Ислам и миграция

Основное богатство России - многонациональность и многокультурность

27 Октября 2015
Распечатать

Сегодня миграционная политика является острой темой. О страхах, предубеждениях и реальной ситуации с мигрантами в России и Европе разговор с Алексеем Старостиным, экспертом в области миграции, председателем общественно-консультативного  совета при УФМС России по Свердловской области, директором Центра тестирования  по русскому языку, заведующим кафедрой теологии Уральского государственного горного университета.

- Сегодня в центре внимания Сирия в связи с российским вмешательством в данный конфликт, обсуждение миграционного кризиса в Европе, что является следствием сирийской гражданской войны и революций «арабской весны», новое палестино-израильское противостояние. Недавно в центре внимания была ситуация в Таджикистане в связи с попыткой вооруженного мятежа генерала Назарзоды и запретом Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ). Подробно освещался визит Владимира Путина в Казахстан. На Среднюю Азию обращаю внимание  из-за дестабилизации ситуации в Афганистане (активизация талибов, захват Кундуза). Обсуждается координация усилий по противодействию пропаганде Исламского государства (ИГИЛ, его деятельность запрещена в России судом), с которым Россия вступила в войну. Что касается Закавказья, много шума в прессе наделали инициатива Южной Осетии о вступлении в состав РФ и очередное обострение в зоне Карабахского конфликта. Российская пресса отслеживает все, что происходит в соседних странах, если события касаются российских интересов.

Тема миграции в этом году перестала быть в центре внимания. Хотя в начале года очень много говорили об изменениях в миграционном законодательстве, в частности, о том, что теперь для оформления всех разрешительных документов (патент, разрешение на работу, разрешение на временное проживание, вид на жительство) мигрантам надо сдавать экзамены по русскому языку, истории России и законодательству РФ. Уральский государственный горный университет одним из первых в России провел этот экзамен для 120 человек. Экзамены, стоимость которых составляет 4900 рублей, не единственное законодательное новшество. Теперь для оформления разрешительных документов  необходимо оформлять добровольное медицинское страхование, платить госпошлину за патент, проходить медосмотр, вставать на налоговый учет. Предоставить  пакет документов нужно  за 30 дней. В зависимости от региона у мигрантов на это уходит от 15 до 30 тысяч рублей, а  еще надо где-то жить, чем-то питаться. Прибавьте стоимость билета из Душанбе или Ташкента (15-20 тысяч рублей в одну сторону) и выходит сумма в 70-90 тысяч рублей, которые уже должны быть у мигранта для приезда в Россию!

В начале 2015 года люди ехали сюда, продавая последнюю корову и, беря кредиты, тратили деньги на оформление документов, а потом либо не находили работу, либо находили, но предлагаемые зарплаты были низкими. Они вынуждены были возвращаться домой. С прошлого года начала применяться система закрытия въезда для иностранных граждан за нарушения российского законодательства. Мигранты называют эту систему «черными списками».  Стоит добавить девальвацию рубля,  экономический кризис. В России стало намного дороже легализоваться и не так выгодно работать, хотя Россия все еще остается достаточно привлекательной страной для мигрантов.

–Что вы думаете о переселении народов, т.е. ситуации  с миграционным кризисом в Европе?

В отношении миграционного кризиса в Европе скажу, что это прямое следствие политики США и Европы на Ближнем Востоке. Да, были диктаторские режимы в Египте, Тунисе, Ливии, Ираке, Сирии. Да, там нарушались права человека, но никто не голодал, у людей была работа, стабильность, какие-то перспективы. А что сейчас? Анархия, хаос, гражданские войны. На мой взгляд, этот кризис радикальным образом повлияет на этническое и политическое будущее Европы вплоть до распада Евросоюза,  роста фашистских настроений и столкновений на религиозной почве.

– Вы упомянули о восстании генерала Назарзоды и запрете ПИВТ в Таджикистане. Какая ситуация складывается в республике в настоящее время. Нужно ли нам ожидать оттуда увеличение потока людей?

– Я бывал в различных районах Республики Таджикистан. Это очень красивая страна с огромным туристическим потенциалом. Там есть красивые горы, старинные мечети, медресе и крепости, которые реставрируются, есть Каракумское водохранилище, местные жители называют его «Таджикским морем», вокруг построены санатории и курорты. Узбекистан смог раскрутиться на туристическом рынке, Таджикистан также мог бы это сделать, но для этого необходимо проводить последовательную политику по развитию въездного туризма и  соответствующую рекламу страны.

Политические потрясения, которые произошли там недавно, в частности, попытка вооруженного мятежа во главе с замминистра обороны, генералом Назарзода и запрет деятельности оппозиционной ПИВТ, безусловно, мешают созданию образа туристически привлекательного государства. Борьба с исламистским экстремизмом ведется в Таджикистане  много лет:  члены радикальных исламистских организаций получили реальные тюремные сроки,  власти всех обучавшихся в зарубежных медресе студентов вернули на родину,  детям до 18 лет запретили посещать мечети, госслужащим запретили посещать пятничный намаз, все религиозные курсы, которые с советских времен проводили на дому религиозные учителя. Под контролем государства мечети, поощряется светский образ жизни, не приветствуется ношение бороды. Находящиеся в России религиозные таджики по этому поводу, конечно, возмущаются. Режим президента Рахмона достаточно прочен. Ему оказывает поддержку Россия. Народ помнит ужасы гражданской войны, которая разразилась в республике в 1990-е годы и отрицательно сказалась на ее экономическом развитии. Никто не заинтересован в новом конфликте. А только он может спровоцировать рост количества лиц, которые поедут в Россию в качестве беженцев.

Есть только два фактора, которые могут негативно сказаться на стабильности в Таджикистане – нападение на республику со стороны исламистов из Афганистана или же внезапная смена власти в республике. Тогда ситуация будет не предсказуема. Кстати, сегодня в России находится почти 1 млн. граждан Таджикистана, их переводы обеспечивают до 40% ВВП республики.

– В Москве на  празднования Уразы и Курбан-Байрама  в мечети приходит большое количество мигрантов. Как реагируют на Урале на приезд мигрантов местные мусульмане?

– В Екатеринбурге и его городах-спутниках в общей сложности 10 мечетей и молельных домов. Практически, везде по пятничным и  по праздничным молитвам приезжие из Средней Азии, Северного Кавказа и Закавказья составляют большинство молящихся. Татар и башкир, коренных мусульман Урала, насчитывается мало. Среди части татар и башкир присутствуют мигрантофобские настроения: мол, приехали и заняли наши мечети. Я бы сказал, что таких  недовольных –  около половины. Среди других  отношение к приезжим нейтральное, третьи относятся к мигрантам как к братьям по вере, что и предписывается исламом.

Приезжие составляют большинство в мечетях практически во всех крупных и средних городах России, особенно пестрый этнический состав верующих в городах к востоку от Урала, вплоть до Дальнего Востока. Если в Европейской части страны имамами традиционно являются в основном татары, то в Сибири и на Дальнем Востоке на постах имамов и даже муфтиев встречаются выходцы с Северного Кавказа и из Средней Азии. Это следствие интенсивных миграционных процессов 1990-2000-х годов.

- Что нужно сделать властям, чтобы ситуация не вышла из под контроля?

- Держать руку на пульсе. Основная масса мигрантов  –  люди, приезжающие в Россию, чтобы заработать деньги для семей, далеко не все ходят в мечети. Соцопросы свидетельствуют, что среди мигрантов из Средней Азии доля практикующих мусульман, т.е. совершающих намазы и посещающих мечети по пятницам, колеблется от 10 до 30%. Но среди них есть единицы тех, кто исповедует не классический ислам, а различные формы сектантских течений, которые ученые называют исламизмом, т.е.  агрессивную идеологию,  призывающую к насилию и убийствам. В классическом исламе это считается тяжкими грехами. Вербовщики этих течений сбивают с пути истинного внушаемых людей. Поэтому спецслужбы и правоохранительные органы должны продолжать проводимую ими работу по нейтрализации исламистских группировок и поддерживать традиционное мусульманское духовенство в их работе с верующими по разъяснению принципов классического ислама. Эта работа уже сейчас проводится, нужно только ее усиливать.

–Отличается ли ваше мнение, эксперта из региона, на ситуацию по исламу России от того, что  озвучивают столичные эксперты в этом вопросе?

–Все российские исламоведы озабочены процессами, которые происходят в российском исламе. Во-первых,  это организационный раскол. В отличие от Русской Православной Церкви, в России действует несколько мусульманских организаций федерального уровня и множество регионального, между которыми складываются непростые взаимоотношения. Во-вторых, рост радикализма среди мусульманской молодежи. В-третьих, интенсивные миграционные процессы и их влияние на российский ислам. Вот три ключевых вопроса, вокруг которых сегодня ведутся дискуссии. У каждого из экспертов своя точка зрения на происходящее, иногда, на мой взгляд, излишне политизированная, несколько однобокая. Кто-то руководствуется личным негативным отношением к оппонентам. Тогда как надо смотреть на процессы с разных точек зрения, а на факты – беспристрастно. 

– Нужно ли проводить ассимиляционные мероприятия для приехавших мусульман, особенно для молодежи, в Россию? Вот приехали студенты, а они с другими почти не общаются, живут своей группой.

– Государство занимается формированием гражданской нации  – россиян, при этом каждый волен исповедовать свою религию и поддерживать свою национальную культуру. Это базовые принципы нашего законодательства. С научной точки зрения ассимиляция — это процесс, в результате которого один этнос лишается своих отличительных черт и заменяется чертами другого общества; смешение племён. Т.е. политика ассимиляции противоречит Конституции РФ.

Уместней говорить о социокультурной адаптации и интеграции мигрантов в российское общество. На это и должна быть нацелена политика государства. Люди, приезжая в любую страну, должны уважать ее традиции, стараться изучить ее язык, ее законы. Скажем, когда мы приезжаем в Иран, девушки обязаны одеть платок, даже если они не мусульманки, так положено. Это политика страны. В Объединенных Арабских Эмиратах туристов штрафуют за излишнее оголение. Так и приезжающие в Россию должны знать ее традиции и законы. Для этого проводятся экзамены для мигрантов по русскому языку, истории и основам законодательства. Если говорить о студентах, то многие вузы не допускают совместного заселения представителей одной национальности в общежитие, расселяют их в комнатах вместе с русскими студентами, так иностранные ребята быстрее изучают русский язык, быстрее перенимают местную культуру. Преподаватели отдельно изучают с ними русский язык. При этом никто не покушается на их религию или национальную идентичность. Именно образовательные учреждения: школы, университеты - на сегодняшний день являются самыми эффективными институтами по интеграции мигрантов в принимающее общество. Дети иностранцев, посещающих российские школы, выходят оттуда, как правило, хорошо говорящими по-русски и хорошо усвоившими ценности нашей культуры. У современно молодежи нужно воспитывать любовь к стране, патриотизм и помнить о том, что основное ее богатство – многонациональность и многокультурность ее народа.

Виктория Соцкова

Фото из архива Алексея Старостина

Российское информационное агентство «Национальный альянс»

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся