Блог Ксении Муратшиной

Китайская военная стратегия. «Дунфэн-41» и ядерная безопасность. Пост вопросов

25 Января 2017
Распечатать

23 декабря 2016 г. международное издание китайской газеты «Хуаньцю шибао», «Global Times», опубликовало редакционную статью «Китай не должен колебаться в вопросах строительства своей ядерной мощи» (http://www.globaltimes.cn/content/1025377.shtml). Она появилась после избрания Д. Трампа президентом США и прошла для многих, в том числе российских СМИ, увлеченных темой американских выборов, незамеченной. Содержание статьи сводилось к сетованию, что Россия и США имеют по семь с лишним тысяч ядерных боеголовок. А как же Китай? – задавалась вопросом газета. И далее следовали призывы: «Утверждение, что ядерное оружие не может быть использовано, – это всеобщее заблуждение»; «Китай, находящийся в центре глобальной геополитики», в этих условиях «не должен колебаться или испытывать озабоченность по поводу того, как отреагируют западные страны». «В вопросах ядерного сдерживания нет места колебаниям», – заключала газета.



Ровно через месяц, 23 января 2017 г., «Global Times» продолжила тему, но уже после того, как китайская армия начала воплощать эту идею на практике. В статье «“Дунфэн-41” принесут Китаю больше уважения» (http://www.globaltimes.cn/content/1030353.shtml) сообщается, что, по данным гонконгских и тайваньских СМИ, в провинции Хэйлунцзян, граничащей с Россией, была размещена вторая на северо-востоке Китая бригада мобильных комплексов межконтинентальных баллистических ракет. Далее приводятся данные о технических характеристиках «Дунфэн-41» (радиус действия – около 14 000 километров, каждый комплекс может нести 10 – 12 ядерных боеголовок), а остальную часть статьи занимают рассуждения о том, что «придание Пекином особенного значения данным комплексам логично, они являются средством стратегического сдерживания»; «вместе с подъемом Китая растут и стратегические риски для него»; «Китай выполняет нелегкую задачу обеспечения своей национальной безопасности»; «ядерное сдерживание – основа национальной безопасности КНР»; «ядерная мощь Китая должна быть такой, чтобы ни одна страна не посмела начать конфронтацию или открытый конфликт с ним»; «США проявляли недостаточно уважения к вооруженным силам Китая»; «это добавит авторитета Народно-освободительной армии Китая» и так далее.

На этот раз российские СМИ отметили статью. Телеканалы в своих сюжетах сообщили, что бригады МБР размещены не только в Хэйлунцзян, но еще и в другой провинции – Хэнань, а также в Синьцзян-Уйгурском автономном районе. Учитывая, что «Хуаньцю шибао» – одна из крупнейших и наиболее авторитетных китайских газет и что опровержений материала не было, а дезинформация в КНР обычно становится предметом судебного разбирательства, не доверять и не принимать во внимание информацию о размещении ядерных ракет в приграничном с Россией регионе невозможно. И, несмотря на заверения российского руководства, озвученные в СМИ, о том, для нас это не предмет для беспокойства, поскольку Китай – наш «стратегический союзник», любому простому российскому гражданину хотелось бы «тщательнее» рассмотреть этот факт и получить ответы на возникающие невольно вопросы. А именно:

1. Почему информация о размещении ракет пришла к российским СМИ таким сложным путем? Разве китайская сторона не уведомила официально своего партнера – Россию – о том, что в приграничном с ее территорией регионе будет размещено ядерное оружие?

2. Если не уведомила, то обязана ли была это сделать или юридически не обязана? Ведь партнер – это НЕ союзник, он не связан договором о союзе и не имеет таких обязательств, какие имеют друг перед другом союзники в международно-правовом смысле этого слова.

3. Почему местом базирования одной из бригад и демонстрации «ядерной мощи» и «авторитета НОАК» для придания «большего уважения Китаю» выбрана именно приграничная с Россией провинция Хэйлунцзян?

4. Не противоречит ли размещение таких мощных комплексов условиям Соглашения 1996 г. между РФ, КНР, Казахстаном, Таджикистаном и Кыргызстаном об укреплении доверия в военной области в районе границы и Соглашения тех же сторон 1997 г. о взаимном сокращении вооруженных сил в районе границы?

5. Осуществляет ли Россия в порядке взаимного выполнения этого документа инспекции в 100-километровой зоне в КНР?

6. Для кого Китай проводит такую демонстрацию силы? Только для США? Или заодно и для стран, имеющих намерение наладить сотрудничество с новой администрацией США?

7. Как должны воспринимать это другие соседи Китая – Индия, Япония, страны Юго-Восточной Азии? Усилится ли их военное строительство?

8. А если бы Россия решила укрепить свои дальневосточные рубежи, или, например, Монголия и постсоветские страны Центральной Азии увеличили бы свою группировку войск в районе границы с КНР – в каких выражениях отреагировал бы Китай?

9. Что думают по этому поводу российские военные, в том числе проводящие с КНР учения на своей территории?

10. И, наконец, окончательно ли идея «великого возрождения великой нации» сменила концепцию «мирного развития Китая»?

Поделиться статьей

Текущий опрос

Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

Прошедший опрос

  1. Какой исход выборов в Конгресс США, по вашему мнению, мог бы оказать положительное влияние на российско-американские отношения в краткосрочной перспективе?

    Ни один из возможных результатов не способен оказать однозначного влияния  
     181 (71%)
    Большинство республиканцев в обеих палатах  
     46 (18%)
    Большинство демократов в обеих палатах  
     27 (11%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся