Ислам и миграция

Лекарство от ИГИЛа

15 Июля 2015
Распечатать
15 июля 2015, 10:51

13 июля Свердловскую область против своей воли покинули трое граждан Турции, которых называют вербовщиками ИГИЛа — самопровозглашённого «Исламского государства». О том, насколько опасны такие визитёры и есть ли у них перспектива на Среднем Урале, мы расспросили председателя Общественно-консультативного совета при УФМС России по Свердловской области, завкафедрой теологии Уральского горного университета Алексея Старостина.

— Беда постучалась в уральскую дверь. Впервые так громко, с медийным резонансом. Но впервые ли вообще?

— Нет, конечно. Не стану перечислять другие случаи — о них сейчас много говорится и пишется в СМИ. Стоит пропасть из дома или студенческого общежития молодому человеку с восточными корнями, как тут же возникает версия, что он поехал воевать за ИГИЛ. Это говорит об атмосфере. Что касается подобной деятельности, то, на мой взгляд, её история насчитывает уже полтора десятка лет. Когда жители нашего региона уезжают в горячие точки, скажем так, с исламистским подтекстом… Разные радикальные группировки уже давно на Урале присутствуют и такую работу проводят.

— Кто попадает в группы риска?

— В первую очередь трудовые мигранты из Средней Азии. Среди них проще вести агитацию. Почему? На родине работы нет — раз. В России им тоже не рады — два. Существуют они зачастую вне правового поля, в обстановке социальной сегрегации — три. Как тут не мечтать о лучшей доле? Вербовщики её и предлагают. Среди гастарбайтеров, как правило, много внушаемых людей со сбитыми жизненными ориентирами. Идеальная среда для вербовки.

— Есть ли местный контингент?

— Да, и это, к сожалению, молодёжь. Представители так называемого потерянного поколения, которые родились и выросли в то время, когда родителям было не до них: нужно было как-то выжить, заработать, накопить. Если раньше воспитывала улица, то нынче — молодёжные субкультуры, которые существуют одной ногой в реальности, другой — во Всемирной сети. А в ней вербовщикам раздолье. Кажется, что в реальной жизни, если тебе дадут автомат, воевать так же легко и нестрашно, как мочить монстров в компьютерной «стрелялке». В представлении некоторых из них идеальный мир — он на Ближнем Востоке. Если говорить о взрослых, то здесь упор в игиловской пропаганде делается на религиозные и национальные чувства. Стало быть, направлен он на мусульман. Первый лозунг: единоверцы нуждаются в помощи, второй — что в России притесняют их религию, и лучше бы переселиться туда, где она является господствующей.

— Что можно противопоставить этому?

— Здесь вполне бы подошли уже существующие рекомендации, как оградить молодёжь от влияния тоталитарных сект. По сути, вербовщики ИГИЛа действуют почти так же. Главное, вовремя обратить внимание на то, изменяется ли у ребёнка поведение, появляется ли новый круг знакомых и, если что-то покажется подозрительным, принять меры. Что касается мусульман и мигрантов, то здесь властям нужно работать через имамов и мечети, которые поддерживают традиционный ислам. В своих проповедях они напоминают верующим о нормах традиционного ислама, необходимости достойного поведения и благодарности стране, которая приютила мигрантов. Духовные лидеры являются авторитетами для верующих, только, к сожалению, круг тех, до кого они могут донести ложность учения ИГИЛа – не такой большой. Среди мигрантов мечети посещают только 10–15 процентов.

http://www.oblgazeta.ru/society/24274/

 

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся