Блог Камрана Гасанова

Геополитика России в эпоху глобализации. Часть вторая: расстановка приоритетов

19 Ноября 2013
Распечатать

    Сцементированная мощной идеологической базой Россия сможет более уверенно, не беспокоясь о «домашних неурядицах», выстроить свою внешнюю политику. Причем модель мирного сосуществования народов и конфессий внутри России, закрепленная в государственной идеологии, придаст мощный импульс для сотрудничества с окружающим миром. Говоря о последнем, я имею ввиду, прежде всего, республики бывшего СССР, связаных с нашей страной географически, экономически и духовно. Государственная идея, объединяющая людей всех национальностей, религий и культур внутри Российской Федерации, в которой, помимо традиционно российского населения, проживают и граждане СНГ, вызовет положительную реакцию в соседних республиках и устранит недоверие между ними и Москвой. Равное обращение по отношению к каждому человеку вне зависимости от его этнического происхождения — это предварительное условие для того, чтобы укрепить отношения стран постсоветского пространства. 

 

   Следующий по важности (после «идеологии» и единства внутри России) пункт российской геополитики связан непосредственно с геополитической концепцией. Под ней подразумевается географическое измерение российской внешнеполитической стратегии. Если обратиться к истории, то видно, что главным объектом российской политики традиционно был регион ближнего зарубежья. Большинство войн, ведомых царями, императорами и большевиками имело целью либо захват либо удержание Прибалтики, Украины и Беларуси, Кавказа и Закавказья, и Средней Азии. Прошлое учит, что какими бы чрезмерными ни были амбиции российских правителей, в долгосрочной основе влияние Москвы, с небольшими исключениями, может быть расширено лишь до пределов бывшего СССР. Более удаленные территории, к которым издавна стремились (турецкие проливы, британская Индия) наши предки, либо те, которые удалось временно захватить (Финляндия, северная часть Ирана, Аляска в имперский период, Восточная Европа в Холодную войну,), не могли быть долго под их контролем. Во-первых, вследствие культурно-цивилизационных различий, во-вторых, ввиду того, что контроль над ними распылял военно-экономо-политические ресурсы России.

 

   Примечательно, что именно вторжение в Афганистан в 1979 году стал спусковым крючком крушения Советского Союза. Перейдя границу этой горной страны, мы перешли ту грань, где исчерпывается геополитический потенциал Москвы. Памятуя о том событии, следует знать, что у каждой крупной державы есть пределы ее географического роста. Любим ли мы своих соседей или нет, нужно осознать, что именно постсоветские республики очерчивают ареалы геополитических интересов России.

 

   Вот уже двадцать лет метаясь из стороны в сторону, заигрывая то с Китаем, то с Европейским Союзом, ищя дружеский диалог с американцами, и время от времени вспоминая о своих соседях по СНГ, мы так и не выбрали четкую стратегическую линию, достойную великих государств. Конечно, речь не идет о том, что надо держать закостенелый внешнеполитический курс, и если сегодня у тебя спор с Индией или Китаем, то все время сохранять с ними конфронтационный тон. Суть в том, что всегда должно быть приоритетное направление внешних отношений, которое не должно меняться никогда. Например, для США неизменным стратегическим приоритетом остается Северная Америка, для Германии и Франции — страны Европейского Союза, а для Китая — Восточная Азия. Для России сферу жизненно важных геополитических интересов представляют одинадцать постсоветских республик.

 

   Почему именно страны СНГ? Почему будущее российской геополитики и ее сила в первую очередь связаны с тем, как будут развиваться отношения с соседними республиками? Выделю ряд важнейших причин, обосновывающих тезис, что СНГ-главный приоритет российской геополитики

 

   1. Географические реалии показывают, что именно эти государства находятся на рубежах Российской Федерации. Соседей не выбирают, так сложилась по провидению судьбы. Для сухопытных держав, каким представляется Россия, характерно расширение своего влияния по периметру своих границ. Очень мало примеров длительного сохранения прочных позиций Москвы далеко за пределами Евразийского континента. Даже страны Африки, которых мы пренебрежительно называли советскими саттелитами, не были под нашим контролем. И Египет, и Сирия, и Ливия, и Ирак оставались всегда сугубо экономическими партнерами-импортерами советского оружия и не чувствовали себя чем-то обязанными перед Советским Союзом. Напротив, географическая близость естественным образом не дает отношениям опуститься до уровня сухого бизнеса, а связывает цивилизационно, культурно и социально народы соседствующих дружеских государств. Постоянная и беспрепятсвенная циркуляция населения внутри этого «большого пространства» связывает прочной нитью судьбы соседствующих стран.

 

   2. Географические реалии позволяют судить также и о стратегической целесообразности союза Москвы с СНГ. Несмотря на то, что в век глобализации имеется множество нетрадиционных видов оружия, как ядерное, химическое, биологическое и кибероружие, для которых пространство — не помеха, все-таки географические преимущества не теряют своей важности. Например, баллистическая ракета и система ПВО, гипотетически базирующиеся, скажем, в Молдове, больше угрожают безопасности России, чем например в Кувейте. Военно-стратегический союз с СНГ создаст пояс-безопасности вокруг нашей страны, каковым для США является Мировой Океан. Даже имея естественную морскую защиту, американцы своевременно позаботились о том, чтобы держать под строгим контролем приграничные острова (Гаваи, Куба, Гаити и т.д. ), откуда могут исходить угрозы Америке. России следовало бы тоже позаботиться о своих стратегических интересах, в условиях когда НАТО с каждым днем подбирается ближе к западным границам, а захлебывающийся в революции и межэтнической войне Ближний Восток грозит массовой миграцией, экспортом терроризма, экстремизма и наркотрафика. Надо отметить, что военные интересы России и СНГ совпадают, и взаимная система обороны выгодна всем сторонам. Более того, наши южные соседи должны быть еще более заинтересованы в этом, т. к. находятся еще ближе к нестабильному региону Ближнего Востока. Первостепенная геостратегическая цель — физическая защита граждан бывшего СССР.

 

     3. Если оценивать с позиций реализма, т. е. «силы», то и в этом смысле западные и южные республики больше соответствуют тому, чтобы быть приоритетом российской геополитики. Каждая из них (и даже в совокупности) уступает России по основным показателям военной, географической экономической и технической мощи. Такое превосходство не означает, что нам следует использовать свое превосходство как оружие устрашения и угрозы, а наоборот. Преимущества России должны быть средством привлечения и даже поощрения. Например, российские ядерные силы, как минимум с военной точки зрения, могут стимулировать страны СНГ вступить в военный союз с Москвой. Ведь ни одна из этих стран не обладает не то, чтобы ядерным арсеналом, но даже и сильной сухопутной армией для отпора внешнему вторжению и охраны своих границ. Россия может стать надежным щитом безопасности стран и народов бывшего Союза. Географически Россия также обладает большими преимуществами, как например, бескрайние неосвоенные земли, куда можно направить десятки тысяч безработных людей из Средней Азии. Военное, экономическое, научное и многие другие преимущества России позволят ей превратиться в центр притяжения в Северной Евразии.

 

     4. С точки зрения культуры, народы СНГ составляют единый цивилизационный пласт. Даже несмотря на искуственную вестернизацию части российской молодежи, Россия в основе своей остается традиционным, консервативным и верующим обществом, что присуще и народам сопредельных республик. Кроме того, высокая распространенность русского языка и все еще сохранение влияния русской культуры на постсоветском пространстве дают нам некоторое время, чтобы не потерять окончательно братские узы. Язык — наверно, самый главный фактор объединения людей. Например в немецкоязычном Зальцбурге человек, не владеющий не то чтобы немецким языком, но и местным диалектом, автоматически становится чужим для местного населения. Надо во чтобы то ни стало позаботиться о сохранении русской речи в СНГ, ведь именно она, а не деньги, нефть и оружие, консолидирует народы наших стран, во благо которых и должно создаваться союзное объединение. Если Россия намерена снова стать Великой, то необходимо направить все силы на уркепление отношений с СНГ. Легче построить общий дом с украинцем, грузином и таджиком, владеющими русским языком (хорошо ли плохо), чем войти в чужое Сообщество, говорящем на 24 европейских языках. Стоит отметить, что среди прочих отсутсвие единого языка общения (английский не стал таковым) — одна из главных головных болей Европейского Союза, препятствующих мобильности населения и еще больше тормозящих европейскую экономику.

 

    5. С экономической точки зрения многие могут поспорить, что бедные азиатские республики — это тяжелая ноша для российской экономики. Не совсем так. Страны СНГ могут предложить немало выгод, как например: преимущественное право строительства газо- и нефтепроводов, беспошлинный транзит российских товаров, дешевая рабочая сила (без которой не обойтись для подъема индустрии с черепашьми темпами роста населения), рынок для пока еще неконкурентоспособных российских производителей и т. д. Даже если бы от союза не было никаких экономических выгод, все равно общая польза от него перевешивает все материальные минусы. Не говоря даже о государственных интересах, где безопасность всегда превыше благосостояния, на уровне обывателя отмечу, что лучше быть живым и защищенным, чем сытым и ждать когда тебя убьют. СНГ при высоком уровне военного сотрудничества превратиться в пояс безопасности России, оберегающий ее от потока беженцев, наркотрафика, терроризма и радикализма.

 

    6. Кроме того, исторически страны СНГ прочно связаны с Россией. Пройдя через многие этапы, от вражды времен Кавказских войн XVIII-XIX вв. до братства времен Великой Отечественной войны, мы географически и исторически обречены быть вместе. Исторически у наших народов больше общего, чем с какими бы то ни было другими народами мира. Надо всегда помнить, что в те судьбоносные моменты, когда мы объединялись (как во ВОВ), мы были сильны и нас боялись. Когда мы действуем по формуле «каждый сам за себя», - мы слабы и нас не уважают (как сегодня). Пора прекратить рассматривать наши отношения в политрах этнической и цивилизационной вражды и вспоминать только конфронтационные этапы нашей истории. Американцы, построившие свою страну самыми жестокими методами, включая истребление и сегрегацию индейцев, порабощение африканцев, совсем не вспоминают о тех временах и объединились мыслью об «американской мечте». Сегодня, видя на телеэкранах убийство, совершенное гражданином СНГ, мы готовы напрочь забыть все великие этапы нашей истории и плюнуть на братские республики. Безусловно, преступники должны быть наказаны, вне зависимости от национальности, но не надо отдельным происшествием затемнять все то великое, что было сделано и создано общими усилиями народов бывшей Российской империи и СССР.

 

   7. Закрепление в регионе СНГ позволит России стать, наконец, независимым, полноценным и самодостаточным мировым игроком. Достигнув постсоветских границ, России не придется больше беспокоиться о своей безопасности, она станет практически неуязвимой перед внешним нападением. Никто не рискнет напасть на такую гигантскую державу, как это не происходило с СССР, даже тогда когда у него не было ядерного оружия. Со своей стороны, России придеться скромно вести себя вне границ СНГ и не вести борьбу за большее влияние в мире, которая будет распылять ее стратегические возможности.

 

    Таким образом, стратегические, исторические, культурные и многие другие реалии подсказывают, что приоритетом российской геополитики должно быть постсоветское пространство. России, колеблющейся между Западом и Востоком, не нужна подзорная труба, в которую она пытается разглядеть богатых европейцев, сильных американцев и осторожный Китай. Время обратить внимание на регионы, заметные невооруженным глазом, на республики бывшего СССР. Только тогда, когда мы построим прочный военно-политический и экономический союз с СНГ, можно будет гордо заявить: «Сегодня Россия снова стала Великой!».

 

 

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся