сюда приезжает священник Русской Православной Церкви, приходит в школу при генконсульстве, служит водосвятный молебен здесь и в Вунгтау, обязательно посещает могилу умерших здесь в 1905 году моряков с крейсера "Диана". В последний раз мы встречались с батюшкой в Вунгтау, где он освящал судно после ремонта.

- Расскажите, пожалуйста, о крейсере "Диана", я знаю, что вы собрали о нём большое количество информации.

- Крейсер "Диана", брат-близнец "Авроры" и "Паллады", после Цусимы пошёл не во Владивосток, а в Сайгон, потому что не хватало угля. В Сайгоне французские власти получили приказ об его интернировании, за время которого умерли восемь наших моряков. Кладбище, где они были похоронены, находилось в центре города, могилы с непонятными надписями вьетнамцы нашли случайно в 1983 году. Мои предшественники списывались с архивом, нашли имена этих семи матросов и одного офицера. Наши военные моряки с базы, которая была тогда на Камрани, установили памятник, и мы ежегодно в дни праздников возлагаем туда цветы, обязательно возим к монументу делегации.


Крейсер "Диана". Фото с сайта Генконсульства России в Хошимине

Моряки-патриоты, сражавшиеся в ту забытую русско-японскую войну, пускай и не выиграли, но они, на мой взгляд, не оказались и побеждёнными. Обстоятельства сложились так, что они были вынуждены выйти из боевых действий, хотя часть экипажа сумела в качестве штатских лиц перебраться во вторую эскадру Рожественского и принять участие в Цусимском сражении. Мне, как русскому человеку, было интересно прочитать мемуары одного из старших офицеров "Дианы". Так что мы можем с уверенностью говорить, что у нас есть как минимум сто десять лет близких отношений с Вьетнамом. Хотя интересно покопаться и в раннем периоде истории. Во Вьетнаме во французском Иностранном регионе ведь сражались и русские. Разные люди, разные судьбы, мне попадались интересные материалы.

Всю информацию, что нам удалось в последнее время найти по "Диане", мы выложим в ближайшее время на наш сайт. Мне было чрезвычайно интересно всё это искать и, что называется, собирать воедино. Французский коллега пообещал помочь с доступом к архиву их консульства. В работе всегда можно найти дополнительный интерес, хотя для меня и без этого Вьетнам – страна родная, приехал я сюда по собственному желанию.

- Как я понял после двух недель, проведённых во Вьетнаме, в эту страну невозможно не влюбиться...

- Я в шутку говорю, что Вьетнам – это как наркотик. Знаю людей, работающих в наших диппредставительствах на технических должностях (а это тяжёлый труд), которые постоянно просились во Вьетнам и проводили здесь по три-четыре командировки подряд, причём это было и тогда, когда здесь было по-настоящему сложно. Я не знаю ни одной другой развивающейся страны, где такое было бы возможно. Мне сложно сформулировать, но во Вьетнаме ты себя чувствуешь, может быть, даже в излишней безопасности, всюду царит спокойная атмосфера. Здесь ты знаешь, что сможешь решить любую задачу, потому что к тебе благосклонно относятся и власти, и население.


Торговки фруктами, Далат

- Вопрос, который очень меня занимает: а есть ли здесь преступность в нашем понимании?

- К сожалению, в последние годы во Вьетнаме регистрируется всё больше тяжёлого криминала: грабежей, убийств, увечий. Бич этой страны – наркомания. Наркоманы – мелкие преступники, но они очень активны. Например, недавно у женщины, которая приехала к нам в консульство, пытался вырвать сумку мотоциклист, она не выпустила, в результате получила тяжелую травму.

Что касается Нячанга и других курортных зон, то там преступность тоже достаточно высокая, в том числе в отношении наших туристов. Сумки, кошельки, личные вещи – за всем этим надо следить. У нас десятки случаев, когда мы оформляем свидетельства на возвращение, нас постоянно информируют о каких-то ЧП, ДТП с участием российских туристов, которые для вьетнамцев являются всё большей проблемой.


Вьетнамские полицейские перевозят заключённых, город Фантхиет

У нас, кстати, уже приближается к десятку количество людей, пытающихся получить в банкомате деньги по поддельным картам. А у вьетнамцев всё давным-давно схвачено, все банкоматы находятся под наблюдением. Берут с поличными. Не далее, как вчера, у меня консул вернулся из Нячанга, где сейчас в КПЗ сидят трое, следствие будет длиться месяцев семь... Раньше были отдельные лица, сейчас – организованные группы, потому срок им грозит реальный, совершенно спокойно могут получить два-три года тюрьмы, соотечественники уже сидят по этим статьям. Ощущение того, что за тобой никто не наблюдает, весьма обманчиво. Очень сильная центральная власть контролирует ситуацию на местах. Если что-то происходит, то это скорее исключение, чем правило. Этому можно по-хорошему позавидовать.

- Много чему во Вьетнаме, как я понял, можно позавидовать...

- По моим наблюдениям, громких преступлений вроде убийств, здесь не так много. Вьетнамцы, наверное, всё-таки после войны, на которой они потеряли несколько миллионов, стали больше ценить жизнь друг друга. Хотя когда находишься с ними на дороге, в общем потоке, кажется, что жизнь они совершенно не ценят. Девчушка на велосипеде, которая у тебя из-под колеса вывернулась, обязательно засмеётся. Если не засмеялась – значит, задел. Вьетнамцы - нормальные люди, хорошие люди. Как и везде, есть и хорошие, и плохие. Обобщать не хочу, но мне вьетнамцы очень симпатичны.



С Алексеем Поповым беседовал Аркадий Рябиченко, блог "Скандинавия"

(продолжение следует)
 


P.S. Благодарю за помощь в подготовке публикации консула-советника ГК России в г. Хошимине Марию Мизонову

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?
    Необходимо ускорить темпы евразийской интеграции в рамках сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса — одного пути»  
     71 (28%)
    Развивать сферу двусторонних экономических отношений и прикладывать больше усилий для роста товарооборота между странами  
     71 (28%)
    Развивать гуманитарные связи, чтобы народы обеих стран лучше понимали друг друга  
     45 (18%)
    Создавать новые двусторонние политические механизмы для более тесного политического сотрудничества  
     32 (13%)
    Повысить эффективность координации действий в многосторонних международных организациях  
     30 (12%)
    Ваш вариант (в комментариях)  
     3 (1%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся