Эстоппель

Что-то большее, чем просто наука? Вступление в силу Соглашения по укреплению международного арктического научного сотрудничества

24 Мая 2018
Распечатать

attachment.jpg

Вчера, 23 мая 2018 года, вступило в силу Соглашение по укреплению международного арктического научного сотрудничества, подписанное 11 мая 2017 г. в рамках министерской встречи Арктического совета в Фэрбанксе (США). Ну а дальше-то что? — спросите вы. Давайте разбираться, в чем его смысл и почему это событие стоит принять во внимание.

Напомним, что Арктический совет (Далее – «АС») – это ведущий межправительственный форум, содействующий сотрудничеству, координации и взаимодействию между арктическими государствами, коренными общинами и остальными жителями Арктики по множеству вопросов, в числе которых проблемы устойчивого развития и защиты окружающей среды в Арктике. Членами Арктического совета являются восемь приарктических государств (побережье каждого их них находится в зоне Арктического региона), а именно: Канадой, Данией, Финляндией, Исландией, Норвегией, Россией, Швецией и США.

Эти государства непосредственно принимают решения касательно судьбы региона, но делают они это не одни. В АС, помимо восьми арктических стран-членов, обладающих правом принятия решений, входят так называемые постоянные участники. Это организации коренных народов Севера: Арктический совет атабасков, Международная ассоциация алеутов, Международный совет гвичинов, Циркумполярный совет инуитов, Ассоциация коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации и Совет саамов. Они участвуют в подготовке всех документов и решений совета.

Кроме того, Арктический совет предоставляет статус наблюдателя неарктическим государствам, межправительственным и межпарламентским организациям, а также неправительственным организациям. Наблюдатели участвуют в деятельности совета на уровне рабочих групп и могут вносить научный и финансовый вклад во все проекты организации. Важно понимать тенденцию роста числа этих наблюдателей. Она является прямым следствием активности неарктических игроков в регионе.

Наблюдающийся рост привлекательности Арктического региона с точки зрения ресурсной базы и транспортно-коммуникативного узла в условиях таяния ледников, а также потенциал региона как пространства для научных исследований обуславливает рост интереса к нему с точки зрения «неарктических» государств. И этот интерес заметен, в первую очередь, в сфере научной деятельности. Вступившее в силу соглашение лишь подтверждает этот тезис.

Останавливаясь на самой сути вышеупомянутого международно-правового документа, следует отметить, в первую очередь, что целью его является укрепление сотрудничества государств в области научной деятельности в свете признания государствами необходимости совместных действий по смягчению последствий изменения климата и сохранении ресурсов Арктики с целью защиты окружающей среды. Соглашение предполагает, что государства будут прилагать «максимальные усилия» для облегчения процессов въезда и выезда ученых вместе со всеми необходимыми для их исследований ресурсами. Кроме того, предполагается, что будет облегчен режим доступа к национальной исследовательской инфраструктуре со стороны иностранных ученых, включая доступ и к научной информации стран-участников Соглашения. Но как определить, являются ли усилия, прикладываемые государством для содействия «максимальными»? Ответ на этот вопрос найти трудно. Получается, что подобная формулировка порождает наличие неопределенности, ведь Соглашение прямо не обязывает сделать въезд для иностранных ученых свободным, не предполагает внедрение новых специальных разрешительных документов, которые давали бы стопроцентную гарантию свободного прохождения границы.

Немаловажным является и наличие статьи в Соглашении, затрагивающей вопросы образования для студентов стран-участниц. Согласно ст. 8 стороны Соглашения будут содействовать включению студентов в международные научно-исследовательские процессы, что является прямым продолжением идей, изложенных в Декларации Фэрбенкса, принятой на той же министерской сессии. Декларация отмечает ключевую роль Университета Арктики в сфере образования в разделе 21, где министры арктических стран «признают важность образования в обеспечении устойчивого развития арктических сообществ; согласны поддерживать равный доступ к качественному образованию […] уделяя особое внимание расширению возможностей и наращиванию потенциала молодежи из числа коренных народов и, при необходимости, привлекая Университет Арктики».

Следует особо выделить и упомянутое в Соглашении поощрение использований «традиционных и местных знаний» при планировании научной деятельности в регионе. Таким образом, Соглашение подчеркивает роль населяющих регион коренных народов и их обычаев и традиций, а также лоббирует их вовлечение в научную деятельность.

Необходимо, однако, иметь в виду, что Соглашение по укреплению международного арктического научного сотрудничества является все же рамочным документом, предполагающим заключение, когда это необходимо, специализированных соглашений или договорённостей по отдельным проектам и направлениям арктического научного сотрудничества. Кроме того, с юридической точки зрения в Соглашении указано, что оно должно исполняться в соответствии с международным правом и законами и подзаконными актами прибрежных государств. Таким образом, в случае возможного противоречия будут применяться, в первую очередь, вышеперечисленные нормы. Соглашение лишь дополняет их.

Стоит обратить внимание и на вопросы интеллектуальной собственности, затронутые в соглашении. В случае, если заключается специальное дополнительное соглашение или договоренность о реализации совместных научных исследований, права на объекты интеллектуальной собственности распределяются в соответствии с тем, как это прописано в этих дополнительных документах. Но как быть, если стороны не посчитали необходимым заключить такое соглашение заранее, а спор возник по итогу совместной деятельности? Соглашение предлагает обратиться к нормам международного права и национальному законодательству государств, дополняя эти указания ст. 15, свидетельствующей, что все споры будут решаться сторонами путем переговоров. Таким образом, становится очевидно, что Соглашение, по сути, не предлагает четкого развития событий в случае подобного конфликта.

С точки зрения сферы действия Соглашения, оно распространяется на территории, перечисленные в Приложении 1. Это те географические районы, которые сами государства-члены АС обозначили. При этом Соглашение особо отмечает, что это не означает, что упоминание данных территорий свидетельствует о признании морских прав или делимитацию границ между государствами в целом. Таким образом, такое деление не влечет за собой разрешения или усугубления существующих территориальных претензий в регионе. Помимо этого, есть и общая для всех государств сфера действия Соглашения - районы за пределами национальной юрисдикции в открытом море к северу от 620° с.ш.

Соглашение действительно в течение пяти лет после вступления его в силу с автоматическим продлением каждый пять лет. Выход из Соглашения свободный, но с учетом необходимости уведомления об этом остальных договаривающихся сторон не менее чем за 6 месяцев до выхода. При этом для остальных участников Соглашение остается в силе. Следует отметить, что Соглашение было принято в соответствии с решениями министерских сессий Арктического совета, закреплённых в Кирунской декларации 2013 года и Икалуитской декларации 2015 года, которые направлены на сохранение биоразнообразия Арктических экосистем, учет процессов изменения климата и защиту окружающей среды.

Подводя итог, хочется сделать определенные выводы. Во-первых, заключение уже третьего юридически обязывающего панарктического договора, подготовленного под эгидой Арктического совета, свидетельствует об укреплении позиций Арктического совета как наиболее авторитетной и эффективной международной площадки региона, способной объединять усилия всех заинтересованных сторон несмотря на наличествующие геополитические противоречия. Во-вторых, роль науки в развитии региона выходит на передовые позиции, становясь объединяющим фактором не только для государств-членов Совета, но и для всех игроков, имеющих интересы в регионе. В-третьих, мы видим, что все больше движений происходит в направлении объединения региона. Так, например в 2015 г. был учреждён Арктический форум береговой охраны, объединивший морские службы России, Дании, Исландии, Канады, Норвегии, США, Финляндии и Швеции. Эта организация функционирует на основе консенсуса и ставит своей целью налаживание взаимодействия в первую очередь по таким направлениям, как поиск и спасание, а также реагирование на чрезвычайные ситуации в Арктике.

Универсальные соглашения, принятые в рамках взаимодействия в регионе, а также очевидность наличия ряда вопросов в сфере экологии и климата предопределили создание такого Соглашения в сфере научной деятельности. И здесь невольно возникает мысль о возможности продолжения движения в сторону превращения Арктического региона в демилитаризованную территорию, используемую исключительно в мирных целях по аналогии с Антарктикой согласно Договору об Антарктике 1959 г. Не трудно вспомнить, что именно Международный геофизический год (МГГ) 1957-58 гг предопределил заключение Вашингтонского договора по Антарктике, обусловив ее последующий нейтралитет. То есть все также начиналось с науки. Пока говорить о явном наличии подобных намерений у арктических государств нельзя, однако движения такого рода создают пищу для размышлений: станет ли новое Соглашение по укреплению международного арктического научного сотрудничества шагом на пути к процессу демилитаризации Арктики или это лишь игра в международное гуманитарное сотрудничество?

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какой исход выборов в Конгресс США, по вашему мнению, мог бы оказать положительное влияние на российско-американские отношения в краткосрочной перспективе?

    Ни один из возможных результатов не способен оказать однозначного влияния  
     181 (71%)
    Большинство республиканцев в обеих палатах  
     46 (18%)
    Большинство демократов в обеих палатах  
     27 (11%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся