Ислам и миграция

Киргизам не холодно и за полярным кругом

15 Марта 2013
Распечатать

Ямало-Ненецкий автономный округ - «газовая житница» России, - несмотря на суровый климат и огромные неосвоенные просторы с советских времен стал домом для представителей 110 национальностей из разных уголков бывшего Союза. Если в 1970 году в регионе едва насчитывалось 60 тыс. человек, то по данным всероссийской переписи населения 2010 г. в регионе проживает 524 тыс. человек.

В годы разведки и освоения северных нефтегазовых месторождений на север Тюменской области приезжали в основном специалисты - газовики и нефтяники, железнодорожники, строители, участники ударных комсомольских строек из тех регионов, где была развита нефтегазовая сфера и имелся значительный опыт по добыче полезных ископаемых: Кавказ, Поволжье, Восточная Украина и другие регионы. Именно выходцы из этих регионов наряду с коренными малочисленными народами сформировали основной этнический облик округа: русские - 312019 (61,7%), украинцы - 48985 (9,7%), ненцы - 29772 (5,9%), татары - 28509 (5,6%), почти поровну хантов и азербайджанцев - более 9000.

Но с распадом Советского Союза активную роль в формировании этнического облика округа стали играть выходцы из государств Центральной Азии: казахи, узбеки, таджики, кыргызы, уйгуры и др. В совокупности их доля составляет 1,4% населения (7058 человека) и в силу интенсивных миграционных процессов продолжает возрастать. Многие из них живут на Ямале уже не первый год, нашли свое место на этой земле, родили здесь детей и стали настоящими сибиряками, не забывая при этом о своей культуре и религии.

О том, как происходил этот сложный процесс, на собственном примере «Фергане» рассказал руководитель региональной общественной организации «Кыргызская диаспора «Бек» («Богатырь»)» Ямало-Ненецкого автономного округа Толкунбек Тойчубекович Худайбергенов.

- Толкунбек Тойчубекович, расскажите, пожалуйста, немного о себе.

Толкунбек Худайбергенов

- Я родился 3 ноября 1979 г. в селе Алыш Фрунзенского (ныне Кадамжайского) района Баткенской области на юге Кыргызстана. Учился там же в школе. Мой отец погиб, когда мне было четыре года, воспитывали меня мама и дедушка. Дед был очень набожным человеком, с детства воспитывал меня в духе ислама, поэтому уже в школе я знал арабский язык. После школы поступил учиться в лицей, который окончил по специальности «модельер-швея», затем поступил учиться в филиал Кыргызского Горно-Металлургического Института на эколога, но отучился всего два курса. Нужно было зарабатывать деньги для семьи. В 1998 г. я год работал в Казахстане, в 1999-2000 гг. работал в Таджикистане фотографом.

В 2001 г. приехал в Воркуту. Там с 1995 г. жил вместе с семьей и работал на шахте мой брат, он сам по профессии шахтер, вот и предложил приехать к нему. Когда я приехал, он сказал: «Можешь работать на шахте, а можешь торговать на рынке, наши земляки работают и там, и там». Я выбрал второе, т.к. шахтером дано быть не каждому. В течение года я занимался торговлей, однажды, поехал в Москву за товаром и познакомился с матерью моего знакомого. Разговорились. Ее муж работал в Салехарде строителем, познакомился с ним, он пригласил приехать на Ямал. Осенью 2001 г. я приехал в автономный округ. Работал вместе с земляками, крыл крыши. Тогда город интенсивно застраивался, работы хватало. Комплекс красивых зданий в районе Пожарного депо, в том числе салехардский Пассаж, - наших рук дело.

Салехард. Пассаж, который строили киргизы

- Долго привыкали к жизни за полярным кругом?

- Около полугода. Там было очень холодно, город незнакомый, люди другие. Очень помогли земляки, которые объясняли, что да как. Спасибо и другим ребятам, грузинам, молдаванам, украинцам, с которыми вместе работал - очень поддерживали. Также помогало наличие в Салехарде мечети. Ее построили специалисты турецкой строительной кампании «Ямата», которая вела основные строительные работы в городе. В 2000 г. ее заложили, в 2002 г. она уже была построена. Мы подружились с имамом мечети Абдуллой-хазратом Хабибовым, когда он просил чем-то помочь по мечети, мы всегда старались прийти на помощь. В 2003 г. он попросил меня поработать вместе с ним. Год я на общественных началах проработал помощником имама. Абдулла-хазрат предложил мне поехать работать имамом в небольшое село Ярсале (с ненецкого «Песчаный мыс») - центр Ямальского района. Это в 270 км от Салехарда, но тогда я отказался: во-первых, нужно было на что-то жить, а в Салехарде у меня как раз работа пошла в гору. Во-вторых, быть имамом - это очень большая ответственность перед Всевышним, я ее тогда на себя взять не мог, было недостаточно знаний.

Мечеть в Салехарде

- Вы остались в Салехарде?

- Да, я там познакомился со своей женой. Она тоже из Кыргызстана, только с севера. Мы поженились в 2005 г., у нас родился сын Амин. Но у мальчика была «заячья губа» и «волчья пасть», нужна была операция. Я - иностранец, у меня не было медицинского полиса, бесплатной медицинской помощи никак получить не могли. Очень помог вице-губернатор Ямала, ныне депутат тюменской Областной Думы Фуат Ганеевич Сайфутдинов, он попросил окружные власти оказать помощь нашей семье и нам оплатили операцию в одном из медицинских центров Екатеринбурга. Огромное спасибо этому человеку! В 2007 г. я принял российское гражданство и одновременно получил большой строительный заказ в уже упомянутом Ярсале.

- Все-таки Вы туда поехали?

 

Зимник - автомобильная дорога, эксплуатация которой возможна только в зимних условиях, при минусовой температуре. Для устройства зимника снег уплотняют и разгребают грейдерами, на реках намораживают ледовые переправы.

- Да. Я приехал туда в самом конце 2007 г. Всевышний распорядился, чтобы я стал первым имамом этого села. Живешь там оторвано от цивилизации. Связь с городом нерегулярная: вертолет, пароход, зимник. Тяжеловато. На срок годности продуктов не смотришь, самое главное смотреть, чтобы не набухло, берешь, что есть и кушаешь. Это небольшое село с численностью населения 7030 человек. Процентов сорок населения составляли этнические мусульмане: сибирские татары, появившиеся там еще во времен сталинских репрессий, донецкие татары, ногайцы, карачаевцы, балкарцы, черкесы, были также таджики и кыргызы.

 

Особой мусульманской жизни там не было. Если кто-то умирал, бабушки-дедушки из числа татар проводили нехитрые обряды по дореволюционным татарским книгам. Но тяга к духовной жизни у людей была большая. Мы провели собрание, организовали местную мусульманскую религиозную организацию «Рамазан». Очень помогла в этом замечательная женщина Бану Хусаиновна Нигматуллина. Мы официально зарегистрировали организацию в 2008 г. в Министерстве юстиции. Пришлось для этого шесть раз ездить в Салехард. А дело это сложное: регулярное сообщение по рекам только летом, есть вертолетное сообщение, но вертолета приходится долго ждать, приходилось нанимать трэкол - машину с огромными колесами, которая могла пройти по зимнику.

Молитвенное помещение я организовал в съемной двухкомнатной квартире. В одной комнате жил сам, в другой был молельный зал. В начале приходили молиться 5-10 земляков, затем подтянулись татарские бабушки, а уже через два года на пятничный намаз приходило 60-80 человек. Мы даже в эту комнату не влезали. В 2008 г. провели первый Курбан-Байрам. Очень помогали в организации праздника начальник милиции Роман Абдуллович Еслемесов и глава сельской администрации Марат Асхатович Маматулин. Они помогли снять для праздника Дом культуры. Мы думали, придет человек сто, а пришло шестьсот. Почти каждый десятый житель села! Зарезали корову, раздавали халяльное (разрешенное исламом) мясо. Как только в Ярсале наладилась определенная мусульманская жизнь, мы организовали туда поставку халяль-продуктов. Просто договорились с коммерсантами - какая им разница, какую курицу из Тюмени привозить, обычную или халяльную, так мусульмане смогли вкушать дозволенную Аллахом пищу.

Но в 2009 г. мне пришлось уехать из Ярсале. Начался кризис, финансирование строительных работ в селе приостановилось, стало финансово тяжело снимать квартиру и жить там. Пришлось возвращаться в Салехард. Но фундамент для дальнейшей работы по возрождению ислама в селе остался хороший. В тот год до назначения нового имама службы проводили мои земляки-кыргызы, которые работали в селе. Сегодня там служит имамом Зилфир-хазрат Гарипов, бывший имам г. Ноябрьска, с властями установлены хорошие отношения, имаму выделили квартиру, помогли трудоустроиться. Администрация выделила земельный участок под строительство мечети, сейчас готовится проект. Даст Аллах, вскоре там появится настоящая мечеть.

- А как Вы оказались в Новом Уренгое, где мы с Вами сейчас беседуем?

- Сюда я приехал в 2009 г. из Салехарда по приглашению муфтия Регионального Духовного управления мусульман Ямало-Ненецкого автономного округа Хайдара-хазрата Хафизова для того, чтобы заниматься строительством мечети в Новом Уренгое. Мы с Хайдар-хазратом познакомились еще в Салехарде, с тех пор он стал моим старшим наставником и добрым учителем.

Муфтий Ямала Хайдар Хафизов

Мечеть мы слава Всевышнему построили, в 2011 г. она гостеприимно распахнула свои двери для прихожан. Как видите, строительство стало моей основной профессией на Ямале. Сейчас у меня в Новом Уренгое свой небольшой строительный бизнес. На общественных началах я работал сначала заместителем муфтия по вопросам строительства, а сейчас – по общим вопросам.

Мечеть в Новом Уренгое

- Ну а как тогда появилась Ямало-Ненецкая общественная организация «Кыргызская диаспора «Бек»»?

- История ее создания такова. В новоуренгойской мечети заместителем имама с 2007 г. служит мой земляк Сайдулла-хазрат Мамасадыков, он тоже с юга Кыргызстана. Мы с ним подружились еще когда он приезжал в Салехард сменить Абдуллу-хазрата Хабибова на период его отпуска. Когда я приехал в Новый Уренгой, Сайдулла-хазрат рассказал, что в городе достаточно много кыргызов, что они давно хотят создать общественную организацию, но почему-то у них это не получается. Однажды он меня привел на встречу с земляками, когда мне дали слово, я предложил свою помощь с оформлением необходимого пакета документов, но сказал, чтобы лидера себе искали из своей среды. Однако слово «помощь» они восприняли по иному. В итоге, что называется, «без меня меня женили» и выбрали руководителем диаспоры. Мы ее официально зарегистрировали и работаем, стараемся решать проблемы соотечественников, проживающих на Ямале.

- Сколько на Ямале кыргызов, как давно они тут живут, чем они занимаются?

- В Новом Уренгое официально около 2000 кыргызов, неофициально – 4000-4500. Эта цифра не постоянна, так как многие уезжают на вахту. В целом по округу, по неофициальной информации, около десяти тысяч кыргызов. Если, например, в Воркуте преобладают южане, то на Ямале есть выходцы изо всех областей. Я лично знаю кыргызского «первопроходца» - это инженер-геолог, который приехал сюда в 1992 г. В достаточно больших количествах кыргызы начали приезжать на Ямал с 1996 г. Развал Союза больно сказался на нашей стране, не было работы. Людей из нашей республики привлекала строительная кампания «Ямалазат», вслед за привлеченными специалистами-строителями приехали их земляки и родственники. С 2000-х гг. кыргызы едут сюда как трудовые мигранты для работы в различных отраслях экономики. Если грубо сказать, то 40-50% наших земляков заняты в строительной отрасли, 20-30% - работают вахтовым методом на месторождениях, а оставшиеся 20% занимаются бизнесом или работают в сфере общественного питания и обслуживания.

- Какую деятельность ведет Ваша общественная организация?

- Наша главная цель - показать ямальцам культуру и традиции нашей страны, поэтому мы стараемся активно участвовать во всех межнациональных мероприятиях городского и окружного уровня, демонстрируем костюмы, привлекаем из числа земляков талантливых певцов, недавно я привез юрту, будем ее показывать. Скоро нам должны выделить землю для строительства подворья. Хотим, чтобы там был и офис, и небольшая гостиница для земляков, оказавшихся в сложной жизненной ситуации, и конференц-зал для проведения встреч, и, конечно, центр национальной культуры. Кроме культурной деятельности, оказываем различную помощь землякам: юридическую, моральную, материальную. Недавно произошла трагедия - в с. Пангоды Надымского района утонул молодой кыргыз, мы в течение 2 дней собрали 140 тыс. рублей, чтобы его увести на родину. По традиции тело покойного стараются забрать туда, где похоронены его родители, хотя по исламу, его можно хоронить хоть где, главное, прочитать джаназа-намаз. Сотрудничаем с Генеральным консульством Кыргызстана в Екатеринбурге по разным вопросам. Помогаем всем, кто к нам обращается, даже нелегалам. Они ведь скрываются пока у них все хорошо, а как попали в беду, просят помочь. Что же делать, это ведь земляки, стараемся помочь.

- Быстро Ваши земляки адаптируются на Ямале?

- Достаточно быстро. Они же в основном к родственникам и знакомым едут, те им помогают сориентироваться на местности. Ну и мы стараемся помочь, чем можем. По инициативе Управления общественной безопасности Администрации г. Новый Уренгой на базе медресе при городской мечети в течение 2012 г. проходили бесплатные курсы по русскому языку для мигрантов. Мы постарались привлечь людей для участия в этом проекте. Приглашали всех, но пришли практически только кыргызы.

- А у себя дома Вы на каком языке говорите?

- У меня 3 детей. После Амина родилась еще дочка и сын. Дома говорим вперемешку и по-русски, и по-киргизски, чтобы оба языка дети хорошо знали.

- Вы уже на Ямале 12 лет. Ощущаете ли Вы себя сибиряком?

- Да, я это говорил и при губернаторе ЯНАО Дмитрии Николаевиче Кобылкине, и сейчас повторю Вам: мои дети родились на Ямале, где они считают, что здесь их дом, там будет и мой дом, где живут мои дети, я обязан жить и охранять их, где их гнездо, там и мое гнездо. Значит, я сибиряк.

Беседовал Алексей Старостин

Международное информационное агентство «Фергана»

 

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каким образом заявления В.В. Путина в послании Федеральному Собранию и показ новых стратегических вооружений скажется на международной безопасности в ближайшие годы?

    Следует ожидать гонки вооружений ведущих государств мира, что приведет к неконтролируемой эскалации военно-политической напряженности во всем мире  
     155 (43%)
    Сделанные заявления и показ супероружия скорее завершают начатый ранее процесс обновления Вооруженных Сил России в ответ на вызовы современности, к этому на Западе давно были готовы — существенных изменений в глобальном балансе сил не произойдет  
     142 (40%)
    На наших глазах возвращается Ялтинско-Потсдамский мировой порядок, в которой Россия определенно играет роль одного из полюсов, что позволит иметь более стабильную архитектуру международной безопасности  
     53 (15%)
    Ваш вариант ответа. В комментариях  
     8 (2%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся