Ислам и миграция

Народ безмолвствует

15 Марта 2013
Распечатать

Предприниматели, нанимающие трудовых мигрантов, не готовы оплачивать им языковые курсы

Уральский бизнес нанимает мигрантов, не знающих русского языка

Слушатели курсов при одном из университетов Екатеринбурга экзамена по русскому языку не боятся. Фото: Татьяна Андреева
 
Слушатели курсов при одном из университетов Екатеринбурга экзамена по русскому языку не боятся. Фото: Татьяна Андреева
 

Текст: Надежда Гаврилова (Свердловская область)

13.03.2013
 
Уже четыре месяца в России действует ФЗ-185, обязывающий трудовых мигрантов для работы в сферах торговли, ЖКХ и бытового обслуживания подтверждать знание русского языка. Однако в Свердловской области за это время ситуация существенно не изменилась: большинство приезжих из Средней Азии работяг как не знали русского, так и не знают. 

По закону при оформлении разрешения на работу, предполагающую общение с людьми, мигрант теперь должен предоставить либо аттестат, в котором есть строка "русский язык", выданный до 1 сентября 1991 года в одной из республик бывшего СССР, либо сдать экзамен. Для человека, хотя бы средне владеющего русским, экзаменационный тест покажется очень простым. Он проверяет элементарное знание падежей и времен, а также владение лексикой бытового общения. К примеру, в одном из заданий нужно правильно вставить пропущенное в предложении слово, выбрав один из трех вариантов, в другом - ответить на вопрос, где можно встретить объявление "Свежая рыба": на рынке, в банке или в метро.

- И все-таки большинство приезжих предпочитает не сдавать экзамен, а предоставить советские аттестаты об окончании средней школы, действительные на территории России, - говорит начальник отдела трудовой миграции УФМС по Свердловской области Елена Отинова. - Мигранты, родившиеся до 90-го года, русский знают, а вот молодежь двух слов связать не может: многие ребята вообще в школе не учились.

Как раз для них в екатеринбургских вузах и открыли курсы подготовки к экзаменам. Однако по прошествии четырех месяцев их руководители с сожалением констатируют, что спросом эти услуги не пользуются.

- Мы столкнулись с тем, что люди не хотят учить язык, - говорит директор Центра тестирования при одном из вузов Екатеринбурга Алексей Старостин. - Мигранты предпочитают лучше несколько раз пересдать экзамен, чем месяц позаниматься на курсах. Мотивации к обучению нет. Я не могу набрать даже группу из пятнадцати человек - в последнее время к нам обращаются единицы.

Стоимость курса длительностью 72 академических часа составляет три тысячи рублей - она одинакова для всех вузов, имеющих подобные центры. По меркам Екатеринбурга цифра смешная: выходит, что один час стоит 41 рубль 70 копеек. Для сравнения, час группового занятия английским языком в недорогом лингвистическом центре обойдется слушателю в 150-250 рублей. И тем не менее даже такую мизерную сумму платить из собственного кармана мигранты не готовы - для них это дорого.

Тут бы на арену выйти работодателям и отвести вновь прибывших работников на курсы, оплатив обучение. Тем более что для юрлица или ИП эти три тысячи - деньги невеликие, особенно если взять в расчет, сколько впоследствии они сэкономят на оплате труда мигранта. Однако таких социально ответственных работодателей единицы. Елена Окинова говорит, что, по ее опыту, наиболее дисциплинированные из всех привлекающих иностранную рабсилу предпринимателей - владельцы ресторанов и кафе. Вот они как раз и собирают иностранцев в группы, оплачивают языковые курсы. Алексей Старостин вспоминает еще пару положительных примеров. В первом случае деятельное участие в судьбе мигрантов приняла кадровик екатеринбургской клининговой компании. Она не просто взяла на себя обязанность заключить договор с обучающим центром, но даже сама приводила будущих сотрудников на занятия и контролировала их посещаемость. Еще один хороший пример есть в Верхней Пышме. Там за свой счет обучить персонал вызвался директор продуктового магазина. К моменту вступления ФЗ-185 в силу он проработал с одними и теми же мигрантами около четырех лет, привил им необходимые навыки и был доволен результатами их труда, поэтому предпочел оплатить их обучение на языковых курсах, чем нанять кого-то другого.

Абсолютное же большинство работодателей поступает проще: если у мигранта нет аттестата, подтверждающего знание языка, то его формально принимают на работу, не связанную ни с ЖКХ, ни с бытовыми услугами, ни с торговлей. На деле же бессловесных работников заставляют и торговать, и продавать билеты в маршрутках, и выполнять другую работу, предполагающую общение. За предоставление недостоверных сведений в УФМС работодателю грозит в лучшем случае административная статья и небольшой штраф, так что бояться им особо нечего.

По словам главного специалиста миграционного центра Свердловской области Кирилла Новикова, в перспективе перечень отраслей, для работы в которых обязательно потребуется знать русский язык, расширится. А с 1 января 2015 года планируется обязать вообще всех иностранцев, устраивающихся на работу в нашей стране, сдавать экзамен по русскому языку, истории и основам законодательства РФ. Возможно, тогда подготовительные курсы станут пользоваться спросом.

А как у соседей

Недавно в Югре осудили одного из уроженцев Азербайджана, который попытался представить подложный сертификат о прохождении государственного тестирования по русскому языку. С помощью этого документа 27-летний мигрант, проживающий в Ханты-Мансийске, намеревался получить российское гражданство. Дело в том, что до недавнего времени в округе не было образовательного учреждения, которое имело бы лицензию на прием таких экзаменов. Приходилось ездить в учебные заведения Тюмени, Челябинска или Екатеринбурга. Сейчас курсы открылись в Нижневартовске при университете, ждет разрешения и сургутский вуз. Но и до них от югорской столицы - несколько сотен километров. Мигранты же чаще всего не имеют лишних средств на плату за обучение и проживание в другом городе.

Российская газета - Урал и Западная Сибирь

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся