Блог Армена Айрапетяна

Армянская конституционная реформа: ослаб ли Президент?

28 Июля 2016
Распечатать

6 декабря 2015 года на республиканском референдуме была утверждена новая редакция Конституции Армении[1]. Обновлённый Основной закон (фактически же можно говорить о новой Конституции страны) значительным образом изменит конституционный ландшафт Республики Армения. Конституционные трансформации касаются практически всех сторон общественно-политической жизни страны. Среди важных новелл новой редакции Конституции Республики Армения можно упомянуть нормы, направленные на укрепление положения армянского языка как государственного языка Республики. Речь идёт, например, об обязательном владении государственным языком как квалифицированного требования для кандидатов в депутаты Национального Собрания Республики (ч. 2 ст. 48), Президенты Республики (ч. 2 ст. 124), судьи (ч. 4 ст. 165), Защитники прав человека (ч. 2 ст. 192), члены Центральной избирательной комиссии (ч. 3 ст. 195), члены Комиссии по телевидению и радио (ч. 3 ст. 197), члены Аудиторской палаты (ч. 3 ст. 199) и члены Совета Центрального банка (ч. 2 ст. 201). Помимо этого новая редакция Конституции содержит нормы, направленные на укрепление связей и сотрудничества Республики с Диаспорой (ст. 19) и упрочение положения Армянской Апостольской церкви (ст. 18). Она вводит в правовую систему Армении такую новую разновидность правовых актов как конституционный закон (ч. 2 ст. 5 и ч. 2 ст. 103). Новая редакция Основного закона предусматривает упрощённый порядок приобретения гражданства Республики армянами по национальности (ч. 4 ст. 47), а также, по сути, закладывает конституционные основы для репатриации, объявляя возможность получения армянами по национальности гражданства Республики с момента устройства на жительство в Армении (ч. 3 ст. 47). Конституция Армении в действующей пока редакции 2005 года[2] устанавливает невозможность превышения пределов ограничения основных прав и свобод человека и гражданина, установленные международными обязательствами Республики Армения (ст. 43). В новой редакции Конституции приведённое положение не просто сохранено, но значительным образом уточнено и дополнено обязательностью учёта практики органов, действующих на основании международных договоров о правах человека, ратифицированных Арменией, при толковании конституционных положений об основных правах и свободах (ч. 1 ст. 81). По сути, речь идёт о постановке правовой системы Армении отчасти в зависимость от Совета Европы. Новая редакция Конституции содержит также ряд иных нововведений.

Наличие приведённых выше и иных новелл в Основной закон Республики Армения призвано придать конституционной реформе видимость комплексного характера, что отчасти ретуширует самое главное нововведение. Сутью настоящей конституционной реформы было изменение формы правления, а именно переход страны от смешанной республики к республике парламентской (парламентарной). Действующие пока на данный момент нормы Конституции в редакции 2005 года о смешанной форме правления ограничивают пребывание одного и того же лица на посту Президента Республики двумя сроками подряд (ст. 50). В 2018 году истекает второй срок президентских полномочий Сержа Саргсяна. В этой связи в экспертной среде основным мотивом предложенной нынешним Президентом Армении конституционной реформы было названо желание последнего сохранить свою власть в ином качестве – «уходя остаться»[3; С. 29]. Желание сохранить свою власть в ином качестве стало предметом критики со стороны ряда оппозиционных сил Армении: в парламентской оппозиционной партии «Армянский национальный конгресс» реформу назвали решением задачи по «увековечиванию» власти С. Саргсяна, а также преодолением конституционного запрета занимать президентскую должность более двух сроков подряд (руководитель парламентской фракции АНК Левон Зурабян); в ещё одной оппозиционной парламентской партии «Наследие» конституционную реформу посчитали задуманной лично в интересах действующего Президента С. Саргсяна (зам.пред. Армен Мартиросян)[4]. Сам же Президент Армении в своём выступлении 24 мая 2014 года на XV съезде Республиканской партии назвал конституционную реформу «качественно новым этапом в первоочередных вопросах утверждения в стране устойчивой демократической системы и построения правового государства»[5].

Косвенными свидетельствами в пользу нынешней конституционной реформы как личной инициативы Президента С. Саргсяна являются следующие соображения. Армянский независимый журналист Давид Петросян обращает внимание на отсутствие тезиса о необходимости конституционной реформы в обеих предвыборных программах президента[6]. Следует согласиться с высказанным мнением ввиду того, что, предвыборная программа 2008 года[7] в пункте формирования эффективной системы государственного управления даже отдалённо не содержит положения, похожие на осуществляемую ныне конституционную реформу. Более того, программа 2008 года фиксирует мысль об обеспечении Конституцией в редакции 2005 года максимально сбалансированных отношений между ветвями власти. В предвыборной программе 2013 года[8] говорится о «достаточно состоявшихся институтах государственной власти» как одном из серьёзных достижений независимого развития Республики Армения, а также о совершенствовании правового государства, демократии и гражданского общества в рамках действующей Конституции.

Ещё одним доводом в пользу отсутствия объективной необходимости изменения формы правления являются признания С. Саргсяна на встречах с членами Специальной комиссии по конституционным реформам при Президенте Республике Армения. 10 апреля 2014 года С. Саргсян назвал парламентскую форму правления  не соответствующей его желаниям[9]. 13 марта 2015 года Президент высказал следующую мысль [цитата]: «Тем не менее, должен быть искренним и сказать, что объективные предпосылки, лежащие в основе позиции, которую я ранее высказывал в пользу действующей системы управления, существенно не изменились. … Если сказать более конкретно, я всё ещё хорошо не представляю, как предлагаемая модель будет безоговорочно гарантировать два важнейших компонента: внешнюю и внутреннюю безопасность страны и устойчивость системы управления, которая, по моему мнению, обеспечена в условиях действующей модели управления»[10].

Однако позже 3 декабря 2015 года Президент на пресс-конференции с представителями армянских телекомпаний полностью дезавуировал собственное признание, назвав полупрезидентскую систему в условиях военного времени «нежизнеспособной». К тому же С. Саргсян отмёл обвинения политических оппонентов в свой адрес относительно затеянной конституционной реформы в целях воспроизводства собственной власти, вновь указав в качестве причин смены формы правления соображения безопасности и развития демократии[11].

По мнению российских аналитиков Сергея Маркедонова[12] и Андрея Арешева[13], одним из возможных вариантов продления политического будущего для С. Саргсяна является смена президентского кресла на премьерское. По оценкам армянского независимого журналиста Д. Петросяна не исключён вариант, при котором С. Саргсян, сохранив лидерство в Республиканской партии (по плану нынешнего Президента она должна остаться правящей партией), займёт в будущем парламенте место его Председателя, что позволит ему «де-факто назначать будущих президентов и премьер-министров»[6]. Такой же позиции придерживается эксперт Саркис Мартиросян. Он полагает, что должность «генсека» правящей партии может дать С. Саргсяну пост спикера при условии повышения значимости этого поста, а также трансформации системы управления страной в парламентскую республику по нужной С. Саргсяну лично схеме, дабы уйти от технической роли поста Председателя парламента[14].

Сам же С. Саргсян не внёс ясности в вопрос своего политического будущего после истечения второго срока своих президентских полномочий, даже наоборот, сделал несколько противоречивых заявлений по этому поводу. Так, во время встречи с членами Специальной комиссии по конституционным реформам 10 апреля 2014 года он однозначно исключил для себя возможность претендовать на должность премьер-министра в случае успеха проекта реформы по смене формы правления[9]. В той же речи С. Саргсян официально заявил, что не собирается баллотироваться и на пост Президента, если сохраниться форма правления по Конституции в редакции 2005 года, однако, не уточнил, рассматривает ли он возможности стать Президентом страны или Председателем Национального Собрания в условиях парламентской республики. Ушёл действующий Президент от ответа на вопрос о своём будущем в 2018 году и на упоминавшемся выше интервью представителям армянским телекомпаний 3 декабря 2015 года, где не исключил, по сути, даже возможность возглавить Правительство Республики, намекнув, что многое будет зависеть от результатов парламентских выборов 2017 года[11]. Полагаем, что ни один из упомянутых выше вариантов возможного политического будущего С. Саргсяна после истечения второго срока его полномочий на посту главы государства не исключён. Мы не будем оценивать предпочтительность какого-либо сценария развития событий, потому что итоги парламентских выборов 2017 года не единственный фактор, который повлияет на выбор С. Саргсяна в каком качестве остаться на армянском политическом олимпе. Далее мы изложим свои соображения, почему вариант занятия поста Президента в условиях парламентской модели развития Армении не стоит сбрасывать со счетов.

В конституционно-правовой науке главным критерием отличия президентской, парламентской и смешанной республик друг от друга называется порядок формирования правительства и его политической ответственности[15; С. 139]. Соответственно, кто назначает главу правительства и его членов и перед кем состав правительства несёт ответственность, того и республика: если парламент – парламентская; если президент – президентская; а если и парламент, и президент, то смешанная. Как пишет российский конституционалист В. Е. Чиркин, в парламентской республике, если отталкиваться от текста конституции, как и республике президентской, премьер-министра и всех членов правительства назначает президент, но в отличие от президентской республики в парламентской – это акт формальный[15; С. 139]. Это связано с положением президента в парламентской республике: ему приходится назначать лидером правительства лицо, пользующееся доверием парламента либо его нижней палаты[15; С. 139]. Фактически и реально правительство формируется парламентом (парламентским большинством), но юридический акт о назначении членов правительства издаёт президент. Особенности модели республиканской формы правления обусловливают характер осуществления президентом своих полномочий: в президентской республике – самостоятельный и реальный, в парламентской – формальный; в смешанной республике президент самостоятельно реализует свои полномочия, но по некоторым вопросам связан позицией парламента[15; С. 263-264].

Глава V Конституции Армении в редакции от 06.12.2015 г. определяет статус Президента в новой модели парламентской республики. Президент объявляется главой государства (ст. 123), избирается Национальным Собранием на 7-летний срок (пребывание на этой должности одного и того же лица ограничено только одним сроком), не может являться в этот период членом какой-либо партии (ст. 124). За Президентом Армении закреплены широкие полномочия, однако в реализации большинства из них он не самостоятелен: реализация многих прав и обязанностей главы государства сопровождается уточнениями «по представлению Премьер-министра», «по предложению Премьер-министра» и «по предложению Правительства». Однако некоторые нормы обновлённой Конституции Армении заставляют усомниться, что Президент в новой модели правления полностью утратил самостоятельность и выполняет исключительно представительские функции. Так, например, в ст. 129 определены правила подписания и обнародования законов. Теперь эта обязанность Президента не может быть уравновешена правом отлагательного вето, как это имело место по Конституции в редакции 2005 года. Однако Президент вправе не подписать принятый Национальным Собранием закон, но обязан обратиться в Конституционный Суд Республики Армения по вопросу определения его соответствия Конституции. Конституционный законодатель предусмотрел данное право Президента явно со ссылкой на положение ч. 2 ст. 123 Основного закона: «Президент следит за соблюдением Конституции».

Помимо этого, Президент по представлению Премьер-министра назначает вице-премьеров и министров (ст. 150), вносит изменения в состав Правительства (ст. 131), по предложению Премьер-министра назначает и освобождает Высший командный состав Вооружённых Сил Республики и других войск (ч. 1 ст. 133), в т. ч. Начальника Генерального штаба (ч. 3 ст. 155), назначает и отзывает дипломатических представителей в иностранных государствах и международных организациях (п. 2 ч. 1 ст. 132) и так далее. При этом Конституцией установлена во всех этих случаях возможность не согласиться с Премьер-министром, представить ему свои возражения и в случае непринятия их последним обратиться в Конституционный Суд. Так же Президент вправе не согласиться с предложением Правительства заключить международный договор Республики с правом передачи спора в Конституционный Суд Армении. Подобные возможности Президента полностью укладываются в логику новой Конституции Армении, предусмотревшей такое полномочие Конституционного Суда как разрешение споров между конституционными органами по поводу реализации ими их конституционных полномочий (п. 4 ст. 168). В результате «слабый» на первый взгляд Президент в случае хороших отношений с Конституционным Судом сохраняет значительные возможности влияния на многие процессы государственной жизни Армении: формирование Правительства, дипломатического корпуса, высшего командного состава Вооружённых Сил, принятие законов и так далее.

Такие «хорошие отношения» у действующего Президента С. Саргсяна с Конституционным Судом есть, а если быть точным, то с его председателем Гагиком Арутюняном. Именно этот человек возглавил Специализированную комиссию по конституционным реформам при Президенте Республики Армения[16; С. 15]. Так же, если внимательно изучить содержание утверждённых конституционных изменений, можно с определённой долей уверенности утверждать наличие политических договорённостей между действующим Президентом и Председателем Конституционного Суда. Во-первых, в ходе реформы были укреплены организационные основы деятельности Конституционного Суда: повышены степень его самоорганизации и независимости от органов исполнительной и законодательной властей. Так, по Конституции в редакции 2005 года Председатель Суда назначался Национальным Собранием (п. 2 ст. 83), теперь Председатель Конституционного Суда и его заместитель избираются судьями самостоятельно на 6 лет без права переизбрания (ч. 2 ст. 166).

Во-вторых, в своих научных работах Г. Арутюнян выдвигает и развивает идею «непрерывного конституционного мониторинга». Частью представленной им идеи является концентрация в руках Конституционного Суда полномочий как по превентивному, так и последующему конституционному контролю[17; С. 11-13]. Возьмём, к примеру, такое полномочие Конституционного Суда по новому основному закону как определение соответствия Конституции законов, постановлений Национального Собрания, указов и распоряжений Президента Республики, постановлений, подзаконных нормативных правовых актов Правительства и Премьер-министра (п. 1 ст. 168). Среди субъектов обращения в Конституционный Суд по приведённому вопросу указаны так Президент, Правительство, а так же некоторые иные органы власти. Если это право реализует Президент, то следует говорить о предварительном конституционном контроле, потому что он осуществляется на стадии после принятия закона парламентом, но до его промульгации главой государства. Предварительный конституционный контроль в данном случае может образовывать собой дополнительную стадию законодательного процесса. Если же указанное право реализует Правительство, то следует говорить о последующем конституционном контроле, потому что речь идёт о проверке закона, уже вступившего в силу. Таким образом, как видим, научные теоретические разработки Г. Арутюняна нашли своё отражение в тексте обновлённой редакции Конституции.

В-третьих, при проведении конституционной реформы С. Саргсяну необходимо было заручиться поддержкой Запада в данном вопросе. Связи Г. Арутюняна в этом вопросе оказались весьма полезными, т. к. он с 1997 года является членом Европейской Комиссии «За демократию через право» Совета Европы (более известная как Венецианская комиссия), а в 2014 году был избран членом Бюро данной комиссии[18].

Как видно из представленного выше, многие послабления в статусе Президента по проводимой ныне в Армении конституционной реформе отчасти компенсированы значительным усилением Конституционного Суда Республики. В этой связи при сохранении договорённостей С. Саргсяна и Г. Арутюняна не стоит исключать вариант продолжения своего политического будущего первым в президентском кресле. С. Саргсян известен своим пристрастием к игре в шахматы и по отзывам является неплохим шахматистом. Значит, как минимум, он должен рассматривать разные сценарии продления своего будущего на армянском политическом олимпе. Поэтому считаем, что вариант с сохранением президентского кресла в раскладах политического пасьянса республики исключать нельзя.

Источники и литература:

1.                 Проект изменений в Конституцию Республики Армения, одобренный на референдуме 06.12.2015 г. // Национальное Собрание Республики Армения. Официальный сайт. URL: http://www.parliament.am/law_docs5/05102015-173_N.pdf (дата обращения 01.03.2016).

2.                 Конституция Республики Армения (с изменениями) [на армянском, русском и английском языках]. – Ереван: Иравунк, 2010. – 260 с.

3.                 Минченко Е., Маркедонов С., Петров К. Доклад «Оценка политических рисков в регионе Закавказья (Южного Кавказа). Август 2015». – М.: Коммуникационный холдинг «Минченко Консалтинг», 2015. – 47 с.

4.                 АНК намерен провести «серьезные дебаты и мобилизацию» вокруг конституционных реформ // Радио Азатутюн. Официальный сайт. – 2015. – 12 мая. – URL: http://rus.azatutyun.am/a/27012461.html (дата обращения 01.12.2015).

5.                 Выступление Президента РА, председателя РПА Сержа Саргсяна на XV съезде РПА от 24.05.2014 г. // Республиканская партия Армении. Официальный сайт. URL: http://www.hhk.am/ru/speeches/item/2014/05/24/eluyt/ (дата обращения 01.12.2015).

6.                 Петросян Д. Конституционная реформа как главная причина политического противостояния причина в Армении // Научное Общество Кавказоведов. Официальный сайт. – 2015. – 24 февраля. – URL: http://www.kavkazoved.info/news/2015/02/24/konstitucionnaja-reforma-kak-glavnaja-prichina-politicheskogo-protivostojanija-v-armenii.html (дата обращения 20.06.2016).

7.                 Предвыборная программа Президента Армении Сержа Саргсяна (2008) // Президент Республики Армения. Официальный   сайт. URL: http://www.president.am/u_files/file/docs/program_rus.pdf (дата обращения 20.06.2016).

8.                 Предвыборная программа Президента Армении Сержа Саргсяна «Вперёд к безопасной, благополучной Армении» (2013) // Президент Республики Армения. Официальный    сайт. URL: http://www.president.am/u_files/file/docs/election-programm-2013-ru.pdf (дата обращения 20.06.2016).

9.                 Речь Президента Республики Армения С. Саргсяна во время встречи с членами Специальной комиссии по конституционным реформам от 10.04.2014 г. // Президент Республики Армения. Официальный сайт. URL: http://www.president.am/ru/press-release/item/2014/04/10/President-Serzh-Sargsyan-meeting-Commission-on-Constitutional-reforms/ (дата обращения 04.03.2016).

10.            Пресс-релиз от 13.03.2015 г. «Серж Саргсян встретился с членами Специальной комиссии по конституционным реформам при Президенте РА» // Президент Республики Армения. Официальный   сайт. URL: http://www.president.am/ru/press-release/item/2015/03/13/President-Serzh-Sargsyan-meeting-with-members-of-Commission-Constitutional-Amendments/ (дата обращения 04.03.2016).

11.            Интервью Президента Сержа Саргсяна представителям армянских телекомпаний от 03.12.2015 г. // Президент Республики Армения. Официальный сайт. URL: http://www.president.am/ru/interviews-and-press-conferences/item/2015/12/03/President-Serzh-Sargsyan-interview/ (дата обращения 04.03.2016).

12.            Маркедонов С. М. Конституционная реформа в Армении: рискованное лавирование // Политком.RU. Информационный сайт политических комментариев. – 2015. – 28 апреля. – URL: http://politcom.ru/18781.html (дата обращения 20.06.2016).

13.            Андрей Арешев: Трансформация властной вертикали объективно увеличивает возможности Запада влиять на ситуацию в Армении (интервью) // Информационное Агентство «АрмИнфо». – 2015. – 16 декабря. – URL: http://arminfo.am/index.cfm?objectid=53E56650-A367-11E5-B87B0EB7C0D21663 (дата обращения 20.06.2016).

14.            Мартиросян С. Конституционная реформа в Армении: состояние дел и перспективы // Научное Общество Кавказоведов. Официальный сайт. – 2015. – 23 мая. – URL: http://www.kavkazoved.info/news/2015/05/23/konstitucionnaja-reforma-v-armenii-sostojanie-del-i-perspektivy.html (дата обращения 20.06.2016).

15.            Чиркин В. Е. Конституционное право зарубежных стран: учебник. – М.: Норма: Инфра-М, 2014. – 528 с.

16.            Даниелян Г. Конституционные реформы в Армении в контексте конституционно-правовой культуры // Конституционное правосудие. Вестник Конференции органов конституционного контроля стран новой демократии. – 2015. - № 2 (68). – С. 15-43.

17.            См., напр.: Арутюнян Г. Конституционные гарантии дееспособности и функциональной независимости конституционной юстиции // Конституционное правосудие. Вестник Конференции органов конституционного контроля стран новой демократии. – 2013. - № 4 (62). – С. 6-15.

18.            См., напр.: Гагик Гарушевич Арутюнян Г. Председатель Конституционного Суда Республики Армения // Конституционный Суд Республики Армения. Официальный сайт. URL: http://concourt.am/russian/structure/president/harutyunyan.htm (дата обращения 01.4.2016).

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся