Блог Андрея Лямзина

Международные отношения и внешняя политика России теснейшим образом связаны с Уралом

20 Мая 2013
Распечатать
Поделиться статьей

Ровно 20 лет назад, в далёком уже теперь 1993 году, на историческом факультете УрГУ, в Екатеринбурге, недавно переименованном из закрытого железным занавесом Свердловска, открывали новую специальность подготовки – «международные отношения». Критики тогда подначивали организатора этого процесса, профессора Валерия Ивановича Михайленко: «Вы собираетесь готовить дипломатов для Косулино?»

 

Название этого небольшого села с мирным названием вряд ли что-то скажет широкой общественности, а между тем, оно самым непосредственным образом связано с международными отношениями. Именно в полях местного колхоза приземлился на парашюте и был задержан местными крестьянами пилот американского самолёта-шпиона У-2 Френсис Гарри Пауэрс, сбитый силами советских ПВО 1 мая 1960 года! Таким образом, международные отношения сами, без подготовки, пришли в уральскую глубинку.

 

Международные отношения и внешняя политика России теснейшим образом связаны с Уралом. Эхо многих внешнеполитических процессов долетало до уральских гор и продолжало путешествие в здешних лесах и ущельях. Первые жители, которые проживали на территории нынешнего Екатеринбурга были староверами, бежавшими от властей, решивших в срочном порядке переделать облик Русской Церкви для того, чтобы как можно быстрее присоединить к Московии Украину.

 

Первыми строителями нашего города в 1721-23 годах, помимо старообрядцев, стали солдаты Тобольского полка, офицерский состав которого почти полностью был укомплектован пленными шведами и поляками, оказавшимися на русской службе в ходе Северной войны. Даже самый знаменитый и результативный лётчик-истребитель в мире – немец Эрих Хартман, сбивший 352 самолёта противника во Вторую мировую войну, в конечном счёте, оказался в плену на Урале. У нас же, в Ижевске, после войны работал немецкий конструктор Уго Шмайссер, которого некоторые непатриотичные граждане считают соавтором автомата Калашникова.

 

Подобных примеров можно вспомнить множество. Они говорят нам о том, что внешняя политика нашей страны, начинаясь в Кремле или на западных границах государства, неизбежно ретранслируется к нам в той или иной разрушительной/созидательной степени. Как говорится: «Оптимист учит английский, пессимист – китайский, а реалист учит автомат!» Ну, и теории международных отношений, конечно!

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся