Российско-грузинские отношения

Россия - Грузия. По итогам Женевских дискуссий

15 Декабря 2014
Распечатать

О подписании соглашения о сотрудничестве РФ и Абхазии

Грузинская сторона зафиксировала свою позицию в связи с подписанием между Россией и де-факто властями Абхазии соглашения о создании совместных войск. На итоговой пресс-конференции первый замглавы грузинского МИД Давид Дондуа заявил, что действия России направлены против суверенитета и территориальной целостности Грузии.

По итогам встречи статс-секретарь, заместитель министра иностранных дел РФ Григорий Карасин, возглавляющий российскую делегацию на переговорах в Женеве, сообщил, что Москва считает абсолютно надуманной «шумиху ряд западных стран и Грузии» вокруг заключенного между Москвой и Сухуми договора о сотрудничестве и стратегическом партнерстве.[1] Сообщил Г. Карасин и о том, что Россия и Грузия на 30 раунде женевских дискуссий по Закавказью достигли небольшого продвижения в обсуждении совместного договора о неприменении силы.[2]

Замглавы МИД России назвал профессионалом и опытным дипломатом Давидом Дондуа, который на последнем раунде дискуссий возглавлял грузинскую делегацию. По словам Г. Карасина, его коллега из Грузии, впервые возглавивший команду переговорщиков с грузинской стороны, профессионал, который «достаточно правильно воспринимает формат женевских дискуссий, привычен к диалогу как способу поиска компромиссов».[3]

Вопрос о вынужденно перемещенных лицах

Заместитель госминистра Грузии по вопросам примирения и гражданского равноправия Кетеван Цихелашвили подчеркнула, что у грузинской стороны была возможность затронуть все запланированные вопросы, «в том числе и центральный вопрос Женевских дискуссий – право на возвращение вынуждено перемещенных лиц и беженцев на оккупированные территории».[4]

После переговоров представители Южной Осетии (Цхинвальского региона) распространили заявление, в котором говорится, что возобновление обсуждения тематики беженцев на Женевских дискуссиях станет возможным в случае прекращения Грузией попыток искусственной политизации данной проблемы.[5]

О соглашении о неприменении огня

При обсуждении главной задачи Женевских дискуссий – путей обеспечения прочной безопасности Абхазии и Южной Осетии (Цхинвальского региона) – представители Сухум(а) и Цхинвал(а) высказались за ускорение работы над юридически обязывающими соглашениями о неприменении силы с Тбилиси. Российская сторона подтвердила свою готовность выступить гарантом договоренностей о безопасности в регионе. Было подчеркнуто, что на фоне безудержного стремления Грузии в НАТО, предоставления Тбилиси на саммите альянса в Уэльсе в сентябре этого года «пакета усиленного сотрудничества», планов о создании на грузинской территории военной инфраструктуры НАТО, а также возобновившихся переговоров о поставках в Грузию новых вооружений со стороны западных стран вопросы безопасности в Закавказье приобретают особую актуальность и требуют пристального внимания. В данном контексте представители России и Абхазии разъяснили, что заключенный 24 ноября с.г. Договор о союзничестве и стратегическом партнерстве между Российской Федерацией и Республикой Абхазия направлен на укрепление государственности и обороноспособности Абхазии и не содержит положений, представляющих угрозу для третьих сторон, включая Грузию.[6]

По завершении консультаций руководитель грузинской делегации Дондуа отметил: «Россия ... попыталась внести в дискуссию тему НАТО, на это мы сказали, что этот вопрос – не формат Женевских переговоров, если у кого-нибудь есть желание обсудить эту тему, то нам нечего скрывать. Наши действия с НАТО – не тайна, и мы готовы говорить на эту тему в другом формате».[7]

Состоялся экспертный обмен мнениями по российскому проекту совместного заявления участников Женевских дискуссий о неприменении силы. Большинство делегаций, а также сопредседатели высказались за продолжение поиска взаимоприемлемых формулировок ввиду особой важности данного документа для безопасности всех государств Закавказья.

Гуманитарные вопросы

В группе по гуманитарным вопросам состоялся обмен мнениями по актуальным проблемам социально-экономического развития, образования, медицинского обслуживания местного населения.[8] Важное место в данном вопросе заняли проблемы выяснения судьбы граждан Южной Осетии, считающихся без вести пропавшими. Были получены заверения представителей международных организаций об оказании содействия в ускорении этого процесса. Достигнуто согласие относительно начала работы над проектом совместного документа по вывяснению судьбы пропавших без вести лиц.

Югоосетинские представители также вновь повторили грузинской стороне свое предложении о взаимном освобождении заключенных, что способствовало бы укреплению взаимного доверия, отметив при этом, что в качестве акта доброй воли власти Южной Осетии (Цхинвальского региона) помиловали одного гражданина Грузии и готовы продолжить эту гуманитарную акцию на взаимной основе.[9]

По мнению де-факто МИД Абхазии в группе по гуманитарным вопросам следует отметить положительную динамику в вопросе возвращения культурных ценностей.[10]


[1] http://www.ekhokavkaza.com/archive/news/20141211/3235/2759.html?id=26737078

[2] http://ria.ru/politics/20141210/1037585132.html

[3] http://newsgeorgia.ru/russia/20141211/217203302.html

[4] http://newsgeorgia.ru/politics/20141211/217203247.html

[5] http://www.mfa-rso.su/node/1198

[6] http://www.mid.ru/brp_4.nsf/newsline/7326A50D9856D43CC3257DAA00626B68

[7] http://georgia.kavkaz-uzel.ru/articles/253937/

[8] http://www.mid.ru/brp_4.nsf/newsline/7326A50D9856D43CC3257DAA00626B68

[9] http://www.mfa-rso.su/node/1198

[10] http://www.mfaapsny.org/news/index.php?ID=3164

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся