Ислам и миграция

Как научить мигрантов истории России?

7 Апреля 2013
Распечатать

 Вот уже четыре месяца трудовые мигранты, работающие в сфере жилищно-коммунального хозяйства (ЖКХ), торговли и бытового обслуживания, сдают экзамены по русскому языку. Практика показала, что для них это - нелегкое испытание: многие тестируемые не понимают задания и не могут написать элементарное заявление. Количество ошибок не поддается подсчету. Значительной массе едва хватает баллов, чтобы получить положительный результат. А с 1 января 2015 года вообще планируется обязать всех иностранцев, желающих получить обыкновенную годовую рабочую визу, вид на жительство в России или разрешение на работу, сдавать экзамен по русскому языку, истории и основам законодательства. Соответствующий законопроект, разработанный единороссами Владимиром Плигиным и Дмитрией Вяткиным, был внесен в Госдуму еще 29 октября прошлого года.

Сертификат о владении русским языком, знании истории России и основ законодательства разрешат выдавать образовательным учреждениям, которые будут включены в специальный перечень имеющих право принимать такой экзамен. Порядок и критерии включения образовательных учреждений в этот список, а также формы и порядок проведения экзамена, требования к уровню знаний будет определять Министерство образования и науки России.

В пояснительной записке к законопроекту говорится, что сдачу экзамена иностранцы будут оплачивать самостоятельно, стоимость такой услуги может составлять до пяти тысяч рублей. Сертификат будет действовать в течение пяти лет. Законопроект устанавливает, что от такого экзамена будут освобождаться высококвалифицированные специалисты, которые приезжают работать в Россию. Вяткин полагает, что при доработке законопроекта может быть сделан еще ряд исключений, в том числе для спортсменов и артистов, а также для топ-менеджеров крупных компаний, которые инвестируют в Россию.

Отмечается, что основную массу мигрантов, приезжающих работать в Россию, составляет молодежь из стран постсоветского пространства. По оценкам экспертов, многие из них очень плохо знают русский язык либо вовсе им не владеют, как и элементарными знаниями по истории и законодательству.

Практически нет сомнений, что этот законопроект будет принят, поскольку необходимость аттестации мигрантов по истории и законодательству прописана в недавно утвержденнойКонцепции миграционной политики России. Но если экзамен по русскому языку для определенных категорий мигрантов введен уже в декабре 2012 года, то вопрос о том, какие знания понадобятся на экзаменах по истории и законодательству, пока не решен.

«Самое простое в этом плане – обучение русскому языку, ведь сегодня существует масса методик обучения русскому языку на элементарном уровне. А вот что из непростой российской истории должен знать иностранец? Минобрнауки приступило к разработке содержательного наполнения такого экзамена. Это непростая работа, потому что мигранту нужно предложить минимум знаний, но они должны быть емкими», — отметила в беседе с «Росбалтом» начальник управления содействия интеграции ФМС России Татьяна Бажан.

Она очень точно обрисовала проблему. Если говорить о русском языке, то проблемы с развертыванием по всей стране сети соответствующих курсов для мигрантов нет: филологи, владеющие методикой обучения русскому языку как иностранному, есть во многих университетах. Проблема только в том, что мигранты не мотивированы на обучение, так как приезжают в Россию зарабатывать деньги.

То же, думаю, касается и законодательства. Ответственным за введение экзамена чиновникам достаточно четко определить требования и нормы права, которые должен знать мигрант. За последние двадцать лет общественными организациями, органами власти, консульствами иностранных государств в России выпущено довольно много памяток для мигрантов, содержащих необходимый минимум правовых знаний. Можно предположить, что помимо знаний миграционного законодательства и режима пребывания на российской территории от мигрантов потребуют знания основ государственного устройства России (президентская республика, двухпалатный парламент, независимость судебной системы, количество регионов, территориальное деление и так далее), что, в принципе, достаточно легко отразить в памятках, учебно-методических комплексах или учебных пособиях.

А вот по обучению и тестированию мигрантов по истории России возникает куда больше вопросов. Чему, а главное как учить мигрантов? Должен ли отличаться курс, а соответственно экзамен по уровню сложности для разных категорий иностранцев (для трудовых мигрантов и претендентов на российское гражданство), а, главное, насколько? С каких точек зрения и концепций преподавать историю иностранцам, или достаточно, чтобы они знали, что первые монархи происходили из рода Рюриковичей, а Куликовская битва состоялась в 1380 году?

В этом вопросе существует масса проблем. Во-первых, далеко не все россияне хорошо ориентируются в российской истории, не говоря уже о мигрантах, которые еле изъясняются по-русски. Во-вторых, в российских школах еще совсем недавно преподавали историю по десяткам учебников, диаметрально разнящимся между собой и содержащим разные оценки ключевых моментов истории российского государства. Достаточно вспомнить знаменитый учебник Александра Кредера для 9 классов, где содержится намек на то, что без помощи США Советский Союз не выиграл бы Вторую мировую войну, и что именно США принадлежит ключевая роль в победе над фашизмом (Кредер А.А. Новейшая история зарубежных стран. 1914-1997. Учебник для 9 класса основной школы. М.: Центр гуманитарного образования, 1998. 432 с., учебник был выпущен на средства гранта фонда Сороса). После многолетних дискуссий в профессиональном сообществе историков, а также среди политиков и журналистов пришло понимание необходимости возвращения к единому варианту учебника истории. Об этом президент России Владимир Путин сказал на заседании Совета по межнациональным отношениям в феврале 2013 года. По словам главы государства, учебники должны давать однозначные толкования исторических событий, должны быть «рассчитаны на разные возрасты, но построены в рамках единой концепции, в рамках логики непрерывной российской истории, взаимосвязи всех ее этапов, уважения ко всем страницам нашего прошлого». «Нужно на конкретных примерах показывать, что судьба России создавалась единением разных народов, традиций и культур», - подчеркнул президент. Мысль совершенно правильная.

В 2002 году на круглом столе в «Российской газете» генеральный директор издательства «Просвещение» Александр Кондаков поделился следующими мыслями: «В России в этом году почти 1 миллион 800 тысяч выпускников, большинство станут абитуриентами. Чему мы их научили, в частности на уроках истории? Какова их гражданская позиция? Что меня больше всего беспокоит, так это то, что до сих пор мы живем потенциалом советского образования. Плохо ли, хорошо, но моральный заряд, который был дан советской школой, все еще поддерживает российское общество. Лет через пять во взрослую жизнь выйдут россияне с постсоветскими аттестатами. То, чему их научили, мы видели на Манежной площади. Какие уж тут нравственные позиции и моральные ориентиры».

Учебник для школьников еще не написан, так же, как и не написан учебник для мигрантов. Но, исходя из слов президента, можно пофантазировать над его содержанием.

Итак, чему из истории России и как учить мигрантов с 2015 года? Поскольку будущие экзамены для иностранцев направлены на то, чтобы перед приездом в Россию они познакомились с ее историей, законодательством, правом и языком - для быстрой адаптации и возможной дальнейшей интеграции в наше сообщество, - учебник истории, тематика учебно-методического комплекса подготовительных курсов и экзаменационные вопросы должны быть идеологически ориентированы на включение мигрантов в российское социокультурное пространство.

Позиция первая. Основной мыслью, которая бы красной нитью проходила через все тексты, должно быть подчеркивание многонационального характера российского государства, апелляция к симбиозу славяноского, тюркского, финно-угорского компонентов, акценты на том, что объединяло разные народы, населяющие Россию (торговля, кросс-культурные контакты, взаимовлияние в быту, архитектуре и так далее), а не на том, что их разъединяло. К примеру, не стоит подробно останавливаться на военных аспектах присоединения той или иной территории к России (Поволжье, Сибирь, Средняя Азия, Кавказ): этому наших будущих мигрантов успешно учат в национальных школах Грузии, Узбекистана, Украины и других стран. В их учебниках истории наша страна предстает как ненасытная метрополия, проводившая жесткую колониальную политику.

Также следует указать на поликонфессиональный характер российского государства, многочисленные примеры сотрудничества православных, мусульман, представителей других конфессий в защите России от врагов, говорить о значительном количестве иностранных специалистов – католиков и протестантов (немцев, голландцев, шотландцев и других), которых российские монархи привлекали в XVIII-XIX веках к работе в России, о выдающихся государственных и военных деятелях из числа представителей национальных и конфессиональных меньшинств, внесших вклад в развитие России.

Вот лишь несколько интересных фактов.

1) Треть российского дворянства имеет тюркские корни. Об этом рассказывают родословные книги российского дворянства: «Общий Гербовник Дворянских Родов Всероссийской империи», начатый в 1797 году, «История родов русского дворянства», «Русская родословная книга». Юшковы, Суворовы, Апраксины, Давыдовы, Юсуповы, Аракчеевы, Поливановы, Кочубеи, Козаковы, Голенищевы-Кутузовы, Бибиковы, Чириковы, Копыловы, Аксаковы, Мусины-Пушкины и многие другие имеют такие корни. Чириковы, например, вышли из рода хана Берке, брата Батыя. Огарковы – от Льва Огара, («мужчина роста великого и воин храбрый», пришел из Золотой Орды в 1397 году). «Предок рода Тургеневых мурза Лев Турген, а по крещению названный Иоанном, выехал к Великому князю Василию Иоанновичу из Золотой Орды». Этот род относился к аристократическому ордынскому тухуму (тухум - общность людей, которые являются потомками одного предка. – Прим. ред.)), так же как и род Огаревых (их российский родоначальник - «мурза честным именем Кутламамет, по прозвищу Огарь»). Десяткам дворянских родов начало положили татары.

2) Герой войны 1812 года, генерал, князь Петр Багратион происходил из древнего грузинского царского рода Багратиони.

3) Царский род Романовых заключал брачные союзы в основном с немецкими и австрийскими царственными домами. За триста лет правления династии было заключено более тридцати брачных союзов между представителями царского рода и немецкими принцессами. В общем, полный интернационал!

Основная идея учебника должна быть такой: Россию формировали представители разных народов и конфессий, у нашей страны есть огромный опыт совместного мирного сосуществования и всем здесь хватало и будет хватать места. Во время чтения учебника у мигранта должно сложиться ощущение своей востребованности и нужности в российском обществе.

Позиция вторая. Если даже учебники по истории для мигрантов будут дифференцированы в зависимости от той или иной мигрантской аудитории (1. украинцы, молдаване; 2. жители Закавказья; 3. жители Центральной Азии; 4. китайцы и так далее), акцент необходимо делать на том, что связывает иностранных мигрантов и их историческую родину с Россией.

После опубликования указа президента России от 7 мая 2012 года, в котором говорилось о необходимости обучения мигрантов русскому языку, истории и законодательству России, состоялось немало дискуссий на эту тему. В основном они были посвящены русскому языку, но кое-что говорилось и об истории. В этих дискуссиях звучала мысль о необходимости обучения мигрантов истории не всей страны, а конкретных регионов, в которые они приезжают жить и работать. В Санкт-Петербурге, кстати, пошли именно по этому пути. Летом 2012 года власти города пытались организовать для мигрантов курсы по истории города (стоимость проекта оценивалась в 320 тысяч рублей). Чиновники предложили уместить историю Северной столицы в 12 занятий и обучить целых две группы по 20 человек, но, к сожалению, эти группы набрать не удалось. Однако учебный курс был разработан, так что, возможно, он окажется востребован.

Если исходить из этого варианта, то, например, глава учебника по истории для мигрантов из Средней Азии, приезжающих на Урал и в Сибирь, может выглядеть следующим образом:

1) Предки ариев, которые образовали население Ирана и Индии, ранее проживали на Южном Урале (знаменитый Аркаим).

2) Слова «Урал» и «Арал» (Аральское море) - одного происхождения.

3) Тюркское население Урала имело тесные родственные и торговые связи с тюркским населением Средней Азии.

4) Ислам в Западную Сибирь принесли в конце XIV века суфийские шейхи из Бухары.

5) Бухарские купцы на протяжении XVII-XIX веков регулярно посещали Ирбитскую ярмарку и вели интенсивную торговлю с Уралом. А в Тюмени, Тобольске и других городах Западной Сибири существовали Бухарские слободы, где имелось компактное среднеазиатское население.

6) Знаменитый уральский суфий Зайнулла Расулев, живший в Троицке, был духовным учителем не только для татар и башкир, но и для казахов, узбеков и других народов. В его медресе «Расулия» учились будущие знаменитые писатели, поэты, журналисты, драматурги, составившие в 1920-е годы интеллектуальную элиту этих народов.

7) В годы Великой Отечественной войны на Урал прибыли десятки тысяч «трудармейцев» из Средней Азии, которые работали на уральских заводах и предприятиях, таким образом, вместе с уральцами ковали победу над врагом в тылу нашей страны. В Невьянске им даже установлен памятник.

8) В послевоенные годы уральцы активно участвовали в освоении казахской целины, восстановлении после землетрясения Ташкента, работали на многих предприятиях Средней Азии, строили там промышленные и гражданские объекты, жилые дома.

Так что связи наших регионов насчитывают тысячелетия. Автор имеет опыт чтения подобных исторических лекций в мигрантской аудитории и должен сказать, что они всегда получали позитивный отзыв слушателей.

Позиция третья. Какой бы набор материала не был представлен мигрантам для изучения, он должен быть написан максимально простым и доходчивым языком, будто бы для детей начальной школы. Текст должен быть кратким, емким, ярко иллюстрированным картинками, желательно содержать какой-то перевод на язык читающей аудитории (таджикский, узбекский, киргизский, азербайджанский и так далее), чтобы мигранты могли воспринять предлагаемую им информацию. С их низким уровнем знания русского языка и общим невысоким уровнем образования сложный и объемный текст не будет воспринят.

Позиция четвертая. Сам экзамен может быть представлен как в виде теста разной категории сложности (для разных категорий мигрантов), так и в виде экзаменационных билетов. Главный минус тестов по истории, как отмечают многие педагоги, в их формализованности, в необходимости зазубривания дат и фактов, а главное преимущество устного ответа – в развитии логического мышления, понимании динамики и сути исторического процесса. Хотя с другой стороны, устный или письменный экзамен требует высокого уровня владения русским языком, а тестовые вопросы можно сформулировать достаточно простым языком.

Как бы то ни было, уже сейчас необходимо создавать учебники для мигрантов, учебно-методические комплексы, тесты и устные вопросы, апробировать их в мигрантских аудиториях. Сделать это без государственной поддержки будет затруднительно. Средства на финансирование подобного рода работ должны быть предусмотрены и на уровне регионов, и на федеральном уровне. Главным недостатком реформы, связанной с введением экзамена по русскому языку, является отсутствие в регионах достаточной инфраструктуры. До сих пор не во всех регионах есть Центры тестирования, их стали спешно создавать уже после введения в действие закона о знании русского языка мигрантами; взаимодействие с головными вузами осуществляется «с колес», формы этого взаимодействия меняются каждый месяц; излишняя централизация, обюрокрачивание процесса, неясность целей и задач существенно затрудняют работу региональных вузов и преподавателей. Чтобы избежать подобных ошибок в будущем, подготовительную работу необходимо начинать уже сейчас.

В этой связи примером всем другим регионам России может служить Санкт-Петербург, где еще до введения языковой реформы действовала программа «Толерантность» и была развернута широкая сеть бесплатных для мигрантов курсов русского языка. А недавно принята программа «Миграция» на 2013-2015 годы с существенным финансированием, среди приоритетных задач которой значится «содействие распространению русского языка и русской культуры за рубежом», а также «содействие адаптации, интеграции и реинтеграции мигрантов и формирование взаимной толерантности между мигрантами и местным населением».

В Тюменской области Комитет по делам национальностей профинансировал пилотные курсы по русскому языку для мигрантов. Власти Томской области также нашли возможность выделить финансирование на пилотные языковые курсы. Почему бы каждому субъекту России с высоким уровнем притока мигрантов или федеральному центру в целом не разработать гибкую систему финансирования (через гранты, субсидии, государственно-частное партнерство или иные формы) подобных проектов? Такая работа ведется во всех цивилизованных странах: мигранты должны иметь возможность пройти бесплатное обучение.

Чтобы реально запустить процесс адаптации и интеграции мигрантов в России, нужна политическая воля федеральных и региональных чиновников и соответствующее финансирование, иначе все объявленные в этой области реформы останутся лишь благими начинаниями.

Алексей Старостин, директор Центра тестирования по русскому языку как иностранному граждан зарубежных стран, заместитель заведующего кафедрой теологии Уральского государственного горного университета, кандидат исторических наук, Екатеринбург

Международное информационное агентство «Фергана»

http://www.fergananews.com/articles/7680

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся