Всё о флоте и судостроении

"Доктрина" Митта Ромни, часть 3

25 Октября 2012
Распечатать

В сфере национальной безопасности в целом и военно-морской стратегии в частности Барак Обама фактически продолжил политику своего предшественника Дж. Буша-мл. Обама сохранил на своих постах Министра обороны Роберта Гейтса (беспрецедентный случай!), а также Председателя КНШ адмирала Майкла Маллена и Начальника штаба ВМС адмирала Гэри Рафхэда.

Действующая военно-морская стратегия, определившая возврат к океаническому подходу  после более чем 15 лет полного господства трансокеанического подхода (включает, но не сводится к действиям "флот против берега"), также досталась Обаме в наследство от Буша. Ключевой особенностью новой военно-морской стратегии стал её "кооперативный" дух. Во-первых, стратегия стала первой общей стратегией для всех трёх морских видов ВС США - флота, морской пехоты и береговой охраны. Во-вторых, особое значение отводится международному сотрудничеству. В-третьих, стратегия носит неконфронтационный характер. Несмотря на возврат к океаническому подходу, основной целью стратегии стало не господство на море, а защита глобальной системы морской торговли, в которой заинтересовано абсолютное большинство акторов международных отношений.

В 2009 г. начался новый этап в эволюции американской военно-морской стратегии. Он определялся тремя ключевыми факторами: сокращением и попытками оптимизации военных расходов, переориентацией на Азиатско-Тихоокеанский регион, а также концепцией борьбы с системами ограничения доступа (A2/AD - anti-access/area denial), которые начали активно развивать такие страны как Китай и Иран.

Позицию Роберта Гейтса по отношению к ВМС отлично характеризует его знаменитая речь в начале 2010 г. на выставке Sea-Air-Space, которую проводила Военно-морская лига: Главной идеей его речи стало то, что США «не могут позволить себе сохранять статус-кво, нагромождая всё более и более дорогие технологии на всё меньшее и меньшее количество кораблей». Гейтс поставил под вопрос целесообразность и дальше содержать флот состоящий из «эсминцев ценой $3-6 млрд, подлодок ценой $7 млрд и авианосцев стоящих $11 млрд». Гейтс заявил о необходимости кардинально пересмотреть структуру ВМС США, которые «по совокупному тоннажу превосходят 13 крупнейших флотов мира вместе взятых, из которых 11 флотов принадлежат союзникам и партнёрам США».

В настоящее время ключевые идеи действующей администрации в сфере военно-морской деятельности озвучивает Заместитель Министра ВМС Роберт Уорк.

Боб Уорк отмечает, что нельзя сравнивать нынешний флот США с тем, каким
он был в прошлом (что как раз и делает Митт Ромни). Сегодняшние ВМС США с лёгкостью потопят все 774 кораблей ВМС США на конец Первой мировой войны или 6768 кораблей на конец Второй мировой войны. "Единственная проблема заключается в том, чтобы обеспечить пополнение боеприпаса". В 1917 году у ВМС США не было ни авиации, ни беспилотных систем, ни КРМБ Tomahawk. Сравнивать нужно сегодняшний американский флот и флоты других морских держав. Боб Уорк предлагает использовать четыре критерия:


1. Совокупное водоизмещение флота и среднее водоизмещение отдельных
классов кораблей.
2. Ракетный боезапас.
3. Количество атомных подводных лодок, которые являются "основным боевым кораблём в современных сражениях флот-против-флота".
4. Общее количество авианесущих кораблей (НЕ aircraft carriers, А fleet
aviation platforms, что подразумевает необходимость учитывать УДК и даже
авиацию LCS), а также максимальную численность самолётов и вертолётов.


Сравнив современные ВМС США и остальные флоты морских держав по этим
критериям "становится очевидным, что ВМС США являются самым сильным
флотом в мире". И превосходство США "гораздо выше превосходства
британского Королевского флота в 1914 году".



По мнению Боба Уорка 282 боевых корабля ВМС США на 94% удовлетворяют
нынешним требованиям "стандарта 1.5 войн" (достигнуть решительной победы в одной войне и одновременно не допустить успеха агрессора в другой) и на 91% соответствуют требованиям "стандарта 2 войн".

Но так ли это на самом деле?

С 2007 г. по 2010 г. потребность в авианосных ударных группах выросла на 27%, надводных боевых кораблях на 76%, а в амфибийных силах ВМС и Корпуса морской пехоты на 86%.

В феврале 2012 г. домой вернулся УДК USS Bataan LHD-5. Корабль пробыл в море 10.5 месяцев, что стало самым долгим боевым походом за последние 40 лет.

Сейчас в море находится сравнительно "небольшое" количество кораблей - "всего" 39%, в т.ч. 4 авианосца (из 11, а скоро будет 10) и 5 УДК (из 10).

Реальной переориентации (в смысле наращивания военно-морской группировки) на Тихий океан не планируется. Сама "переориентация" процесс чисто концептуального характера и является лишь привлечением большего внимания к тому процессу в военно-морской среде, который идёт с середины 2000-х гг., когда начал постепенно увеличиваться Тихоокеанский флот США. Темпы этого процесса несопоставимы с темпами наращивания морской мощи Китаем.

Таким образом, становится понятно, что ВМС США находятся в огромном напряжении, которое вызвано несоответствием корабельного состава и численности военнослужащих тому огромному спектру задач, который возлагается на американский флот. После этого "доктрина" Ромни выглядит более осмысленной.

В следующий раз мы подробнее остановимся на отношении американского военно-морского сообщества к "доктрине" Ромни.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся