Блог Дарьи Басовой

Россия и Сербия делают ставки

5 Ноября 2015
Распечатать

Трехдневный визит Председателя Правительства Сербии А. Вучича  в Россию  27 октября с.г. получил достаточно широкое освещение в российской и сербской прессе и вновь возродил дискуссии о дихотомии между Западом и Россией, с которой сталкивается Сербия в своей внешней политике. Данный визит, в отличие от многих предыдущих со стороны сербских лидеров, отличается, по замечанию Посла РФ в Сербии А.Чепурина, своей «содержательностью» и амбициозностью намеченных проектов в рамках двустороннего сотрудничества. Помимо экономического аспекта, речь идет о военной кооперации между Россией и Сербией, активизация которой, наблюдаемая в последнее время, может открыть новую страницу в отношениях между двумя странами.

 

Военный аспект российско-сербских отношений

 

В военном сотрудничестве между Россией и Сербией условно можно выделить два ключевых направления:

1)      Военные учения и координация по линии министерств обороны и военных ведомств;

2)      Военно-техническое сотрудничество.

 

В рамках первого направления между двумя странами было запущено несколько форматов сотрудничества, призванного сформировать устойчивую традицию. Так, в ноябре 2014 года российские и сербские военнослужащие провели совместные антитеррористические учения SREM-2014 на сербском полигоне «Никинци»[1]. В 2015 году в октябре прошли первые российско-сербские летно-тактические учения «БАРС-2015», в которых было задействовано до 10 тыс. единиц авиайионной техники. [2] Кроме того, в сентябре того же года Россия объединила вокруг себя Сербию и Белоруссию, предоставив Новороссийск в качестве базы для учений десантных войск России, Сербии и Белоруссии «Славянское братство».[3]

 

Что касается второго направления, то его развитие также свидетельствует о положительной и восходящей динамике. Символическим сигналом к российско-сербскому сближению в военной сфере стал визит В.Путина в Белград в октябре 2014 года, во время которого впервые за 30 лет в Сербии был проведен военный парад. Именно тогда российский и сербские лидеры заострили внимание на необходимости диверсификации и расширения двустороннего сотрудничества, которое на фоне конфронтации между Россией и западными странами служило бы демонстрацией альтернативности путей развития и воплощения многовекторности в российской внешней политике.  С того момента небольшие, но видимые результаты российско-сербского сближения по военно-технической линии нивелируют возможную критику со стороны про-западных сербских сил:  между Правительствами Российской Федерации и Республики Сербия было заключено Соглашение о взаимной охране интеллектуальной собственности в ходе двустороннего военно-технического сотрудничества; подписан Меморандум между Федеральной службой по военно-техническому сотрудничеству Российской Федерации и Министерством обороны Республики Сербия.[4]  Помимо этого, Сербия высказала свою крайнюю заинтересованность в поставках российских вооружений, возможных поставках систем ПРО, а также оснащении сербского вертолетного парка российскими ударными и транспортными вертолетами.  На данном этапе потенциальный военный контракт между Россией и Сербией остается предметом финансового и политического торга не только между двумя странами, но и между Сербией и НАТО.  Если переговоры по данной сделке окажутся успешными, то можно будет говорить о «возрождении» сербской армии по российской системе перевооружения.  Между тем, само слово «возрождение» здесь не будет преувеличением, так как после распада Югославии численность сербской армии была сокращена до порядка 28 тысяч человек, а ее финансирование неуклонно урезалось – по данным Вооруженных Войск Сербии, расходы на оборону в Сербии составляют 2% ВВП страны. Также существуют проблемы с модернизацией вооружений, что требует безусловного увеличения военного бюджета,  - задачи, пока не посильной для сербской экономики при ее отрицательно росте ВВП за 2011-2015 гг. ( по данным Всемирного банка)[5]

 

Момент настал?

 

Несмотря на традиционно дружественные отношения между Россией и Сербией, обусловленные историческим, религиозным, культурным факторами, до последнего времени двустороннее сотрудничество носило большей частью декларативный характер и ограничивалось культурно-гуманитарной и энергетической сферами. В этой связи, неизбежно возникает вопрос: почему именно сегодня и России, и Сербии понадобилось активизировать военно-техническую кооперацию?

 

Некоторые эксперты связывают подобный «демарш» с событиями в Черногории, обозначившими негативные последствия решения властей о поспешном и принудительном вступлении страны в НАТО. Однако, как представляется, причины кроются в явных преимуществах, которые могут получить обе стороны при складывающейся геополитической ситуации. Интерес России объясняется следующими соображениями: во-первых, России необходимо продемонстрировать миру (а особенно западным странам), что несмотря на санкции, наложенные на Рособоронэкспорт, российская военная продукция продолжает удерживать ведущие позиции на мировом рынке вооружений (2 место в мире по экспорту вооружений) и способна находить новых партнеров для сотрудничества; во-вторых, это реальный шанс для России, помимо энергетических рычагов влияния, иметь и другие, особенно представленными  hard-power, логика которой начинает доминировать в так до конца и не сложившейся Европейской системе безопасности; в-третьих, Россия может составить конкуренцию форматам сотрудничества НАТО с балканскими странами, которые находятся на колеблются между присоединение/ неприсоединением к Альянсу.

 

Сербия также получает определенные бонусы от военного сотрудничества с Россией. Прежде всего, это укрепляет позицию нейтралитета Сербии, что неоднократно подчеркивал в своих заявлениях министр иностранных дел Сербии И. Дачич. Кроме того, потенциально Сербия может договориться с российской стороной о льготных условиях импорта российских вооружений. Даже не допуская такую возможность, тем не менее можно утверждать, что шаг к перевооружению сербской армии является недвусмысленным сигналом для остальных балканских стран о том, что Сербия не допустит дестабилизации политической ситуации в регионе. Наконец, интенсификация российско-сербского военного сотрудничества позволяет руководству Сербии разыграть двойную карту: с одной стороны, учитывать про-российские и анти-НАТОвские настроения сербской общественности, а с другой – возможность не отвечать на вопросы о будущем членстве в Альянсе (которые с периодичностью так или иначе поднимаются) на переговорах о вступлении в ЕС, оправдывая это своими «обязательствами» в военной сфере с российскими партнерами.

 

Таким образом, военное и военно-техническое сотрудничество представляет важность как для России, так и для Сербии. Примет ли оно подлинно стратегический характер пока неизвестно, но заданный тренд уже позволяет говорить о меняющемся соотношении политических сил на Балканах.



[4] Сайт Правительства РФ/ Документы:  http://government.ru/news/20268/

[5] World Bank Indicators/ GDP annual growth:  http://data.worldbank.org/indicator/NY.GDP.MKTP.KD.ZG

 

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся