Ислам и миграция

Абдулмалик-хазрат Базанов: основная проблема – отсутствие единства

7 Февраля 2013
Распечатать

В самом центре столицы Ямало-Ненецкого автономного округа г.Салехард вот уже двенадцать лет стоит небольшая мечеть-красавица. Она была открыта в 2000 г. Строительство осуществлялось при поддержке окружных и городских властей. По соседству от нее находятся городской рынок, музейно-выставочный комплекс им. Шимановского, Департамент образования, знаменитый ресторан «Факел», с которого открывается вид на весь город. Одним словом, самый центр, что свидетельствует о значимости исламского фактора на тюменском севере. Месяц назад в мечеть ямальской столицы был назначен новый имам Абдулмалик-хазрат Базанов. Имам рассказал корреспонденту IslamRF.Ru о своих первых впечатлениях от Севера и планах работы.

- Ас-саляму алейкум, Абдулмалик-хазрат! Спасибо, что согласились ответить на наши вопросы. Расскажите, пожалуйста, немного про себя.

- Валейкум ас-салям! Я родился в селе 2-ое Юмагузино Кувандыкского района Оренбургской области. По паспорту меня зовут Альберт Сайфитдинович Базанов. Мне сейчас 42 года. После окончания 8 классов поступил на работу учеником электромонтажника в город Гай, паралельно закончил 11 классов вечерней школы. Служил в Советской армии в 1989-1991 гг. После армии несколько лет работал пожарным в Санкт-Петербурге, потом вернулся на родину и устроился на железную дорогу.

Вот уже 11 лет, как я в исламе, к религии пришел в 31 год. Был в мечети, смотрел, как совсем молодые люди искренне от всего сердца молятся Всевышнему и в моем сердце что-то произошло, я понял, что тоже должен встать на этот путь. Первое время я помогал имаму в родной деревне, сам учился читать намаз, самостоятельно читал книги, со временем понял, что мне не хватает знаний и поступил в 35 лет учиться в медресе в г.Нижнекамск Республики Татарстан. Учился там в течение трех лет.

После этого меня пригласили в Татарскую Каргалу – знаменитое татарское село близ Оренбурга, где до революции было несколько мечетей и медресе, в которых училось свыше 700 шакирдов. Меня пригласили работать в 2-х годичном медресе «Нур» при каргалинской мечети преподавателем (работает с 2005 г.  – прим. ред.). Там был очень большой фронт работы: приходили учиться люди самого разного возраста, но мы старались делать так, чтобы и молодые слишком не убежали вперед, и старые не отставали, преподавали этику, морфологию и синтаксис арабского языка, жизнь и высказывания пророка Мухаммада (мир ему). Среди приходящих к нам учиться были люди молодые, и люди среднего возраста. У них не было исламского воспитания, многие росли в атеистическом обществе, приходили дети из интернатов, из семей, где родители были пьющими, поэтому у людей были самые разные взгляды. Поэтому в нашей работе в медресе мы уделяем внимание не только передаче знаний, но и нравственному очищению и воспитанию. Без душевного очищения невозможна религиозная практика, а религиозные знания будут пустыми и выхолощенными. В общем-то, после учебы через два года наши шакирды выходили по-исламски нравственными и воспитанными людьми. Сейчас очень много людей, которые приходят в мечеть, начинают молиться, а у них знаний нет, эти люди легко подпадают под влияние различных сил, их легко увести в ту или иную сторону, чем и пользуются представители различных радикальных течений. Мы активно этому противостояли.

Многие из наших шакирдов после окончания учебы в этом медресе ушли работать имамами. В Оренбургской области ощущается нехватка имамов. Нередко мне самому приходилось ездить по области, чтобы провести в деревнях пятничный намаз. Селений и мечетей много, а имамов не хватает, есть деревни, где есть общины, но нет мечети. Их тоже нельзя было оставлять без внимания. Вот чем приходилось заниматься до приезда на Север.

- А как вы здесь оказались? Как муфтий Регионального духовного управления мусульман  Ямало-Ненецкого автономного округа Хайдар-хазрат Хафизов вышел на вас?

- Есть один парень – выходец из Татарской Каргалы, он приехал в Салехард на заработки, будучи верующим мусульманином, начал посещать мечеть, работал при местной мечети муэдзином. Мы с ним созванивались регулярно, и он сказал мне, что здесь есть потребность в имамах. Он же дал мой телефон муфтию. Так мы созвонились с Хайдар-хазратом, переговорили, я ему рассказал про себя, он рассказал про ситуацию в округе. Так я здесь и оказался.

- Не было страшно? Все-таки Север – морозы, незнакомый регион?

- Я давно мечтал о самостоятельной работе. Преподавательская работа несколько однообразна, я хотел большей самостоятельности и новой работы. Приехав сюда, став духовным лидером мусульман, я не принял на себя какую-то должность, а наоборот принял на себя большую ответственность. Тут другие люди, другой состав общин, нежели в Оренбуржье.

- Вы предвосхитили мой вопрос о первых впечатлениях от работы на Севере.

- Я приехал на Ямал в августе 2012 г. Сначала практиковался и стажировался в мечети г. Ноябрьск, потом месяц работал в мечети Нового Уренгоя, а в Салехарде я с 16 ноября. За это время проходил стажировку в разных общинах, работал вместе с местными имамами, проводил пятничные проповеди, знакомился с людьми. Хайдар-хазрат долго не знал, куда меня определить, но решил отправить в Салехард.

- Вы упомянули про отличия, в чем они заключаются?

- В Оренбуржье я привык, что приходы, в общем-то, мононациональны: есть татары, башкиры, казахи, мы очень привыкли друг к другу. А в северных городах я столкнулся с тем, что тут вместе проживают самые разные люди: татары, башкиры, выходцы из Центральной Азии, Северного Кавказа и Закавказья. Характеры, менталитеты очень разные. Но, слава Аллаху, у меня был опыт работы с разными людьми в медресе, поэтому достаточно быстро удавалось находить общий язык.

- Расскажите о ваших впечатлениях от работы в каждом городе.

- В каждом городе ситуация своя. В Новом Уренгое большая мечеть с двумя этажами, второй этаж предназначен для женщин, есть цокольный этаж, где имеются кухня и молельный зал, там несколько кабинетов для имамов. Во дворе есть медресе, где ведутся занятия. В городе действует сразу три хяляль-кафе, они очень популярны. По пятницам  в мечеть приходит около 200 человек.

Потом я поехал в Ноябрьск, там мечеть еще больше чем в Новом Уренгое, в мечети имеются  классы для преподавания, также есть женское отделение, на пятницу приходит больше народу, около 300 человек. Община, как и везде на Севере, многоэтничная.

В Ноябрьске много дагестанцев, чеченцев, таджиков, азербайджанцев, татар и башкир. Очень сильны диаспоральные организации, их лидеров очень уважают, а при любой проблеме спокойно обращаются к ним и им помогают решить эти проблемы.

Что касается Салехарда, то сюда тоже приходят представители самых разных национальностей: есть татары из Омска и Тобольска, приехавшие на освоение Севера еще в советское время, есть выходцы из Кыргызстана, Таджикистана, Дагестана. Мы сейчас активно знакомимся, начинаем взаимодействовать. Прежний имам Абдулла-хазрат Хабибов сложил полномочия духовного лидера, он сейчас активно занимается хозяйственными делами мечети, помогает мне осваиваться здесь. Между прихожанами разных мечетей, с которыми мне довелось общаться на Ямале, есть некоторые различая: в Новом Уренгое и Ноябрьске очень много вахтовиков, а среди прихожан салехардской мечети их практически нет. Люди трудятся в самом городе: работают в такси, занимаются строительством, работают в сфере обслуживания. На пятничный намаз приходит больше ста человек. Вообще, хочу сказать, что, наверное, холодная погода очень сплачивает людей. Здесь люди более мягкие, отзывчивые, чем на юге нашей страны. Там суета, беготня, а здесь более спокойней. Быстрее удается найти общий контакт.

Отдельно следует сказать про имамов региона. Стариков среди них нет. В основном это люди 40-50 лет. Они очень давно работают в округе, имеют богатый опыт, сами - просто замечательные люди, на которых можно всегда положиться. 

- Какие у вас ближайшие планы работы?

- Во-первых, познакомиться с национальными общинами, которые есть в городе, наладить с их лидерами взаимодействие. Во-вторых, заниматься просветительской деятельностью. Сегодня ездил в психоневрологический диспансер, чтобы с людьми поговорить о религии. Уже звонят в мечеть журналисты, приглашают на круглые столы, конференции, выступления. Это прекрасная возможность рассказать широкой аудитории об исламе, о красоте нашей религии. А дальше Всевышний подскажет, что нужно делать.

- Мы с вами начали беседовать в три часа, а на улице уже темно. Полярная ночь. Как мусульмане на Севере держат пост, читают намаз?

- По тюменскому времени, близлежащая территория с нормальным световым днем это Тюмень, пост тоже держится по тюменскому времени, несмотря на то, что вокруг темно. На этот счет есть специальное шариатское постановление ученых, предназначенное для людей, проживающих в полярных условиях.

 - Есть ли в Салехарде халяль-продукты?

- Да, в магазинах продается хяляльная курица, есть азербайджанский магазин, где продается говядина и баранина-халяль. Мне известны случаи, когда люди в складчину покупают корову и приносят ее в жертву. Последний раз наши прихожане купили корову за 65 тыс. рублей. Это очень дорого, но что делать, крупный рогатый и мелкий рогатый скот здесь в дефиците. Поэтому часто мы покупаем оленей и закалываем его со словами молитвы Аллаху на устах.

- Обычно для мигрантских общин характерна практика отправки тел умерших на родину. Есть ли такая практика в Салехарде?

- Мне такие случаи не известны. Город находится очень далеко и вести что-либо оттуда или сюда проблематично. В Салехарде есть отдельный сектор на кладбище специально для мусульман, там и хоронят людей.

- Насколько мне известно, Вы сейчас студент Российского исламского университета в Казани…

- Да, я студент-заочник РИУ, учусь на факультете шариатских наук. Там ты имеешь возможность общаться с университетскими преподавателями, это самое важное, его не заменит чтение книг. Сегодня у имама должен быть широкий кругозор и эрудиция, нельзя останавливаться в своем развитии ни на минуту.

- Надолго вы приехали в Салехард?

- С помощью Аллаха – надолго. Мне очень понравился Салехард, я сюда приехал жить, намерен стать северянином. Северяне  говорят, кто сюда один раз приехал, потом уже не уедет, врастает. Говорят, я год поживу, денег заработаю, но остаются тут жить.

- Какие есть сложности, которые необходимо преодолевать?

- Я не открою Америки, сказав, что основная проблема – отсутствие единства. Ислам один, но разные люди трактуют его по-разному, в том числе и здесь, на севере. Эту проблему необходимо преодолевать хотя бы на региональном уровне, не говоря уже про всю страну.

- Ваши пожелания единоверцам. 

- Желаю, чтобы Аллах дал побольше знаний людям, чтобы они жили в соответствии с ними, чтобы поменьше было раздоров между мусульманами, чтобы мы все поклонялись Единому Господу, чтобы среди нас не было конфликтов.

Беседовал Алексей Старостин

Материал опубликован на http://www.islamrf.ru/news/russia/rusinterview/25560/

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?
    Необходимо ускорить темпы евразийской интеграции в рамках сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса — одного пути»  
     71 (28%)
    Развивать сферу двусторонних экономических отношений и прикладывать больше усилий для роста товарооборота между странами  
     71 (28%)
    Развивать гуманитарные связи, чтобы народы обеих стран лучше понимали друг друга  
     45 (18%)
    Создавать новые двусторонние политические механизмы для более тесного политического сотрудничества  
     32 (13%)
    Повысить эффективность координации действий в многосторонних международных организациях  
     30 (12%)
    Ваш вариант (в комментариях)  
     3 (1%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся