Ислам и миграция

У американцев есть средство борьбы с исламофобией

20 Января 2014
Распечатать

Лучший рецепт борьбы с исламофобией – межконфессиональный диалог! Убеждены в Совете по американо-исламским отношениям

Джеральд Ханкерсон

Исламофобия – бич западного общества, к сожалению, хорошо знакомая и российским мусульманам. Росту недоверия по отношению к мусульманам содействуют теракты, совершаемые людьми, прикрывающимися религиозными лозунгами, возрастающий уровень иммиграции из мусульманских стран, стремление мусульман жить в западном обществе в соответствие со своей религией. О том как борются с исламофобией в США корреспонденту ИА IslamNews рассказали представители крупнейшей правозащитной организации мусульман США - руководитель отдела по связям с общественностью Чикагского филиала Совета по американо-исламским отношениям (Council on American-Islamic Relations) Джеральд Ханкерсон и его коллеги. 

- Джеральд, расскажите, пожалуйста, читателям нашего портала о Вашей организации, ее структуре и основных направлениях работы.

- В этом году исполняется 20 лет деятельности Совета по американо-исламским отношениям и 10 лет нашему филиалу. Наша организация имеет штаб-квартиру в Вашингтоне и 30 филиалов по всей стране. Мы тесно взаимосвязаны, но каждый филиал формирует свою повестку дня, исходя из конкретных событий на местах. Поскольку не в каждом штате есть наш филиал, наши сотрудники обслуживают и соседние штаты, в частности, за Чикагским филиалом закреплены 2 штата и если там нарушаются права мусульман, мы выезжаем на место и разбираемся с этими случаями.

- На какие средства существует Ваша организация?

- Исключительно на пожертвования, - присоединяется к беседе менеджер по финансово-хозяйственной деятельности Чикагского филиала CAIR Мухаммед Аделати. – Мы проводим различные публичные мероприятия по сбору благотворительных средств, а также существуют различные формы пожертвований, скажем, некоторые наши доноры жертвуют по 1 доллару в день на протяжении года, кто-то наоборот дает единовременные пожертвования в размере от нескольких сотен долларов до двенадцати тысяч и выше. Большинство доноров - это члены мусульманской общины Чикаго и его окрестностей - врачи, юристы, IT-специалисты. 

- На что направляются эти средства?

- У нас есть несколько направлений работы, - продолжает Джеральд Ханкерсон. - Самые крупные – это межконфессиональные мероприятия и правозащитная деятельность. У нас есть отдел гражданских прав, это своего рода небольшая юридическая контора, которая помогает защищать права мусульман – граждан США или мусульман – иммигрантов в различных жизненных ситуациях. Ежедневно в нашем производстве находится более 200 жалоб, не меньше. 

- Какого рода жалобы чаще всего приходится разбирать?

- Мы получаем много жалоб и различных писем от мусульман, проживающих в Чикаго, которые связаны с нарушениями их гражданских прав, - поясняют присоединившиеся к беседе сотрудники отдела гражданских прав Кевин Волтер и Ахмед Ра. - Жалобы поступают и на частные компании, и на государственные структуры. Иногда эти жалобы связаны с принятием на работу, иногда с ситуациями, возникающими на улицах, например, с оскорблениями. С нарушениями своих прав сталкиваются школьники, студенты, коммерческие кампании, исламские религиозные организации, которые пытаются получить какие-то разрешения от правительства, много жалоб от заключенных на то, что им не разрешают практиковать религию в пенитенциарных учреждениях.

Кевин Волтер
Кевин Волтер

Кроме того, мы юридически сопровождаем тех мусульман, которые участвуют в процедуре получения гражданства США, к сожалению, для жителей мусульманских стран эта процедура занимает гораздо больше времени, в любой момент времени, у нас на столе более 200 жалоб. Фактически, мы небольшая юридическая контора, как правило, мы стараемся достигнуть внесудебных договоренностей, но в крайних случаях решаем дело в суде. Если же мы не в состоянии решить вопрос, то рекомендуем нашим клиентам хорошие юридические агентства, где им могут помочь в решении этой проблемы.

- А в чем причина?

- По разным причинам – иногда это дискриминация, иногда какие-то административные вопросы, иногда сочетание дискриминации и бюрократии. У служб безопасности США есть списки потенциально опасных людей, там немало мусульманских фамилий, нередко у людей, претендующих на получение гражданства полностью совпадают имена и фамилии с указанными в этом списке, поэтому много времени уходит на дополнительные проверки. 

- А каковы наиболее частые нарушения, с которыми сталкиваются мусульмане - граждане США?

- Наверное, при принятии на работу. При принятии на работу работодатель не дает людям молиться и часто относятся к ним с пренебрежением в силу имеющихся в обществе стереотипов в отношении мусульман.

- А работодатель спрашивает про вероисповедание при приятии на работу?

- Согласно федеральному законодательству, этот вопрос незаконен, единственное исключение, если сам работодатель представляет религиозную организацию. Бывают такие проблемы, что мусульманин - работник хочет помолиться во время рабочего дня, и в этот момент работодатель должен побеседовать с сотрудником, чтобы узнать каковы требования его религии и как их можно удовлетворить в конкретном рабочем месте.

- Федеральное законодательство как-то оговаривает право человека на молитву в рабочее время?

- Нет, про это прямо в законе не сказано, но согласно федеральному законодательству, работодатель должен предоставлять своим сотрудникам возможность практиковать свою религию. 

- Ежегодно Ваша организация выпускает объемные доклады о нарушении прав мусульман в США и об исламофобии, как на это реагируют американские власти и как строятся Ваши взаимоотношения с властями и другими конфессиональными группами?

- Взаимоотношения рабочие, - вновь вступает в беседу Джеральд Ханкерсон. - На стене нашего офиса Вы могли видеть многочисленные письма поддержки, которые мы запрашиваем от конгрессменов, от федерального правительства, от правительства штата, от городских властей, это свидетельствует о том, что нашу организацию признают власти разных уровней. Это помогает нам проводить благотворительные мероприятия и участвовать в межконфессиональном диалоге. Например, у нашего офиса установились дружеские отношения с еврейской общиной города Чикаго, мы проводим немало совместных мероприятий, так как сталкиваемся с общими проблемами. Также у нас хорошие взаимоотношения с католиками, их представители часто присутствуют на межконфессиональных мероприятиях, в которых участвуем и мы. Общая численность мусульман в штате Иллинойс составляет 500 тыс. человек, большинство из них живут в Чикаго и его пригородах, среди них можно найти мусульман со всех континентов. Это уникальная ситуация, в условиях Чикаго все они чувствуют себя одной уммой, забывая о противоречиях и различиях. Мне кажется, что это обусловлено традициями межконфессионального диалога, которые насчитываются в этом городе 120 лет. В сентябре 1893 года на Всемирной выставке в Чикаго, приуроченной к празднованию 400-летия открытия Америки Христофором Колумбом, происходило нечто поистине уникальное — Парламент религий всего мира, когда представители практически всех религий впервые участвовали в обсуждении общих для представителей разных конфессий вопросов. Тогда впервые в истории был задан тон нынешним усилиям в области межконфессиональной дипломатии, которым мы стараемся следовать сегодня. 

- Согласно сайту чикагского филиала CAIR, Вы проводите большое количество мероприятий, включая правозащитные акции, благотворительные вечера, просветительские встречи, пресс-конференции, иные массовые мероприятия, в то время как у Вас лишь десяток сотрудников. Какими силами вам удается вести такую обширную деятельность?

- У нас много общественных активистов. Кроме того, у нас работает немало стажеров. В нашем офисе есть целый отдел с компьютерами, где работают стажеры, в общей сложности за 9 лет работы нашего филиала у нас побывало 500 стажеров из 200 вузов США. Стажировки – с этого начинается карьера человека. Он получает опыт в той сфере, которая его интересует. Некоторые остаются работать у нас, как, например, Мухаммед Аделати, некоторые еще стажируются, как Ахмед. С недавних пор у нас в отделе общественных связей начала работать Агнешка, она полячка, два года стажировалась у нас. Впрочем, она сама расскажет о себе. 

Мухаммед Аделати
Мухаммед Аделати

- Я родилась в Польше, выросла в католической семье, - рассказывает девушка. - Училась в крупнейшем частном католическом университете США - в университете Де Поля, четыре года изучала ислам с точки зрения культуры и географии. Несколько месяцев назад сама приняла ислам, так как очень его полюбила. В нашем университете, хотя он католический, учится много студентов разного вероисповедания, есть активная ассоциация студентов мусульман, есть такая же ассоциация студентов иудеев. 2 года назад один из священников, который работает в университете, был назначен координатором по межконфессиональным отношениям, он устраивает различные мероприятия – культурные, политические, религиозные. Они очень хорошо посещаются. Университет Де Поля выступает за толерантность, у нас есть мусульманский капеллан Абдулмалек, он раньше тоже был католиком.

Агнешка
Агнешка

- Кстати, я тоже вырос как христианин, - вновь говорит Джеральд, - мне сейчас 32 года, в 16 лет я принял ислам. Я единственный мусульманин в моей семье, со временем мои родственники приняли мой выбор, так что у нас многоконфессиональная семья. Моя жизнь больше сосредоточена на вопросах социальной справедливости. Когда я был христианином, я знал о многих случаях несправедливости и неравенства, которые существовали, но не имел возможности работать для блага всех. Познакомившись с мусульманами, с Кораном, я нашел хорошие примеры того, как социальная справедливость пронизывает все аспекты жизни и способствует построению справедливого общества, этим и был обусловлен мой выбор. События 11 сентября и терроризм повлекли за собой ограничения и дискредитацию мусульман в нашей стране. Кроме того многие мусульмане за рубежом страдают от дискриминации, от бедности и от недостатка ресурсов. Ислам является примером того, как религиозная обязанность побуждает человека заботиться о ближнем своем и о людях других конфессий, заботиться о будущих поколениях.

- Коли вы заговорили про 11 сентября, повлияли ли теракты на характер деятельности Вашей организации?

- Проблемы были схожи, исламофобия тогда тоже присутствовала в американском обществе. Хотя сейчас правительство уделяет много внимания войне с терроризмом, поэтому объем работы отделов гражданских прав в нашей организации увеличился. Что касается межконфессионального диалога, то до 11 сентября мы меньше занимались межконфессиональными проектами, после 11 сентября у нас таких проектов стало намного больше. Ведь лучший рецепт борьбы с исламофобией – межконфессиональный диалог.

Фотографии с мероприятий CAIR
Фотографии с мероприятий CAIR

Фотографии с мероприятий CAIR
Фотографии с мероприятий CAIR

Письма поддержки
Письма поддержки

Письма поддержки
Письма поддержки

http://www.islamnews.ru/news-143852.html

Автор: Беседовал Алексей Старостин

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся