Ислам и миграция

Ставка на скуку: как ИГИЛ вербует молодежь

5 Октября 2016
Распечатать
Поделиться статьей

Варвара Караулова пыталась примкнуть к особому отряду ИГИЛ, который готовит теракты с участием смертников. Об этом говорится в обвинительном заключении, которое зачитали в Московском окружном военном суде. Родители убеждены, что 20-летняя студентка стала жертвой опытного вербовщика. И эта история — не единичный случай. В ИГИЛ разработана целая программа по привлечению молодежи.

 

За время расследования она успела поменять имя и фамилию: стала Александрой Ивановой, но ее в лицо знает едва ли не вся страна. Студентку философского факультета МГУ Варвару Караулову обвиняют в попытке примкнуть к запрещенному в России "Исламскому государству".

 

Сначала была электронная переписка с мусульманином Ильясом Бикмаевым. Потом — серьезное увлечение исламом, даже на занятия в университете ходила в платке. А в мае прошлого года хотела тайно сбежать в Сирию. Ее вернули — отец оперативно поднял тревогу, но Караулова контактов с ИГИЛ не прекратила. Адвокаты уверяют: не смогла преодолеть патологическую влюбленность в виртуального жениха, вербовщика исламистов.

 

ИГИЛ сейчас вербует даже детей. Москвич Анатолий Суняйкин случайно обнаружил в ноутбуке 12-летней дочери сообщения от некого Ахмета. "Сначала я думал — педофил, но потом он как-то позвонил, и я взял трубку, — рассказывает отец ребенка. — Он не говорил ничего, но было слышно, что где-то фоном идет речь неславянская. Их, судя по всему, было там несколько человек в комнате".

 

Российские спецслужбы, куда обратился отец, просветили: именно так и начинается путь в ИГИЛ — с обещаний лучшей жизни где-то на краю света. Детям нравится. "Мне просто давно никто не писал, — призналась дочь Анатолия Анна Суняйкина. — Друзья не пишут. Никто не пишет. Скучно стало".

 

Таких скучающих склонить на свою сторону аккуратными проповедями проще всего. И вербовщики этим пользуются. "Есть и детское приложение. Оно рассылается. Ребенок с Интернетом на "ты". А там какое-нибудь бесплатное обучение арабскому. Картинки, казалось бы, безобидные. Как игра", — поясняет эксперт Елена Сутормина.

 

Каждой арабской букве соответствует картинка, а на ней — автомат, танк или ракета. Вовлечение идет так мягко и ненавязчиво, что порой и взрослый не заметит, как втянулся. В Екатеринбурге тех, кто больше всего подвержен вербовке, классифицировали. И сняли даже предостерегающее видео, где все роли наглядно распределены: геймер, неуверенная в себе девушка и офисный служащий, над которым подшучивают коллеги. В итоге все они, сами того не осознавая, — психологически готовые кандидаты в ИГИЛ. И самое страшное, говорят исследователи, что мобилизовать таких тайных сторонников могут не только на войну в Сирии.

 

"ИГИЛ стал менять тактику, — говорит заведующий кафедрой теологии Уральского горного университета Алексей Старостин. — После того, как в Сирии Россия и Иран стали теснить его, ИГИЛ теперь призывает совершать теракты там, где живешь".

 

По идее, когда источник распространения такой идеологии известен, его нужно немедленно уничтожить — попросту заблокировать, но далеко не всегда для спецслужб это посильная задача. Подтверждает это Марианна Кочубей — председатель научно-консультативного совета при Антитеррористическом центре государств-участников СНГ: "90 процентов всех электронных ресурсов, с которых ведется вербовка, находятся не на территории стран СНГ. Почему сложно их закрыть? А они не у нас!".

 

Зато уголовное наказание для тех, кто поддался уговорам радикальных исламистов, в России существует, и весьма строгое. Ивановой (Карауловой) сейчас грозит до 10 лет лишения свободы.

 

Больше двух тысяч россиян завербованы в ИГИЛ, и это только документально подтвержденные случаи — те, кто значится в материалах уголовных дел. И вернуть их к нормальной жизни, как показывает практика, крайне сложно. История с московской студенткой Варварой Карауловой здесь показательна.

 

Источник: Вести.ru

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся