Блог Евгения Гамермана

Саммит ШОС — 2015: поворотный пункт развития?

6 Июля 2015
Распечатать

8–10 июля 2015 года в Уфе состоятся саммиты ШОС и БРИКС. События, с одной стороны, ожидаемые. С другой – знаковые. Впервые саммиты этих двух организаций будут фактически совмещены по времени и месту (при этом обе имеют зримый антагонизм с западным миром). Сделано это по нескольким причинам:

1. РФ пытается повысить актуальность и значимость каждого из двух международных проектов за счет другого.

2. Москва попытается найти точки соприкосновения двух организаций и ее участников в политической и экономической сферах.

3. В целях экономии (прежде всего, времени руководителей стран-участников обеих организаций)

4. Для демонстрации наличия союзников на международной арене.

        

Также немаловажным является и тот факт, что данные саммиты пройдут через год после начала Украинского кризиса. В 2014 году саммиты ШОС и БРИКС уже были. Однако, тогда еще прошло слишком мало времени с начала украинских событий. К середине 2015 года уже все страны- участницы организаций осознали произошедшие изменения на международной арене и пришли к определенной тактике поведения в изменившихся условиях. На данных саммитах можно ожидать обсуждения международных событий и определенных оценочных коммюнике. Исходя из вышеизложенного к саммитам приковано повышенное внимание аналитиков, политиков, журналистов, общественников.

        

Остановимся более подробно на анализе предстоящего саммита ШОС.

Есть 3 ключевых аспекта, обсуждению которых и будет посвящено мероприятие. Первый – это принятие стратегии развития организации до 2025 года. О подготовке таковой было заявлено еще в сентябре 2013 года. В ней должны найти отражение все основные направления деятельности организации, ее перспективы на будущее с учетом изменившихся международных реалий. Принятие такого документа будет свидетельствовать о становлении организации как стабильно функционирующей системы.

        

Второй – это вопрос расширения ШОС за счет приема в ее состав новых членов. Заявки на членство в прошлом году были поданы Индией, Пакистаном, Ираном. Позиции Китая, так или иначе, будут и дальше усиливаться в ШОС.

        

На июльском саммите будет принято решение о приеме в состав организации Индии и Пакистана, так как даже формальных причин для отказа у организации нет. Прием в состав этих двух государств является неоднозначным в оценках. Включение в состав ШОС Пакистана активно лоббирует Китай, т.к. это государство является главным союзником Пекина как в Южной Азии, так и в отношении Афганистана. Да и сам Исламабад играет все большую роль в экономике Таджикистана, Киргизии и соседнего Афганистана и вхождение в состав ШОС отвечает интересам Пакистана. Для Индии данный проект является более второстепенным. Однако, регион Центральная Азия с запасами углеводородного сырья также не оставляет Нью-дели равнодушным. Кроме того, Индия не может допустить усиления Пакистана как в организации, так и в целом в регионе. И вот здесь заложена главная опасность, которая может привезти к коллапсу ШОС. Все решения принимаются в ней на основе консенсуса всех участников. У Индии есть серьезные противоречия с Китаем, а также более явный антагонизм с Пакистаном. Кроме того, Индия считается союзником США в регионе Южная Азия. Все это может закончиться блокированием целого ряда инициатив со стороны Нью-Дели.

        

Что касается Ирана, то его принятие на этом саммите вряд ли возможно. Формальным поводом для отказа может стать наличие санкции СБ ООН в отношении этого государства, а с 2009 года это является препятствием для вступления в ШОС. Однако после 2014 года этот аргумент является очень спорным и сильно политизированным. Иран – это самый сильный региональный игрок и развитие ШОС по пути дальнейшей акцентированной регионализации без Тегерана состояться не может.

        

Западные страны крайне обеспокоены возможным включением Ирана в данную международную структуру, т.к. это изменит конфигурацию сил на Ближнем Востоке и позволит выйти этой стране из ситуации международной изоляции и преодолеть негативный экономический эффект от санкций. Резкое повышение активности Саудовской Аравии и неожиданный визит саудитов в Москву объясняются как раз желанием вызвать раздражение высшего руководства Ирана и попыткой расстроить планы на включение в ШОС. РФ необходимо поддержать кандидатуру Ирана на Уфимском саммите и постараться провести двусторонние переговоры на высшем уровне с главой Ирана Роухани (если последний не отменит свой визит). Включение в состав организации Ирана в Уфе, скорее всего, не состоится. Однако, необходимо добиться принятия так называемой «дорожной карты», которая позволит сделать это уже в следующем году и снимет напряженность в отношениях с Тегераном.

        

И третий — самый сложный для России вопрос. Это вопрос о возможном создании Банка Развития ШОС. С инициативой его создания выступил Пекин еще в 2010 году. Помимо возможности кредитовать конкретные проекты, китайцы предлагали создать под управлением банка фонд для покрытия дефицита бюджета или платежного баланса любого государства ШОС, если такая помощь понадобится. По сути, речь идет о копии Всемирного банка и МВФ. Формировать уставной капитал Банка предлагалось за счет пропорциональных взносов участников. Размер взноса должен отражать размер экономики по номинальному ВВП или с учетом паритета покупательной способности. В соответствии с взносом должны будут определяться и доли сторон в капитале банка и число голосов при принятии решений. При таком раскладе Китай получил бы около 80% голосов[1]. РФ блокирует создание данного института все последние 5 лет, т.к. считает, что это приведет к тотальному доминированию Пекина в экономиках Центральной Азии. Однако, в отсутствие банка центрально-азиатские государства вынуждены обращаться напрямую к китайскому руководству и инвесторам и те, не имея никаких ограничителей, продвигают свои интересы на своих, «кабальных» для стран региона условиях. И проконтролировать это уже никак невозможно. Та же «экономическая экспансия», только без официального инструментария. Отсутствие финансового института вызывает недовольство стран ЦА, прежде всего негативное отношение к позиции России. А полностью заменить Китай экономически в регионе, Москва уже не в состоянии. На уфимском саммите этот вопрос будет поднят (тем более, что на саммите БРИКС будет введен в действие подобный институт). России необходимо соглашаться на создание данного банка, но жестко оговаривая «правила игры» — условия инвестирования, сферы приложения капиталов и т.д. Кроме того, позитивную роль может сыграть принятие новых членов. Это не повысит роль и значение Москвы, но значительно снизит доминирование Китая (прежде всего, за счет индийской экономики). Дальнейшее затягивание вопроса с банком развития ШОС может обернуться для РФ негативными последствиями в виде подключения к инвестированию и кредитованию стран региона других финансовых институтов, например Азиатского банка.

        

Саммит ШОС 2015 года может стать очень знаковым, в плане дальнейшей стратегии и путей развития организации. Однако, он может стать и саммитом разочарований.


[1] А.Габуев «Приручить Дракона». Как использовать финансовые амбиции Китая в ШОС // Россия в глобальной политике. 2015. Январь - февраль

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?
    Необходимо ускорить темпы евразийской интеграции в рамках сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса — одного пути»  
     71 (28%)
    Развивать сферу двусторонних экономических отношений и прикладывать больше усилий для роста товарооборота между странами  
     71 (28%)
    Развивать гуманитарные связи, чтобы народы обеих стран лучше понимали друг друга  
     45 (18%)
    Создавать новые двусторонние политические механизмы для более тесного политического сотрудничества  
     32 (13%)
    Повысить эффективность координации действий в многосторонних международных организациях  
     30 (12%)
    Ваш вариант (в комментариях)  
     3 (1%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся