Блог Евгения Гамермана

Крымский гамбит

16 Июля 2015
Распечатать

      Украинский кризис 2014 года, ставший самым мощным противостоянием между Россией и западными странами со времен Карибского кризиса, начался не вчера и отнюдь не спонтанно. Для этого были предпосылки. В течение последних лет (начиная еще с 2008 года) нарастал экономический кризис, вызванный очень высоким уровнем коррупции, снижением уровня объема внешних инвестиций, неравномерным развитием регионов,  в целом структурными проблемами экономики. Все последующие годы снижался уровень ВВП, а также доходов населения. Можно сказать, что выросло целое поколение людей, которое никогда не жило в условиях, пускай и относительной, но стабильности. Это во многом и предопределяет высокую активность народных масс. Также кризису способствовали политические предпосылки – прежде всего, неразвитость основных государственных институтов. Украина в течение своей постсоветской истории металась от Президентской до Парламентской форм республики, в результате обе формы не получили должного развития. Украина к 2014 году оказалась и недопрезидентской, и недопарламентской.. В кризисной ситуации никто не мог принимать ответственных решений (как в экономической сфере, социальной, так и в политической). Так называемый «евромайдан» начинался на фоне обогащения части политической элиты, связанной коррупционными схемами друг с другом и олигархами. Немаловажной предпосылкой являлись и геополитические интересы внешних игроков, в частности, США, РФ, ЕС. 

     После распада СССР и советского блока США начали активно работать с новыми независимыми государствами, а также в сфере интеграции государств Восточной Европы. Так называемый «вакуум силы» нужно было срочно заполнить, пока это не сделали другие (например, Китай в Центральной Азии), или пока не закончился кризис в России. Так, в 1999 году в состав НАТО вошли Польша, Чехия и Венгрия, в 2004 году – Болгария, Латвия, Литва, Эстония, Румыния, Словакия, Словения, в 2009 году – Албания, Хорватия. В России эти действия воспринимались и воспринимаются сейчас как недопустимые и враждебные, учитывая, что НАТО – военный блок, направленный против СССР (России).


На постсоветском пространстве все было значительно сложнее. Государства де-юре, новые образования в начале 1990-х годов еще не были ими де-факто – колоссальные экономические проблемы, отсутствие опыта государственного строительства, проблемы социальной инфраструктуры. Кроме того, в ряде стран начались вооруженные конфликты (а кое-где, так называемые «замороженные» конфликты, существуют до сих пор). Ни о каком членстве в североатлантическом альянсе не могло быть и речи. Это скорее ослабило бы организацию, нежели усилило ее позиции. Также это вызвало бы более мощное противодействие Москвы, не исключая и военного варианта развития событий. Поэтому, в 1992 году в США был принят Закон о свободе для России и новых евразийских демократиях и открытых рынках, или FREEDOM SUPPORT ACT. ЗА 22 года США предоставили 12 государствам бывшего СССР более 15 миллионов долларов, которые направлялись неправительственным организациям в целях развития гражданского общества, способствовали продвижению прав человека и основных свобод, создавались независимые СМИ, в 2000 годы средства шли на программы по децентрализации власти и интеграции постсоветских государств в Евроатлантическое сообщество. А в сентябре 2014 года был принят закон о поддержке свободы Украины, предполагающий выделение только в 2015 году 350 миллионов долларов на прямые военные поставки (радары, противотанковое оружие, беспилотники). То есть в течение всего постсоветского периода США активно вмешиваются во внутренние дела независимых государств, прививая свою систему ценностей и стремясь переориентировать политические режимы (элиты) на США и ЕС. Если же это не имело успеха – провоцируя смену таковых. Все это прикрывается борьбой за демократию. При непосредственном финансовой участии Вашингтона было осуществлено более 10 «цветных» революций (или их попыток). Однако, пока ни одна из стран не стала более демократичной. Помимо работы с элитами США активно работают с гражданским населением. С помощью грантов, конференций и т.д. Это имеет своим следствием частичную вестернизацию и наличие либерально настроенной части общества. Начиная с 1990-х годов американцы на постсоветском пространстве активно реализуют то, что сейчас называют soft power. В РФ под этим чаще всего понимают создание положительного образа, имиджа государства в других странах и регионах. Однако, на самом деле, это не просто PR  и реклама. Soft power – это экстраполирование своего стиля жизни, системы ценностей, культуры в самом широком смысле. В конечном итоге, весь комплекс усилий в рамках «мягкой силы» и вне ее, приводит к появлению возможности, в случае необходимости, создания ситуации «управляемого хаоса».

   В то время, как РФ работала только с отдельными политическими фигурами, использовала методы экономического шантажа в отношении соседей, США старались работать с обществом.

      В результате, можно сказать, что Россия потеряла Украину не 2014 году, а значительно раньше. Кризис 2014 года только зафиксировал со всей очевидностью данное положение вещей. В 2004 году «оранжевая» революция показала возможности США влиять на ситуацию, на активность народных масс, когда вне рамок законодательной базы Украины был проведен 3-й тур президентских выборов и В.Янукович лишился одержанной во 2-м туре победы. Все эти годы американцы активно работали с гражданскими институтами и «продвигали демократию». Россия же в этот же период времени отправила заканчивать политическую карьеру послом на Украину В.С.Черномырдина (2001-2009 гг.), который кроме своих афоризмов на этом посту ничем не запомнился. И это в самый ответственный период, когда Украина, по большому счету, определяла свой дальнейший путь развития. Кроме того, РФ сделала ставку на политика В.Януковича и, частично, на «партию регионов». И никак не работала с гражданским обществом и отдельными неправительственными организациями и институтами. При этом, Янукович, став Президентом в 2010 году, несмотря на кажущуюся пророссийскую ориентацию, всячески стремился к сближению с ЕС и НАТО. Хотя, не забывая наращивать экономическое взаимодействие с РФ.

      В 2013 году, накануне начала экономического кризиса на Украине, и, как оказалось позднее, политического, Россия совершила первую очень важную внешнеполитическую ошибку, оказав давление на Президента Украины и не дав ему подписать Договор об Ассоциации с ЕС. Этот документ принципиально ничего не менял на повестке дня. Экономический кризис уже начинался. ЕС кредиты давать не собирался. В условиях ухудшения экономической ситуации и снижения уровня жизни основной массы населения Украины, Россия могла показать себя дружественным, братским государством, оказав безвозмездную финансовую помощь и упростив для граждан соседней страны процедуры пересечения границы и устройства на работу. Уже одно это могло исправить долговременную политическую близорукость российского руководства. Однако, один единственный шаг, одна инициатива по договору об ассоциации дала возможность стратегическим противникам Москвы создать «образ врага Украины», имперского государства, которое не желает самостоятельного развития Незалежной и стремиться вновь сделать частью своего государства.

      Именно с неподписанного договора начинался Евромайдан. Это стало поводом. Он в любом случае бы начался. Но скорее всего, через год, в ходе президентских выборов (по уже отработанной в 2004 году схеме). Москва сама дала возможность ускорить процессы трансформации и форсировала собственное поражение на Украине.

      Следующей важнейшей стратегической ошибкой Кремля стало присоединение Крыма. В 2008 году, во время российско-грузинского конфликта, Россия показала со всей очевидностью, как она будет реагировать на подобные кризисы. И реакция Москвы на смену власти в Киеве в ходе переворота, была предсказуемой и, в достаточной мере, очевидной. Референдум в Крыму и присоединение его к России просчитывался и угадывался. Полуостров был осознанно отдан Москве в качестве мелкой шахматной фигуры, т.е. выражаясь языком этой игры – был сделан гамбит: отдать малое, чтобы получить все. После 2008 года была предсказуема реакция России. Кроме того, было понятно, что Крым – это не Абхазия и е Южная Осетия. Полуостров населен русскоговорящими людьми, с наиболее высоким уровнем лояльности к России во всей Украине. Также в Крыму дислоцировался Черноморский флот РФ, что делало эту территорию безусловным объектом №1 для Москвы. В отличие от кавказских республик, здесь отсутствовала необходимая для самостоятельного независимого существования инфраструктура. Государственный переворот в Киеве был осуществлен в самое неподходящее, неудобное время для России – во время Зимней Олимпиады в Сочи, когда все внимание и ресурсы были устремлены туда. Т.е. времени для обдумывания и принятия стратегического решения не было. Россия действовала в рамках ситуационного менеджмента, т.е. попросту реагируя на ситуацию, не задумываясь о последствиях. Т.о. присоединение данной территории было срежиссировано и просчитано. Единственное, чего нельзя было предугадать – это абсолютно бескровный характер этого процесса и фактическое отсутствие сопротивления со стороны местного населения. Если бы пролилась кровь, то поражение России на международной арене было бы более очевидным и тогда можно было бы говорить о международной изоляции (которой на данный момент, фактически, нет).

      Крым, в стратегическом плане мировой политики, это зеро, ноль. Он абсолютно не имеет значения ни для России, ни для ЕС, ни для США. Наличие российского флота абсолютно нивелируется тем, что черное море фактически является закрытым, и проливы охраняются вооруженными силами НАТО (т.к. Турция один из членов этой огранизации). При необходимости черноморский флот может быт уничтожен в течении нескольких минут, т.к. он является «оторванным» от остальных родов войск и, в целом, вооруженных сил РФ. Также, в силу того, что море является закрытым, флот не может решать боевые задачи. Кроме того, полуостров является экономически отсталой территорией, в развитии которой необходимо вкладывать большие средства. В стратегическом плане Крым не интересен никому (даже Украине). Поэтому его так легко отдали. Кроме нескольких достаточно вялых выступлений политиков, никакого противодействия политике Москвы не было .

      А теперь обратимся к самому главному. Зачем все это было нужно? К чему такие сложные, неоднозначные комбинации? И не проще ли было дождаться президентские выборов и легитимно провести своего, проамериканского кандидата, в Президенты Украины? Нет. Не проще. Способствуя государственному перевороту на Украине и фактически отдав Крым России, США добились очень важных преимуществ на международной арене, как в политической, так и в экономической сферах, которых они не могли бы добиться при любом другом сценарии развития событий.

      Во-первых. Удалось втянуть Россию в Украинский кризис и сделать ее чуть ли не главным субъектом и виновником всего происходящего на территории этой страны. По выражению З.Бжезинского : «Мы сделаем все, чтобы превратить Украину во Вьетнам для России» . И США в этом нимало преуспели.

         Во-вторых, после 2013 года, когда Россия добилась успеха на международной арене по сирийскому вопросу, ее авторитет значительно вырос, и монополия США на принятие решений была поколеблена. Изменить данную ситуацию могла только какая-то экстремальная ситуация. Присоединение составной части другого государства Россией действительно можно назвать аннексией (какими бы мотивами государство при этом не руководствовалось). И международный авторитет и престиж страны пострадали от этого достаточно сильно. Это отчетливо показало голосование в ГА ООН по действиям России в Крыму. Против референдума проголосовало 100 государств и еще 58 воздержались, в числе последних все страны БРИКС (за исключением России). Поддержку наша страна получила только от 11 государств. Т.е. антироссийские резолюции поддержали или воздержались даже  те государства, которые традиционно занимают антиамериканскую позицию на мировой арене. Это однозначно свидетельствует об ослаблении позиции России в международных делах.

      В-третьих, Крым дал возможность США добиться решительного доминирования в информационном пространстве и вполне аргументировано критиковать позицию Москвы по всем фронтам.

       В-четвертых, именно благодаря присоединению Крыма к РФ, североатлантический альянс получил новый импульс, реанимировался смысл самого существования НАТО. Вашингтону все сложнее было убедить своих западноевропейских партнеров в актуальности угроз с востока и только отдельные государства восточной Европы (Латвия, Литва, Эстония, Польша) в силу исторический неприязни, поддерживали накал страстей в антироссийской риторике. Однако, еще лет 5-7 такого неакцентированного развития и организация наверняка трансформировалась бы во что то иное (или вообще перестала существовать в таком виде). Однако, события 2014 года подарили организации новую жизнь. Теперь можно ожидать и увеличения военных бюджетов стран-участниц,  и появления новых баз НАТО на востоке ЕС, проведения более частых и массовых учений на границах с Россией.

      В-пятых, Вашингтон получил возможность фактически без сопротивления со стороны местного населения и политической элиты разместить системы ПРО в Восточной Европе: в странах Балтии, Польше, Чехии, возможно в Болгарии и Финляндии. Кроме того, более интенсивно будет решаться аналогичный вопрос в Восточной Азии: Японии, Республике Корея, Филиппинах. И никто не сможет возразить против этих действий в столь сложных международных условиях (ни Россию, ни Китай в данном контексте никто слушать не будет).

    В-шестых, Украинский кризис и Крымский референдум дали возможность США ослабить Россию экономически. Введение антироссийских санкций со стороны США, Канады, ЕС, Австралии, Швейцарии, Норвегии и Японии серьезно ударили по и без того слабой, сырьевой экономике и финансам нашей страны. И как бы не уверяло российское руководство в отсутствии серьезных экономических последствий, санкции привели к масштабному оттоку капитала из России и снижению инвестиционной привлекательности, ослаблению рубля и банковского сектора.

    В-седьмых, Крым позволил значительно испортить отношения между РФ и ЕС, подорваны серьезно экономические связи. Это ведет как к ослаблению России, так и к кризису в ЕС (что на руку США, т.к. партнер в такой ситуации становится более сговорчивым).

      В-восьмых, Украинский кризис и «крымский прецедент» дают возможность Вашингтону самостоятельно или через сателлитов (Канада, Великобритания, Австралия) заявить и претворить в жизнь реформу Совета Безопасности и, в целом, ООН. Это позволит поменять саму систему международных отношений и процедуру принятия решений и приведет к еще большему международному доминированию США, теперь и де-юре.

     В-девятых, благодаря украинским событиям североамериканское государство получило решающее преимущество в борьбе за европейский рынок и теперь создание Зоны свободной торговли между Северной Америкой и ЕС всего лишь вопрос времени. Это сильно ударит по европейским производителям и даст конкурентные преимущества американским (не говоря уже про экономические потери России).

     В-десятых, сделана весомая заявка на переориентирование энергетических потоков в Европе. В конце ноября 2014 года Россия сама отказалась от реализации проекта «Южный поток», что стало финальным аккордом в энергетической войне. Теперь основными поставщиками углеводородов в ЕС будут Саудовская Аравия, Катар, Норвегия и США (сланцевый газ).

     В-одиннадцатых, американская экономика впервые с 2008 года вышла из рецессии и показывает во второй половине 2014 года устойчивый рост и самые высокие темпы роста ВВП среди развитых стран. Американская экономика является милитаризированной и зависящей от военного бюджета, военных заказов и, как следствие, ведения войн. Война на востоке Украины дала возможность отправить туда военных специалистов, оборудование и спецтехнику. Данные действия придали дополнительный импульс для экономического развития США. А американский доллар в 2014 году значительно укрепил свои позиции по отношению ко всем другим валютам.

      И, наконец, в-двенадцатых, благодаря действиям России в Крыму, наша страна если не навсегда, то на очень длительный период (жизнь 2-3 поколений) потеряла Украину, т.к. ни одно государство никогда не смирится с потерей части собственной территории, вопреки своему желанию. А отдать Крым обратно Россия уже никогда не решится, т.к. это будет проявлением слабости и признанием собственной неправоты.

      И в-тринадцатых, США очень искусно, даже филигранно, чужими руками (с помощью России) добились создания ситуации, когда одновременно и Россия, и Украина стали государствами с непризнанными границами. Первая, из-за того, что присоединение Крыма не признаёт (и никогда не признает) международное сообщество. Второе (Украина), из-за того, что также никогда не признает отделения части собственной территории. В перспективе это дает возможность способствовать в относительно легитимном формате отделению различных российских территорий (Калининградская область, Южные Курилы) или же фактическому расчленению РФ. Кроме того, американцы получили возможность не принимать Украину в состав НАТО (что для самой организации имело бы самые непредсказуемые последствия), т.к. сейчас эта страна не соответствует Уставу организации, как государство, имеющее территориальные претензии (точно также, как получилось с Грузией в 2008 году). И при этом сохранить и преумножить враждебность Незалежной по отношению к России. Очень эффективно создается защитный буфер между РФ и странами НАТО, при этом буфер очень агрессивный и откровенно антироссийский.

       И все это благодаря Крыму, очень небольшому участку земли, полуострову, который не имеет сегодня стратегического значения, и которым вполне можно было пожертвовать.

Точка зрения о том, что РФ обязана была позаботиться о русскоговорящем населении Крыма (даже ценой стратегических минусов), которому якобы угрожала опасность, не выдерживает критики. РФ десятилетиями пыталась  не замечать всяческих нарушений прав русскоговорящих в Туркменистане и Казахстане (и продолжает не замечать и сейчас), т.к. настойчивое их отстаивание могло бы негативно сказаться на экономическом и политическом сотрудничестве с этими странами. Не слишком активна Москва в данном вопросе и на балтийском направлении. Кроме того не является абсолютной догмой, что населению Крыма действительно угрожала опасность (прямая аналогия с событиями в Одессе в мае 2014 года и, тем более, с восточными районами Украины не является уместной). Данная риторика стала всего лишь удобным предлогом в условиях информационной войны. Мнения отдельных стратегов о том, что если бы РФ не присоединила Крым, там бы вскоре появились базы НАТО, также не совсем убедительны, т.к. не ясно, чем войска альянса на полуострове хуже, чем, например, в балтийских странах или Финляндии (в непосредственной близости от Санкт-Петербурга), Польше, или, даже в самой Украине. Тем более, что без присоединения Крыма к России вопрос о таких базах даже не стоял бы в повестке дня, в силу отсутствия актуальности. Тем самым, Россия, якобы защитив себя на одном участке, сама же усилила опасность и незащищенность на всех остальных.

      Таким образом, можно сказать о том, что проведение референдума и присоединение Крыма при кажущемся тактическом преимуществе, на самом деле, является стратегическим поражением России в различных сферах и направлениях международной политики и экономики. Все чаще в публикациях ученых о современных международных отношениях можно прочитать о начале новой холодной войны. Однако, украинский кризис скорее означает как раз стадию окончания Второй холодной войны, начавшейся в 1990-е годы с момента образования РФ и завершившейся в 2014 году де-факто поражением Москвы. И сейчас мы можем наблюдать становление нового этапа в развитии международных отношений – глобальной информационной войны, параметры которой, окончательный формат и весь спектр возможных последствий сегодня не реально просчитать и предсказать. Но РФ вступает в этот период с далеко не самыми лучшими активами, с начинающимся экономическим и социальным кризисом. 

Поделиться статьей
Теги
Россия

Прошедший опрос

  1. Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?
    Необходимо ускорить темпы евразийской интеграции в рамках сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса — одного пути»  
     71 (28%)
    Развивать сферу двусторонних экономических отношений и прикладывать больше усилий для роста товарооборота между странами  
     71 (28%)
    Развивать гуманитарные связи, чтобы народы обеих стран лучше понимали друг друга  
     45 (18%)
    Создавать новые двусторонние политические механизмы для более тесного политического сотрудничества  
     32 (13%)
    Повысить эффективность координации действий в многосторонних международных организациях  
     30 (12%)
    Ваш вариант (в комментариях)  
     3 (1%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся