Ислам и миграция

Впечатления о Летней школе по Центральной Азии

3 Сентября 2012
Распечатать


 



Будущее Центральной Азии после вывода войск международной коалиции из Афганистана в 2014 году туманно и многовариантно. К такому выводу пришли участники Летней школы для молодых ученых «Ситуация в Центральной Азии: безопасность, экономика, человеческое развитие», организованной Российским советом по международным делам и Уральским федеральным университетом, которая прошла в Екатеринбурге с 20 по 27 августа. За семь дней участники летней школы, ознакомившись с аналитическими материалами и прослушав лекции ведущих экспертов по Центральной Азии, должны были разработать сценарии дальнейшего развития региона.



Попасть на летнюю школу было не просто. Кроме исчерпывающего резюме, презентаций своих проектов и ряда других материалов, нужно было написать эссе о возможном развитии Афганистана после вывода войск союзников. Именно этот текст и служил основным критерием отбора участников, сообщили организаторы. Из почти сотни поступивших заявок оргкомитет выбрал около 30 молодых экспертов в области политики, экономики, энергетики, международных отношений, миграции и других сфер из разных городов России, Таджикистана, Казахстана, Кыргызстана и Узбекистана.



По словам программного директора Российского совета по международным делам Ивана Тимофеева, основная задача школы познакомить друг с другом старшее поколение видных, уже состоявшихся экспертов и молодое поколение ученых, специализирующихся на Центральной Азии для передачи опыта и методов работы. Собственно на то она и школа. Со своим видением текущей ситуации в регионе и возможными вариантами ее развития участников познакомили  Александр Князев, ведущий ученый-востоковед, координатор региональных программ Центра изучения Центральной Азии, Кавказа и Урало-Поволжья Института востоковедения РАН; Аждар Куртов, главный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии» Российского института стратегических исследований при Президенте России;Наталья Замараева, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН; Алексей Власов, заместитель декана исторического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова; Елена Кузьмина, руководитель Сектора экономического развития постсоветских стран Центра постсоветских исследований Института экономики РАН; Владимир Парамонов, автор проекта «Центральная Евразия»; Тимур Абидов, председатель Совета учредителей Центра «EurasianDialog». Лекции дали участникам комплексное представление о взаимоотношениях между странами Центральной Азии и политическими элитами внутри отдельных государств, серьезных проблемах в сфере безопасности, экологии, экономике, энергетики, водных ресурсов, образования, радикального исламизма и других актуальных для центрально-азиатских государств вопросах.



А после серии мастер-классов, посвященных методикам и моделям политического прогнозирования, которые провели Андрей Казанцев, директор Аналитического центра МГИМО (У) МИД России;Алексей Кузьмин, профессор РГГУ, заместитель директора Института гуманитарно-политических исследований; Кирилл Петров, научный сотрудник Центра глобальных проблем МГИМО (У) МИД России, участникам самим предстояло разработать три сценария развития ситуации в Центральной Азии на 10 лет (2014-2024) вперед после вывода войск международной коалиции из Афганистана и определить вероятность их реализации. Задача очень сложная, ведь, по словам выступавших с лекциями экспертов, прогнозировать развитие ситуации в таком регионе как Центральная Азия более чем на 5 лет вперед довольно рискованная задача. Тем более, что прогнозы должны были учитывать интересы всех крупных внешних игроков (Россия, Европейский Союз, США, Китай, Иран, Турция, Пакистан, Индия) и самих государств Центральной Азии (Афганистан, Таджикистан, Казахстан, Кыргызстан и Узбекистан) и даны по таким ключевым для развития региона темам, как безопасность, гуманитарное сотрудничество, экономика и энергетика.



Четыре дня участники работали над сценариями в трех стационарных командах, ежедневно прорабатывая одну из названных сфер в трех вариантах развития событий. На пятый день каждая команда направила по 2 делегата в тематические секции, посвященные безопасности, гуманитарному сотрудничеству, экономике и энергетике. Делегаты должны были свести свои командные варианты в три комплексных сценария. И уже после этого каждая тематическая секция командировала по одному аналитику в сборную команду из четырех человек, которым за полтора часа предстояло синтезировать все наработки команд в три комплексных сценария. Получилось довольно интересно.



Первый сценарий предусматривает максимальное усиление роли Китая в регионе, который медленно, но методично подчиняет себе экономику Центральноазиатских государств. Все произойдет естественно и безболезненно за счет долгосрочных кредитов, огромных инвестиций, развития китаеориентированной транспортной инфраструктуры (железные и автомобильные дороги, трубо и газопроводы), активности китайского бизнеса. Появление военных контингентов КНР в регионе маловероятно. Второй сценарийпредусматривает «баланс сил» в регионе, связанный с тем, что североатлантический альянс надолго закрепляется в Центральной Азии с помощью баз и активного гуманитарного присутствия, благодаря чему против Китая и России запускается система сдерживания, подобная той, что реализовывалась в свое время США против Советского Союза. Это оставляет странам региона определенную свободу маневра. Третий, самый маловероятный сценарий, предусматривает хаотическое развитие событий, связанное с новой мощной волной экономического кризиса и быстрым приходом к власти талибов, что вынудит внешних игроков не уделять столь пристальное внимание региону, а заниматься решением своих внутренних проблем. В этой ситуации высока вероятность роста социальной напряженности в странах Центральной Азии, дестабилизации экономической и политической ситуации, началу вооруженных конфликтов как внутри стран региона, так и между ними, в результате чего возможно появление квазиисламистских государств. Грустно, но приходится констатировать, что все три сценария отводят России не такую заметную роль, которую бы она должна занимать в Центральной Азии. Если Россия в настоящий момент коренным образом не пересмотрит свою политику в отношении Центральной Азии, не повернется к ней лицом, не займется решением проблем трудовой миграции и сохранению «русофонии», продвижению российской культуры и российского образования, то будет вытеснена другими игроками на задворки. Ее присутствие в регионе ограничится только Казахстаном. Поскольку организаторы летней школы обещали, что составленные сценарии непременно будут доступны российскому МИДу, у молодых экспертов есть надежда, что появится четвертый сценарий, ведущее место в котором будет отведено России. Пока же его, к сожалению, не просматривается.



Данная школа была в своем роде уникальной, так как за короткое время участники настолько глубоко погрузились в историю и политическую ситуацию в регионе, что если бы не качающиеся от ветра уральские сосны, можно было бы подумать, что мероприятие проходит где-нибудь в Кыргызстане или Казахстане. Особенно ценным было знакомство молодых ученых-аналитиков из разных стран между собой, что позволяет надеяться на расширение дальнейших научных контактов между Россией и Центральной Азией.



Алексей Старостин, специально для "Ислам в СНГ"


Постоянный адрес статьи  http://www.islamsng.com/sng/report/5299


 


Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каким образом заявления В.В. Путина в послании Федеральному Собранию и показ новых стратегических вооружений скажется на международной безопасности в ближайшие годы?

    Следует ожидать гонки вооружений ведущих государств мира, что приведет к неконтролируемой эскалации военно-политической напряженности во всем мире  
     155 (43%)
    Сделанные заявления и показ супероружия скорее завершают начатый ранее процесс обновления Вооруженных Сил России в ответ на вызовы современности, к этому на Западе давно были готовы — существенных изменений в глобальном балансе сил не произойдет  
     142 (40%)
    На наших глазах возвращается Ялтинско-Потсдамский мировой порядок, в которой Россия определенно играет роль одного из полюсов, что позволит иметь более стабильную архитектуру международной безопасности  
     53 (15%)
    Ваш вариант ответа. В комментариях  
     8 (2%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся