Сотрудничество России и НАТО

Новый генсек НАТО. "Кто на новенького?"

26 Сентября 2014
Распечатать
Поделиться статьей
Евгений Коренев

СГУ им. Н. Г. Чернышевского

Блог: Сотрудничество России и НАТО

Рейтинг: 0

Динамичный характер развития современной системы международных отношений предъявляет особые требования к руководителям международных организаций. По сути человек, который берет на себя ответственность за работу подобной структуры, должен обладать целым рядом качеств, отсутствующих у среднестатистического политика. Он обязан идти на компромиссы, учитывать разные точки зрения, а в идеале быть вообще человеком мира, чтобы не добиваться особых преференций для своей страны, а работать на благо всего мирового сообщества. Где же та грань, перейдя которую, чиновник государственного масштаба становится политическим деятелем международного уровня? Обнаружить ее довольно трудно, т.к. проходит она в запутанных лабиринтах человеческого сознания. Но не будем погружаться в глубины метафизики, а попытаемся на конкретном примере проследить метаморфозу человека государственного в человека «межгосударственного», тем более, что есть хороший повод, ведь 1 октября  вступит в должность Генерального секретаря НАТО бывший премьер-министр Норвегии Йенс Столтенберг.

 

Генеральный секретарь НАТО никогда не был, да и, наверное, не будет «батькой-атаманом» для военнослужащих и гражданского персонала Северо-Атлантического альянса. Пожалуй, только первый генсек НАТО британский генерал Гастингс Лайонел Исмей в силу своего звания мог подходить на эту роль, но, тем не менее, так и не стал руководителем подобного типа. Все последующие генеральные секретари имели опыт работы в качестве министров обороны или министров иностранных дел своих стран. Можно утверждать, что избрание генеральным секретарем НАТО Андерса Фога Расмуссена, который до этого исполнял обязанности премьер-министра Дании, существенным образом повысило международный статус высшего должностного лица Альянса. И вот теперь с избранием Йенса Столтенберга на этот пост становится понятно, что метаморфоза премьер-министров в генсеки НАТО это не прецедент, а скорее всего, формирующийся на наших глазах тренд.

 

 

 

Что мы знаем об этом политике? Не так уж много, но и не так уж мало, для того чтобы сделать более-менее точный прогноз возможных шагов норвежца в качестве генерального секретаря НАТО. Несмотря на то, что вся его политическая карьера была связана  с Норвежской рабочей партией и в целом с социал-демократическим движением, которое относится к идеям евроатлантизма настороженно, сам Столтенберг в последние годы неоднократно выступал в качестве сторонника усиления роли НАТО в постбиполярном мире. Что касается России, то к ней у Йенса Столтенберга, как у типичного норвежского политика сформировалось «прагматично-добрососедское» отношение. Именно в период, когда Йенс Столтенберг исполнял обязанности премьер-министра Норвегии, был подписан исторически значимый Договор между Российской Федерацией и Королевством Норвегия о разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане, который положил конец пусть и не столь жарким, но длительным территориальным спорам между странами. Несмотря на то, что часть российской политической элиты и отдельные представители общественности выступили против заключения этого договора, к Йенсу Столтенбергу у российского руководства сформировалось доверительное отношение. Однако после утверждения в качестве нового генерального секретаря НАТО норвежец сделал ряд резких заявлений по украинскому кризису и ситуации в Европе, которые не могут не настораживать Кремль. Пока это всего лишь слова, а не реальная программа действий высшего должностного лица Альянса, но все же даже эти слова обрисовывают в общих чертах круг основных задач, которые он ставит перед собой на посту генсека НАТО.

 

 

Безусловно, Йенс Столтенберг продолжит начатую предшественником политику, ориентированную на повышение правительствами европейских государств-членов организации расходов на оборону, при этом ставка будет делаться, скорее всего, на страны Северной Европы. Сложно оценить, насколько продуктивной окажется такая стратегия. С одной стороны, украинский кризис и ситуация в Ираке и Сирии создают объективные предпосылки для увеличения оборонных расходов европейскими членами Альянса, с другой, не все из них успешно преодолели посткризисные явления в своих экономиках и не могут себе позволить такие траты. Кроме того, перед Столтенбергом встанет дилемма, как усилить союзническую солидарность и повысить степень одобрения, прежде всего, европейской общественностью действий НАТО и при этом не перейти тонкую грань, за которой отношения с Россией будут окончательно испорчены, а военная конфронтация станет неизбежной.

 

В число наиболее интересных направлений его деятельности на посту генсека может войти обеспечение энергетической безопасности государств Альянса в условиях, когда транзит российских углеводородов в Европу в прежнем объеме в любой момент может нарушиться по политическим причинам, а иракская нефть скоро выйдет из-под американского контроля. Йенс Столтенберг, имея богатый опыт работы в сфере энергетики в норвежском правительстве, наверняка попытается сформировать новую энергетическую стратегию НАТО в духе положений действующей Стратегической концепции Альянса, уделяющей особое внимание обеспечению безопасности транспортировки энергоносителей. Конкретные шаги в этой области будут предполагать усиление сотрудничества с государствами-партнерами, особенно в таких регионах как Персидский залив, Северная Африка и Центральная Азия, и проведение большого количества учений по отработке действий союзников в случае внештатных ситуаций на объектах критически важной энергетической инфраструктуры.

 

Гадать на кофейной гуще довольно сложно особенно, когда и в Багдаде не все спокойно, и на большой европейской политической кухне царит неразбериха. Сложно предположить будет ли Йенс Столтенберг миротворцем или же «воинственным» генсеком, укрепит он стабильность и безопасность в Европе, или же станет одним из идеологов новой Холодной войны. В Норвегии есть хорошая поговорка: «Тёмное утро может стать началом светлого дня». Если новый генеральный секретарь НАТО сможет хотя бы немного приблизить наступление «светлого дня» в отношениях России и НАТО, то это пойдет на пользу всем.

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся