Блог Армена Айрапетяна

Блогер Александр Лапшин: «экстрадировать нельзя освободить»… Куда поставить запятую?

22 Января 2017
Распечатать
Поделиться статьей
Армен Айрапетян

К.ю.н., доцент кафедры конституционного и международного права Поволжского института управления имени П. А. Столыпина

Блог: Блог Армена Айрапетяна

Рейтинг: 0


     Как стало известно из белорусских СМИ Генеральная прокуратура Республики Беларусь ответила положительно на запрос коллег из Азербайджана о выдаче гражданина России и Израиля (предположительно так же ещё и гражданина Украины), блогера и путешественника Александра Лапшина для привлечения к уголовной ответственности[[1]]. Среди предъявляемых блогеру обвинений такие составы преступлений, предусмотренные действующим Уголовным кодексом Азербайджана[[2]] как призывы, направленные против государства (ст. 281.2) и незаконное пресечение государственной границы Азербайджанской Республики (ст. 318.2). Объективная сторона преступления по первому составу представляет собой публичные призывы к насильственному захвату власти, насильственному удержанию власти или насильственному изменению конституционного строя либо нарушению территориальной целостности Азербайджанской Республики, а равно распространение материалов такого содержания, совершённые неоднократно или группой лиц. Если говорить о втором составе, то речь идёт о пересечении охраняемой государственной границы Азербайджанской Республики без установленных документов или вне контрольно-пропускного пункта государственной границы, совершённом или группой лиц по предварительному сговору или организованной группой либо с применением насилия или с угрозой его применения.



     Указанные составы преступлений инкриминируются А. Лапшину за посещение территории Нагорного Карабаха без официального разрешения и уведомления азербайджанских властей, а позже и столицы Баку (въезд был совершён по украинскому паспорту), а также за высказывания против территориальной целостности каспийской республики. Отношения стран СНГ по вопросам экстрадиции регулируются многосторонними и двусторонними договорами о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам. Сегодня между Азербайджаном и Белоруссией действует Кишинёвская Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 07.10.2002 года[[3]]. По информации на официальном сайте Исполкома СНГ Кишинёвская конвенция вступила в силу для Азербайджана и Белоруссии 27 апреля 2004 года[[4]].



     Кишинёвская конвенция устанавливает принцип «двойной преступности» (ч. 3 ст. 66). Это означает, что экстрадиция допустима, если деяние, совершённое лицом, выдача которого требуется, является уголовно наказуемым по внутреннему законодательству как запращивающего, так и запрашиваемого государства. Действующий Уголовный кодекс Республики Беларусь[[5]] содержит статьи 361 «Призывы к действиям, направленным на причинение вреда национальной безопасности Республики Беларусь» и 371 «Незаконное пересечение Государственной границы Республики Беларусь». Согласно ч. 3 ст. 361 УК РБ ответственность устанавливается за публичные призывы к захвату государственной власти, или насильственному изменению конституционного строя Республики, или измене государству, или совершению акта терроризма или диверсии, или совершению иных действий, направленных на причинение вреда национальной безопасности Беларуси, либо распространение материалов, содержащих такие призывы, совершённые с использованием средств массовой информации или глобальной компьютерной сети Интернет. В соответствии с ч. 3 ст. 371 УК РБ ответственности подлежит умышленное незаконное пересечение Государственной границы Республики Беларусь, совершённое организованной группой.



     На странице А. Лапшина в социальной сети Facebook его супруга обратила внимание на ряд расхождений в формулировках схожих составов преступлений в уголовном законодательстве Азербайджана и Белоруссии, например, «охраняемая граница» (УК АР) и «государственная граница» (УК РБ)[[6]]. Понятно, что в условиях Азербайджана термин «охраняемая граница» охватывает фактически контролируемые её участки. Однако Кишинёвская конвенция оговаривает, что при решении вопроса об уголовной наказуемости деяния по внутреннему законодательству запрашиваемого и запрашивающего государств не имеют значения различия в описании отдельных признаков преступления и в используемой терминологии. По мнению российских юристов, наличие указанной нормы в конвенции обусловлено учётом исторически сложившихся правовых традиций, разницей в национальных законодательствах и языке государств, что может привести к обозначению отельных признаков преступлений различными терминами[[7], с. 96]. С формальной точки зрения белорусская Генеральная прокуратура вправе не вдаваться в подробности смыслового содержания имеющихся формулировок в уголовном законодательстве двух стран, достаточно наличия схожих составов.



     В соответствии с положениями Конвенции 2002 года в выдаче лица для уголовного преследования как разновидности правовой помощи по уголовным делам может быть отказано, если существует риск нанесения ущерба суверенитету и безопасности либо речь идёт о противоречии законодательству запрашиваемого государства (ст. 21). Действующий Уголовно-процессуальный кодекс Белоруссии[[8]] в качестве основания для отказа в выдаче предусматривает случаи, когда целями этой просьбы являются уголовное преследование или наказание лица, в отношении которого поступила такая просьба, по признаку расы, пола, вероисповедания, гражданства, национальности, принадлежности к определённой социальной группе или политическим убеждениям (п. 4 ч. 1 ст. 484). Более того, Кишинёвская конвенция содержит в качестве основания отказа в выдаче наличие веских оснований полагать, что запрос об экстрадиции связан с преследованием лица по признаку расы, пола, вероисповедания, гражданства, национальности, принадлежности к определённой социальной группе или политическим убеждениям (п. «е» ч. 1 ст. 89). Таким образом, наличие или отсутствие оснований преследования А. Лапшина со стороны Азербайджанской Республики по признаку политических убеждений являлось главным вопросом, подлежащим рассмотрению Генеральной прокуратурой Республики Беларусь. Основания подозревать Азербайджан именно в желании преследования А. Лапшина по политическим мотивам есть. Было пересечение азербайджанской границы по украинскому паспорту (идут дискуссии в социальных сетях, был ли он действителен на тот момент или нет), в котором по правилам украинской грамматики вместо «Александр» написано «Олександр», почему система на пограничном контроле и не выдала Лапшина как включённого в чёрные списки МИД Азербайджана. В Баку также инкриминируются ему высказывания (именно «высказывания», а не «призывы», как об этом говорит уголовный закон) против территориальной целостности. В просмотренных блогах А. Лапшина было лишь отражение реальности фактической самостоятельности Нагорного Карабаха и квалифицировать их как призыв – это притягивание за уши фактов. К тому же Конституциями Республики Беларусь[[9]] и Азербайджанской Республики[[10]] свобода слова признаётся и гарантируется. Вызывает большие сомнения, что позиция блогера может повлиять на итоговое решение нагорно-карабахского конфликта, а, следовательно, и на рамки территориальной целостности Азербайджанской Республики. Это зависит исключительно от самого Азербайджана, а также Армении и Нагорного Карабаха как участников конфликта и сторон переговорного процесса.



     Возникает ещё один вопрос, который имеет принципиальное значение. А может ли Белоруссия выдавать российских граждан третьим государствам для уголовного преследования? Конституция Республики устанавливает однозначный запрет на выдачу граждан Белоруссии, если иное не предусмотрено международным договором Республики Беларусь (ст. 10). Кишинёвская конвенция также запрещает государствам-участникам выдачу собственных граждан (п. «а» ч. 1 ст. 89). Основной закон Белоруссии говорит о равных правах, свободах и обязанностей иностранных граждан и лиц без гражданства с гражданами Республики Беларусь, если иное не определено Конституцией, законами и международными договорами (ст. 11). Выдача иностранных граждан является международным обязательством Республики Беларусь в рамках Кишинёвской конвенции, а также такой вид правовой помощи по уголовным делам осуществляется со странами, с которыми у Белоруссии нет договоров и соглашений об экстрадиции, на основе принципа взаимности (ст. 469, п. 4 ст. 481… УПК РБ).



     Российско-белорусский договор о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве 1995 года[[11]] определил дальнейшее развитие правового статуса граждан одной Стороны, постоянно проживающих на территории другой Стороны, на основе соглашения, в соответствии с которым эти граждане будут пользоваться такими же правами, как и граждане Стороны, на территории которой они проживают, с изъятиями, установленными таким соглашением. Указанное развитие нашло своё отражение в актах Союзного государства России и Белоруссии. Так, например, Уставом Союза России и Белоруссии 1997 года[[12]] был учреждён институт гражданства Союзного государства (ст. 2), которое является вторичным по отношению к гражданству России и Белоруссии. Так же Уставом определён круг прав граждан России и Белоруссии, вытекающих из гражданства Союза (ст. 18):



   1) право на свободное передвижение и постоянное проживание в пределах территории Российской Федерации и территории Республики Беларусь с соблюдением правил, установленных законами этих государств в отношении отдельных районов и местностей;



     2) право на защиту на территории третьей страны, где нет представительства государства-участника Союза, гражданином которого он является, со стороны дипломатических представительств или консульских учреждений другого государства-участника Союза на тех же условиях, что и граждане этого государства;



       3) право на участие в управлении делами Союза;



   4) право на владение, пользование и распоряжение имуществом на территории другого государства-участника Союза на тех же условиях, что и граждане этого государства.



       5) право граждан Союза, постоянно проживающих в другом государстве-участнике Союза, избирать и быть избранным в органы местного самоуправления на территории этого государства.



     Некоторые из приведённого перечня прав были уточнены по линии Союзного государства в рамках двусторонних соглашений о равных правах граждан[[13]] и об обеспечении равных прав граждан России и Белоруссии на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства на территориях государств-участников Союзного государства[[14]]. К сожалению, в международных договорах, образующих право Союзного государства, прямо не предусмотрен запрет выдачи Белоруссией граждан России и Российской Федерацией граждан Республики Беларусь третьим государствам для уголовного преследования. Однако Устав Союзного государства в качестве одной из целей Союза устанавливает укрепление отношений братства, дружбы и всестороннего сотрудничества между государствами-участниками в политической, экономической, социальной, военной, научной, культурной и других областях (п. «а» ст. 6). В правовой сфере к задачам Союза Уставом отнесены развитие нормативной правовой базы в целях обеспечения дальнейшей интеграции государств-участников Союза (п. «а» ст. 12) и унификация и согласованное развитие законодательства государств-участников Союза (п. «б» ст. 12). Приведённые нормы Устава образуют «дух» Союзного государства и сотрудничества Белоруссии и России в данном формате. Именно на это ссылался Министр иностранных дел РФ Сергей Викторович Лавров в ответе на вопрос одного из армянских журналистов, когда напомнил о принятом принципиальном решении в рамках Союзного государства «выравнивать права граждан одной и другой стран во всех без исключения областях». С. В. Лавров однозначно высказался против того, «чтобы экстрадировать граждан Российской Федерации, задержанных в той или иной стране, в третью страну»[[15]].



     Решение Генеральной прокуратуры Республики Беларусь о выдаче российского гражданина А. Лапшина Азербайджанской Республике для уголовного преследования формально юридически соответствует имеющейся правовой базе Союзного государства. Устав Союзного государства не затрагивает прав и обязательств государств-участников Союза по другим международными договорам, в том числе принятым в рамках Содружества Независимых Государств (ст. 17). Однако указанное решение несомненно идёт в разрез с «духом» Союзного государства и, самое главное, создаёт опасный прецедент. Практика (правоприменение) является одной из форм толкования права. Таким образом, получается, что Российская Федерация, исходя из принципа взаимности, также вправе при наличии соответствующих запросов о выдаче со стороны третьих государств экстрадировать граждан Белоруссии.



     Союзное государство России и Белоруссии является одним из интеграционных проектов на постсоветском пространстве. Эффективность данной интеграции является сложной темой и вызывает дискуссии. Однако в вопросах, например, выравнивания правового статуса граждан обоих государств, отсутствия государственной границы между странами и пограничного контроля, а также ряда иных сомневаться в успешности Союзного государства не приходится. Следует, правда, отметить, что потенциал, заложенный в праве Союзного государства, далеко не просто не выработан, но даже и не реализован. Решение Генеральной прокуратуры Белоруссии – ещё одно испытание на прочность проекта Союзного государства с Российской Федерацией. Это важный показатель той болезни, которой страдают многие интеграционные образования на пространстве, ранее объединённом в Союз ССР. И для СНГ, и для ОДКБ, и для Союзного государства, и для формирующегося сегодня Евразийского Союза существенным риском интеграции является непрочность и рыхлость интеграционных связей, отсутствие союзнической дисциплины и как следствие неготовность поступиться частью своих национальных интересов в угоду общим интеграционным целям.



     Решение Генеральной прокуратуры Республики Беларусь не является, тем не менее, окончательным и может быть обжаловано в суд. Такое право лицу, подлежащему выдаче, а также его защитнику (адвокату) предоставили Кишинёвская конвенция (ч. 1 ст. 19 и ч. 2 ст. 76) и белорусское уголовно-процессуальное законодательство (глава 57 УПК РБ). Обжалуется это решение по правилам национального законодательства. Срок обжалования составляет 10 суток, и жалоба подаётся либо в областной суд, либо Минский городской суд в зависимости от места нахождения лица, подлежащего экстрадиции. У Генеральной прокуратуры в этом случае возникает обязанность представить в суд материалы, доказывающие законность принятого решения. Согласно положениям Кишинёвской конвенции рассмотрение жалобы в суде ограничивается проверкой соблюдения норм данной конвенции (ч. 2 ст. 76), в соответствии же с правилами уголовно-процессуального законодательства Белоруссии суд ограничивается проверкой соответствия Уголовно-процессуальному кодексу вынесенного постановления (ч. 2 ст. 516 УПК РБ). Однако и постановление судьи так же может быть обжаловано (опротестовано – в случае, если с жалобой обращается прокурор) в Верховный Суд Республики Беларусь в течение 10 дней, с момента его принятия. И уже постановление судьи Верховного Суда является окончательным по данному делу. Необходимо также заметить, что обжалование решения Генеральной прокуратуры и постановления судьи приостанавливает исполнение указанных актов.



     Поэтому дело о выдаче А. Лапшина Азербайджану для уголовного преследования ещё не закончено и блогер вынужден будет задержаться в Республике Беларусь, чтобы воспользоваться предоставляемыми Кишинёвской конвенцией и уголовно-процессуальным законодательством правом на обжалование принятого решения.









[1]. Минск согласился выдать Баку блогера Лапшина // Новостное агентство Sputnik Беларусь. – 2017. – 20 января. – URL: http://sputnik.by/politics/20170120/1027065933/minsk-soglasilsya-vydat-baku-blogera-lapshina.html (дата обращения 20.01.2017).





[2]. Уголовный кодекс Азербайджанской Республики от 30.12.1999 г. № 787-IQ (в ред. от 11.11.2016 г. №408-VQD) // Сборник законодательных актов Азербайджанской Республики. – 2000. – N 4, ст. 251; Газета «Азербайджан». – 2016. – 18 декабря.





[3]. Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам заключена в г. Кишиневе 07.10.2002 г. // Содружество. Информационный вестник Совета глав государств и Совета глав правительств СНГ. – N 2(41). – С. 82 - 130.





[4]. Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам. Карточка документа // Единый реестр правовых актов и других документов Содружества Независимых Государств. Сайт Исполкома СНГ. URL: http://cis.minsk.by/reestr/ru/controller/print/documentCard/previewDepositary?id=1313&eligibleRole=false&serverUrl=http://cis.minsk.by/reestr/ru (дата обращения 20.01.2017).





[5]. Уголовный кодекс Республики Беларусь от 09.07.1999 г. № 275-З (в ред. от 19.07.2016 г. № 407-З) // Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь. – 1999. – N 76, 2/50; Национальный правовой Интернет-портал Республики Беларусь. – 2016, 2/2403.





[6]. См.: URL: https://www.facebook.com/lapshin/posts/10202793522877188 (дата обращения 20.01.2017).





[7]. Научно-методический комментарий к Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (новая ред. от 7 октября 2002 г.) / Под общ. и науч. ред. докт. юрид. наук … Сю. П. Щербы. -–М.: Юрлитинформ, 2007. – 184 с.





[8]. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь от 16.07.1999 г. № 295-З (в ред. от 20.04.2016 г. № 358-З) // Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь. – 2000. – N 77-78, 2/71; Национальный правовой Интернет-портал Республики Беларусь. – 2016, 2/2356.





[9]. Конституция Республики Беларусь от 15.03.1994 г. №2875-XII (в ред. от 17.10.2004 г.) // Национальный правовой Интернет-портал республики Беларусь. URL: http://www.pravo.by/main.aspx?guid=3871&p0=v19402875&p2={NRPA} (дата обращения 26.12.2016 г.).





[10]. Конституция Азербайджанской Республики принята путём всенародного голосования-референдума 12.11.1995 г. (в ред. от 11.10.2016 г.) // Собрание законодательства Азербайджанской Республики. 1997. № 1; Газета «Азербайджан». – 2016. – 12 октября.





[11]. Договор между Российской Федерацией и Республикой Беларусь о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве подписан в г. Минске 21.02.1995 г. // Собрание законодательства РФ. – 1996. – N 12, ст. 1040.





[12]. Устав Союза Беларуси и России принят в г. Москве 23.05.1997 г. // Собрание законодательства РФ. – 1997. – N 30, ст. 3596.





[13]. Договор между Российской Федерацией и Республикой Беларусь о равных правах граждан подписан в г. Москве 25.12.1998 г. // Собрание законодательства РФ. – 1999. – N 47, ст. 5625.





[14]. Соглашение между Российской Федерацией и Республикой Беларусь об обеспечении равных прав граждан Российской Федерации и Республики Беларусь на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства на территориях государств-участников Союзного государства заключено в г. Санкт-Петербурге 24.01.2006 г. (Вместе с Перечнями документов для въезда, выезда, транзитного проезда, передвижения и пребывания) // Собрание законодательства РФ. – 2009. – N 12, ст. 1371.





[15]. Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В. Лаврова в ходе пресс-конференции по итогам деятельности российской дипломатии в 2016 году, Москва, 17 января 2017 года // Министерство иностранных дел Российской Федерации. Официальный сайт. URL: http://www.mid.ru/ru/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/2599609/pop_up?_101_INSTANCE_cKNonkJE02Bw_viewMode=print&_101_INSTANCE_cKNonkJE02Bw_qrIndex=0 (дата обращения 21.01.2017).





 


Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся