Блог Евгения Гамермана

БРИКС и ШОС: политический перфоманс!

16 Июля 2015
Распечатать

     Вот и отгремели фанфары в российских СМИ, статьях российских ученых и речах политиков по поводу саммитов БРИКС и ШОС в Уфе. Как и следовало ожидать, российское информационное поле продемонстрировало острый дефицит критического восприятия действительности. Ни одно СМИ в РФ не обошлось без «потрясающих воображение» цифр о количестве населения, объеме ВВП и др. в странах БРИКС; без упоминания об отсутствии международной изоляции России и желании всех участников форумов строить многополярный мир. И все, практически без исключения (в том числе и автор данного опуса), ждали каких-то сенсаций, исключительно важных заявлений и чуть ли не создания нового движения Неприсоединения. Однако, данные форумы БРИКС и ШОС оказались одними из самых нейтральных за всю историю организаций.

     Начнем с БРИКС. Организация (если ее можно называть таковой на данном этапе) иметь чисто экономическую направленность. И ее участники (за исключением России) стараются избегать обсуждения вопросов политических. Часто приходится слышать о незападном характере форума и о том, что БРИКС – это альтернатива западных институтов и что это главный фундамент многополярного мира. Однако, who is who в данном квинтете?

      Китая является главным торговым и инвестиционным партнером США. Экономики двух стран взаимозависимы и взаимообусловлены и при наличии серьезных противоречий конфронтация между двумя этими государствами невозможна (в отличии от российско-американских и российско-китайских отношений).

     Индия является на сегодняшний день главным союзником США в регионе Южная Азия и на сопредельных территориях (например, в Центральной Азии). Помимо общих геополитических интересов, Индия является англоязычным государством и вписана в общую систему координат англосаксонского мира, поставляя в США высококвалифицированные технические кадры, обучая студентов в западных ВУЗах и являясь одним из главных импортеров на рынке вооружений.

   Бразилия  - главный региональный центр силы в Латинской Америке. Однако, постоянные встречи на высшем уровне между США и Бразилией (в том числе и за несколько дней до уфимских форумов) говорят в пользу того, что это не только не противоречит американским интересам, но, скорее наоборот, позволяет часть финансового бремени и политической ответственности за ситуацию в «домашнем» для Вашингтона регионе переложить на союзников.
     

     Таким образом, априори, БРИКС не может быть ни противовесом, ни альтернативой западному миру.

     Главным событием на Уфимском саммите стало создание банка развития БРИКС.  Однако, на данный момент это смотрится как полумера. Уставной капитал всего 100 миллиардов долларов (что мало даже для 5 государств организации). Тогда как у Всемирного банка, с которым часто сравнивают новый финансовый институт – около 2 триллионов (т.е. у банка БРИКС всего 5% от ВБ). Кроме того, было официально объявлено о том, что Банк будет финансировать и кредитовать только проект стран-участниц форума. Тогда как именно альтернативное (по отношению к МФВ и ВБ) кредитование и инвестирование было бы сейчас особенно интересно и актуально для многих стран и регионов (например, для Аргентины и Греции).  Очень важно в самое ближайшее время увеличить уставной капитал хотя бы до 500 миллиардов и снять ограничения на применение средств только в формате БРИКС.

     После Уфы по-прежнему сохраняется ситуация с отсутствием институционального оформления организации. У БРИКС нет ни секретариата, ни Устава, ни каких-либо других органов или программных документов. Что одновременно является и минусом, и плюсом, накладывает много ограничений и дает определенные возможности.

     Предполагалось, что участники БРИКС должны будут дать оценку международной ситуации. Однако, попытки РФ добиться поддержки своей позиции со стороны организации не увенчались успехом. По событиям на Украине все участники высказались за необходимость неукоснительного соблюдения минских соглашений, что на дипломатическом языке означает прежнюю позицию нейтралитета и невмешательства, т.к. за минские соглашения выступают и западные страны. Ничего большего Москве добиться не удалось ни в рамках БРИКС, ни в рамках ШОС.

    Таким образом, пока можно констатировать, что БРИКС не является элементом многополярного мира и даже первым «кирпичом» в новом мироустройстве. Пока это всего лишь площадка для диалога крупных, разновекторных государств, имеющих собственные амбиции, не выходящие за рамки существующей мир-системы.

        Что касается ШОС. Как и ожидалось, в Уфе были приняты в состав организации Индия и Пакистан (точнее, был начат процесс их официального включения). Именно РФ активизировала данное расширение, чтобы иметь противовес Китаю. Однако, в результате будет еще больше снижаться вес и влияние в Центральной Азии самой России, как политическое, так и экономическое. Помимо этого, противоречия по линиям Нью-Дели – Исламабад и Нью-Дели – Пекин не сулят организации ничего хорошего и могут привезти к коллапсу всей системы. Тем более, что возможное разрешение данных противоречий в рамках ШОС не обсуждается даже на далекую перспективу.

      Не был поднят вопрос о вступлении в организацию Ирана (хотя Москве необходимо было это сделать). Тем не менее, президент республики Роухани все-таки прибыл в Уфу и провел ряд двусторонних встреч.

     Также не получил разрешения вопрос о создании банка ШОС, что также не сулит организации и странам региона ничего хорошего.

      Подводя итоги, можно сказать, что обе организации на момент середины 2015 года являются не больше чем политическим перфомансом и диалоговым окном для незападных (географически и культурно-цивилизационно) стран. Но для БРИКС это связано с тем, что организация находится на стадии институализации и роста. А для ШОС – это скорее стагнация и, возможно, деградация (несмотря на прием новых членов).

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся