Блог Мамеда Мустафаева

Международно-правовые основы системы безопасности в отношениях Советский России и Кемалисткой Турции.

23 Января 2017
Распечатать
Поделиться статьей


Международно-правовые основы системы безопасности в отношениях Советский России и Кемалисткой Турции.



 



Отношения двух государств, расположившихся на стыке западной и восточной цивилизаций, имеют общие экономические, политические и культурные характерные черты. Именно эти аспекты на протяжении всей истории являлись важными факторами, определяющими судьбы этих стран и судьбы их многочисленных народов. Оба государства имели специфичные пути развития. С присоединением обширных территорий предполагалось возникновение новых сфер влияния, и чем больше становилась экспансия этих стран, тем скорее они приближались к неминуемому столкновению интересов. Кроме того на международной арене существовали и другие сильные игроки, в лице Англии, Франции, Германии, а позднее и Соединённых Штатов Америки, желавших скорейшего подрыва экономического и военно-политического потенциала Турции и России. Империалистические страны на протяжении всей истории делали всё возможное, чтобы повлиять на ослабление соперников и конкурентов в борьбе за сферы влияния. Но в начале XX века политический курс в высших кругах западных держав сменился, и вектор агрессивно проводимой политики был повернут на Восток. Новыми целями империалистических стран стала и без того ослабленная внутренними распрями Османская Империя и её гигантский сосед могущественная Российская Империя. Речь идёт об известном историческом промежутке времени, когда пали некогда великие империи и на их местах стали образовываться новые формально независимые национальные государства, когда западные державы, победившие в Первой мировой войне, решили распространить свои сферы влияния дальше не восток и установить свой порядок на территориях проигравших стран. В тот период Османская Империя, опустошённая войной и потерпевшая в ней крах была разделена между союзными странами. Мустафа Кемаль-паша (позже получивший фамилию Ататюрк) сумел возглавить национальное движение, которому удалось спасти турецкий народ от неминуемой гибели и создать на месте поверженной Османской империи, хоть и в меньших территориальных размерах, но уже новое независимое государство – Турецкую Республику. В то время Россия также переживала тяжёлый и ужасающий период: поражение в войне, погружение в кошмар революции, распада страны и кровавой гражданской войны – но также нашла выход, провозгласив новое государство, построенное на идее социализма. Сходство судеб Турецкого и Российского государств  в послевоенную эпоху состоит в том, что оба военных и поствоенных экономических и политических кризиса в этих странах, повлекших за собой ужасающие последствия, были вызваны во многом внешними факторами: недоброжелательной и агрессивной политикой западных держав, направленной на максимальное ослабление двух стран и установление главенства своих интересов на территории последних. Полностью осознавая такую геополитическую реальность оба государства стали проводить политику на укрепление отношений между собой, основываясь на взаимопомощи и безопасности.



 



Позитивный опыт тех лет должен не только сохраняться на страницах истории, он представляется актуальным и сегодня, показывая нам воочию отличный пример взаимной дружбы и согласия между Россией и Турцией в самые тяжёлые времена. Опыт российско-турецкого взаимодействия 1920-х гг., прежде всего, связан с чётким пониманием содержания своих государственных интересов, а также возможностями их реализации в отношениях между Кемалистской Турцией и Советской Россией, а также Кемалистской Турцией и остальными советскими республиками. После такого сближения страны Антанты увидели, что главным препятствием на пути к осуществлению их планов по разделу Турции является анатолийское национально-освободительное движение, хорошо поддерживаемое Советской Россией, в лице которой турецкий народ обрел надёжного и бескорыстного друга.



Интересы советского государства в вопросе сближения с Турцией чётко озвучил народный комиссар иностранных дел РСФСР Г. В. Чичерин. Он видел Москву в роли миротворца и посредника, оказывающего влияние на народные массы в Армении и Турции, способного удержать их от взаимной резни, а также содействовать взаимному разграничению Турции со своими соседями[1], а именно установлению путём переговоров точных границ с Арменией и Персией[2].



 



На пленарном заседании русско-турецкой конференции в Москве 26 февраля 1921 г. глава советской делегации Г. В. Чичерин подчеркнул в своей речи значение дружественных отношений между Советской Россией и странами Востока. В его выступлении красной нитью сквозила идея совместной борьбы с общим врагом и обеспечении безопасности обоих государств.  Нарком Г. В. Чичерин говорил (цитата): «Дружба народов Востока является для нас основным условием нашей международной жизни и точно так же дружба с нами должна быть положена Турцией в основу ее политического положения. Наша нравственная и политическая сила неотделима от нашего союза с народами Востока, борющимися за свое освобождение. Соединяющая нас дружба должна развиваться в обоюдных наших интересах, в интересах всех народов, борющихся против идущей извне тирании. Эта дружба должна найти свое выражение в формальном и окончательном договоре, объединяющем наши народы»[3]. В ответной речи председатель турецкой делегации Юсуф Кемаль-бей полностью признал общность интересов Турции и Советской России, а также необходимость сотрудничества между странами. Он по-разному позиционировал Советскую Россию и Кемалисткую Турцию (московское правительство как «очаг коммунизма», а Турцию – «очагом стремлений к освобождению восточного мира»). Турецкий дипломат выразил убеждённость в том, «что при сложившихся условиях исторический детерминизм заставил бы оба народа прийти к соглашению даже в том случае, если бы это противоречило желаниям правителей»[4].



Переговоры закончились 16 марта 1921 г. подписанием в Москве советско-турецкого договора о дружбе и братстве[5]. Московский договор констатировал, что «всякие трудности, созданные для одного из двух народов, ухудшают положение другого», при этом РСФСР добилась отказа притязаний Турции на Батум и Александрополь, были разрешены иные территориальные и пограничные проблемы, стороны согласились передать разрешение проблемы проливов Босфора и Дарданелл, а также правового режима Чёрного моря будущей конференции всех прибрежных государств. После заключения договора произошёл обмен нотами между Наркомом иностранных дел РСФСР В. Г. Чичериным и послом Турции в Москве Али Фуадом, в которых стороны условились информировать друг друга об изменении внешней политики в отношении друг друга, о переговорах с третьими странами и не заключить соглашения, затрагивающие интересы друг друга[6]. В качестве примера реализации указанных положений можно привести случай, отмеченный в мемуарах полномочного представителя РСФСР в Турции (1922-1923) С. И. Аралова и связанный с появлением в Анкаре в июне 1922 года французского эмиссара полковника Мужена. Турецкому правительству было предложено заключить военный союз с Францией, установить компромиссный мир с Англией и порвать с Советской Россией; Мустафа Кемаль-паша данное предложение отклонил[7]. Таким образом, Московский договор заложил основу системы безопасности, которая реально работала и оказалась в обоюдных интересах РСФСР и Турции.



 



Одним из главных противоречий в отношениях между двумя странами оставался нерешённый вопрос о восточных границах Турции с советскими республиками Грузии и Армении. И впоследствии эти противоречия разрешились  договором от 13 октября 1921 года, который был подписан в Карсе между Турцией и закавказскими советскими республиками: Грузией, Арменией и Азербайджаном[8]. Карсский договор распространил на закавказские республики положения Московского договора и, таким образом, исключил какие-либо территориальные и национальные споры между всеми сторонами договора, тем самым ещё более укрепив отношения между Турцией и Советской Россией. Таким положительным обстоятельствам в регулировании отношений между ранее заклятыми врагами, предшествовали определённые предпосылки, одна из которых геополитическая. Оба выдающихся государственных деятеля нуждались в максимальном извлечении пользы от взаимных и дружественных отношений. Оба лидера понимали своё тяжкое положение и решились объединиться перед лицом общего врага, основываясь на взаимопомощи и международной поддержке. Подобная прагматическая политика осознавалась руководством обеих стран, чему свидетельствуют наставления В.И. Ленина С.И. Аралову полпреду РСФСР в Турции перед его отправлением в Анкару: « Конечно, Мустафа Кемаль-паша не социалист, но, по-видимому, хороший организатор и талантливый полководец, ведёт буржуазно-национальную революцию, прогрессивно настроенный человек, умный государственный деятель. Понял значения нашей социалистической революции и относится положительно к Советской России. Ведёт освободительную войну против захватчиков, и я уверен, он собьёт спесь с империалистов…»[9].  Данные слова Ленина ярко выражают советские настроения по поводу Кемалистской Турции. Более того, С.И. Аралов приводит характеристику Турции, данной В.И. Лениным, как страны крестьянской и мелкобуржуазной, в которой мало промышленности и совсем немного рабочих[10].



 



Советская Россия оказывалась не одна в борьбе с империалистическим лагерем и к тому же всячески старалась обезопасить свой тыл для спокойного завершения социалистической  революции в стране, а также интеграции советских республик. Среди прочих договоров, также дипломатически дружественные отношения установились между Турцией и Украинской ССР. Так в 1922 году был подписан договор о дружбе и братстве между Украинской ССР и Турцией[11]. Данный документ распространял действие договора 1921 года между РСФСР и Турцией и на Украинскую ССР. Из воспоминаний С.И. Аралова о встрече с М. В. Фрунзе, последний в своих громких речах отмечал (цитата): «Вместе боремся против империализма. Это очень важно. Значит мы не одни»[12].  



Такой же настрой и многообещающую дружественную политику демонстрировало и турецкое руководство в отношении России. Державы сближала существующая между ними солидарность в борьбе против империализма. Первым внешнеполитическим актом правительства Великого Национального Собрания Турции стало обращение Мустафы Кемаля от 26 апреля 1920 г. к В.И. Ленину с письмом, в котором говорилось, что «Турция обязуется бороться совместно с Советской Россией против империалистических правительств для освобождения всех угнетенных, изъявляет готовность участвовать в борьбе против империалистов на Кавказе и надеется на содействие Советской России для борьбы против напавших на Турцию империалистических врагов»[13]. По мнению специалиста-консультанта НКИД СССР по Турции и черноморским проливам, эксперта на конференции по вопросу о режиме черноморских проливов в Монтрё (1936) А. Ф. Миллера, турки прекрасно понимали, что без помощи советов не смогут продержаться долго. И поэтому естественным образом становились союзниками РСФСР, даже по тем вопросам, которые, казалось бы, противоречили взглядам самого Мустафы Кемаля. Так, А. Ф. Миллер обращал внимание на то, что при оказании советами всяческой помощи освободительно-национальному движению, в Турции была даже создана полноценная коммунистическая партия изначально турецкое правительство взяло под надзор и тотальный контроль деятельность новообразованной партии, а через несколько лет и вовсе воспрепятствовало её существованию. А. Ф. Миллер характеризовал подобную политику как угождение и согласие по отношению своему соседу в целях поисков путей сближения друг с другом[14].



В 1925 году в Париже был заключён советско-турецкий договор о дружбе и нейтралитете на пять лет с возможностью продления его действия,  предусматривавший нейтралитет, режим ненападения и неучастие во враждебных союзах в случае военных столкновений. Сложно не согласиться с позицией азербайджанского исследователя Дж. Гасанлы о том, что Парижский договор явился логическим продолжением описанных выше  договоров советских республик с Турцией, а также обеспечивал регулирование широкого круга вопросов в советско-турецких отношениях.[15] Таким образом, подтверждался основной геополитический курс Советского государства и Турции в отношении друг друга, направленный на взаимовыгодное сотрудничество и безопасность.



 



Таким образом, складывается вполне разумное соображение, суть которого заключается в том, что политика двух стран являлась тождественной и предполагала взаимовыгодное развитие в пользу собственного народа. Эта политика не заканчивалась искренностью и состраданием двух борющихся народов против внешней интервенции и победы своих национальных революций. Она представлялась дальновидной и необходимой при подобных стечениях обстоятельств и предусматривала дальнейшее совместное развитие государств. Защищая, прежде всего, свои собственные интересы Советская Россия и Кемалистская Турция сделали неоценимый вклад в развитие двусторонних отношений, опыт которых актуален и должен быть использован в современных условиях международной обстановки. При сложившейся на сегодняшний день мировой конъюнктуре и своём определённом положении обеих стран на международной геополитической арене, воплощение в жизнь данного опыта представляется столь же полезным и выгодным, как это было и сто лет тому назад.



Библиография:



1.                 Аралов С. И. Воспоминания советского дипломата. 1922-1923. – М.: Институт международных отношений, 1960. – 223 с.



2.                 Гасанлы Дж. П. СССР-Турция: от нейтралитета к холодной войне (1939-1953). – М.: Центр Пропаганды, 2008. – 664 с.



3.                 Договор о дружбе и братстве между Правительством Российской Социалистической Федеративной Советской Республики и Правительством Великого национального собрания Турции от 16.03.1921 г. // Собрание узаконений РСФСР. – 1921. – № 73, ст. 598.



4.                 Документы внешней политики СССР. Т. III. 1 июля 1920 г. – 18 марта 1921 г. – М.: Государственное издательство политической литературы, 1959. – 723 с.



5.                 Документы внешней политики СССР. Т. II. 1 января 1919 г. – 30 июня 1920 г. – М.: Государственное издательство политической литературы, 1958. – 803 с.



6.                 Кемаль М. Путь новой Турции, 1919-1927. Т. 3. – М.: ЛИТИЗДАТ Н.К.И.Д., 1934. – 480 с.



7.                 Миллер А. Ф. Краткая история Турции. – М.: Государственное издательство политической литературы, 1948. – 304 с.



8.                 Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Вып. I - II. Изд. третье. – М.: Издание Народного Комиссариата по иностранным делам, 1935.









[1] Доклад Народного Комиссара по Иностранным Делам РСФСР Г. В. Чичерина на заседании ВЦИК 17.06.1920 г. // Документы внешней политики СССР. Т. II. – М., 1958. С. 658.





[2] Годовой отчёт Народного Комиссара Иностранных Дел РСФСР к VIII Съезду Советов за 1919-1920 гг. от 22-29.12.1920 г. // Документы внешней политики СССР. Т. II. – М., 1958. С. 725.





[3] Речь главы советской делегации Г. В. Чичерина на открытии Московской конференции по заключению советско-турецкого договора от 26.02.1921 г. // Документы внешней политики СССР. Т. III. – М., 1959. С. 684.





[4] Ответная речь главы турецкой делегации Юсуф Кемаль-бея на открытии Московской конференции по заключению советско-турецкого договора от 26.02.1921 г. // Документы внешней политики СССР. Т. III. – М., 1959. С. 685.





[5] Договор о дружбе и братстве между Правительством Российской Социалистической Федеративной Советской Республики и Правительством Великого национального собрания Турции от 16.03.1921 г. // Собрание узаконений РСФСР. 1921. № 73, ст. 598.





[6] Обмен нотами между Народным Комиссаром Иностранных Дел РСФСР и Послом Турции в Москве при подписании Договора между Россией и Турцией от 16.03.1921 г. // Документы внешней политики СССР. Т. III. – М., 1959. С. 605-607.





[7] Аралов С. И. Воспоминания советского дипломата. 1922-1923. – М., 1960. С. 122.





[8] Договор о дружбе между Социалистической Советской Республикой Армении, Азербайджанской Социалистической Советской Республикой и Социалистической Советской Республикой Грузии, с одной стороны, и Турецкой Республикой, с другой стороны, заключенный при участии Российской Социалистической Федеративной Советской Республики (Вместе с «Территорией Нахичевани») подписан в г. Карсе 13.10.1921 г. // Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Вып. I - II. Изд. третье. – М., 1935. С. 166 - 175.





[9] Аралов С. И. Указ. соч. С. 35.





[10] Там же. С. 36.





[11] Договор о дружбе и братстве между Украинской Социалистической Советской Республикой и Турецкой Республикой подписан в Ангоре 21.01.1922 г. // Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных с иностранными государствами. Вып. I - II. Изд. третье. – М., 1935.





[12] Аралов С. И. Указ. соч. С. 44.





[13] Кемаль М. Путь новой Турции, 1919-1927. Т. 3. – М., 1934. С. 310.





[14] Миллер А. Ф. Краткая история Турции. – М., 1948.





[15] Гасанлы Дж. П. СССР-Турция: от нейтралитета к холодной войне (1939-1953). – М., 2008. С. 18





 


Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся