Блог Андрея Лямзина

«ИГ – это такой дастархан…»

26 Октября 2015
Распечатать

21 октября перед студентами департамента международных отношений УрФУ выступил с небольшой лекцией учёный-востоковед Александр Алексеевич Князев. Это не кабинетный учёный, а человек, который своими ногами исходил почти весь Афганистан и своей жизнью измерил всю постсоветскую Центральную Азию. Тем интереснее для нас было услышать его мнение о ситуации в регионе и на Ближнем Востоке.

 

Красной (хотя, может быть точнее чёрной) нитью в выступлении проходила тема Исламского государства (ИГ) и его влияния на ситуацию в Афганистане и Центральной Азии. Была дана оценка российской операции в Сирии и ситуации во всех центрально-азиатских республиках.

Александр Черепанов "Достархан"

Рис. Александра Черепанова ("УралГАХА", Екатеринбург)

 

Военная операция в Сирии

Операция в Сирии – необходимое действие. Но возникает вопрос, насколько своевременное? Сирия – давний союзник России, война там идёт с 2011 года. До сего дня поддержка России была только политической. Как оказалось, этого было недостаточно. И военная операция началась вынужденно, когда промедление уже было черевато поражением законного правительства Сирии.

 

В то же время, следует признать, что первая и основная цель операции Российской Федерации в Сирии связана с геополитическим противостоянием США и России. Таким образом, Россия пытается вернуть себе статус великой державы. Помощь официальному правительству и борьба с ИГ – цели, идущие следом и являющиеся, по сути, поводом для вмешательства.

 

Ситуация в Иране

Соглашение в Вене, согласно которому с Ирана вот-вот снимут санкции, подаётся в СМИ искаженно. Это соглашение декларативно и имеет риторический характер. Но иранцы успешно реализуют идеи этого соглашения. Например, легализуют покупку Индией иранской нефти.

 

Скорее всего, санкции не будут сняты, потому что плюсы от снятия санкций не нужны никому. И даже Ирану. Для Ирана противоречия с Западом являются основой их идеологических позиций.

В Иране существует серьёзный раскол во внешнеполитической ориентации. 1) Есть круги, ориентированные на Запад. Они представлены президентом Ирана Х. Роухани и главой МИД Д. Зарифом. 2) Другая часть ориентирована на сотрудничество с Россией и Китаем. К ним имел отношение предыдущий президент М. Ахмадинежад. 3) Часть выступает за особый путь, ориентацию на Юг, арабские страны Персидского залива.

Общественная поддержка на стороне Российско-Китайской линии. Это можно заключить на основании не только исследований, но и личных поездок в Иран. Женщины там ходят в платках, но они и руководят крупными предприятиями, структурами. В иранской семье многие вопросы решают женщины. В арабских странах положение женщин хуже.

 

СМИ, особенно западные, часто рисуют Иран как унылую серую страну. На самом деле, такой яркой, пёстрой, разнообразной страны нужно ещё поискать! Главное – в Иране существует понимание того, что мир не может быть универсальным. Там существуют, по примерным оценкам, 37 армянских церквей, 9 православных, 9 синагог. Официально существует зороастризм.

 

Афганистан и ИГ

Прежде всего, следует сказать, что ИГ проектировалось как инструмент противодействия Асаду. Нынешнее руководство Сирии мешает претворению в жизнь крупного проекта по строительству газопровода из Катара в Турцию и дальше, в страны Южной Европы. Его появление ударит по экспортным интересам России.

 

Кроме того, ИГ – антишиитский и антииранский инструмент. Это прослеживается и на ситуации в Афганистане. СМИ пишут об активности ИГ на 75 % территории страны. А по проверенным данным А.А. Князева, реально исламисты действуют только в 4-х из 34-х провинций Афганистана, именно в тех, которые расположены на границах с шиитским Ираном.

 

Идеология ИГ – универсалистский ислам, для которого почти нет почвы в Афганистане и Центральной Азии. Здесь распространён сильно этнизированный ислам. Поклонение святым местам очень характерно. Это и многое другое прямо противоречит установкам исламских радикалов.  Ещё во время советской войны в Афганистане, арабские моджахеды пытались навязать местным жителям свои представления об исламе. Дело доходило даже до вооруженных столкновений. Сегодня тоже существует конфликт Талибана и ИГ. Впрочем, активизируются эти организации, только когда поступает финансирование. В остальное время они заняты обыкновенным криминалом. Таким образом, можно заключить, что угроза ИГ в Центральной Азии – это PR-ход, позволяющий заинтересованным сторонам, в том числе и России, участвовать в делах региона. А.А. Князев процитировал одного своего местного коллегу, который сказал: «ИГ – это такой большой дастархан, где для каждого найдётся свой вкусный кусочек!»

 

Центральная Азия

Тем не менее, ситуация в регионе взрывоопасная. Страны региона представляют собой неустойчивую политическую и экономическую систему. Наибольшей стабильностью обладают Узбекистан и Казахстан.

 

Узбекистан

Каримов за 20 лет создал сильную команду управленцев. Более того, он сформировал убеждение в необходимости сохранения государства. Он сохранил армию, спецслужбы, МВД и они будут защищать свои интересы.

 

Существует много сценариев, в случае ухода Каримова. Но главное, существует схема перераспределения функций между конкурирующими Ферганским и Хорезмским кланами. С 2007 по 2011 гг. в Конституцию внесён ряд поправок, которые включатся только после ухода Каримова. Они предусматривают некоторое перераспределение полномочий.

 

Казахстан

Ситуация похожая. Сценарии перехода власти продуманы и разработаны. Существует несколько компромиссных персон, которые будут устраивать конкурирующие группы политической элиты.

 

Таджикистан

Одно из немногих государств, где была исламская партия – ПИВТ. Их традиционно поддерживали 5-7 % избирателей. Эта партия была каналом выхода пара. Сейчас она запрещена. Теперь, для протестующих, остался выход только идти в экстремистские движения.

 

Киргизия

Система пока не подтвердила жизнеспособности, хотя парламентские выборы недавно прошли на удивление тихо. Эта страна традиционно делилась на Север и Юг. При Царе они даже относились к разным территориальным единицам. Государство здесь – хрупкий механизм, потому что опыт государственности очень небольшой. Опыт безнаказанных революций может служить искушением для других политиков.

 

Туркмения

Ситуация в республике в этом году резко обострилась. С мая на границе идут бои. Один из приграничных районов вообще закрыт для въезда. На сопредельной афганской территории до сих пор живут потомки мухаджиров-басмачей. А.А. Князев рассказал, что в своё время встречался там со старенькими уже ветеранами басмаческого движения, которые потом в 1990-е годы приезжали в Таджикистан, поддержать таджикскую оппозицию рассказами о своих былых походах против советской власти. На базе этого контингента, в годы Великой Отечественной, немецкая разведка подготовила там, около 40  тыс. бойцов, готовых к борьбе против Советов.

 

Сейчас обострение обстановки связано скорее всего с китайским проектом Великого шелкового пути, который выражается в данном случае в развитии импортных поставок газа в Поднебесную. В нарушении этих планов и поддержании нестабильности заинтересованы Турция и страны Запада, желающие замкнуть поставки газа на себя.

 

А.А. Князев в УрФУ.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?
    Необходимо ускорить темпы евразийской интеграции в рамках сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса — одного пути»  
     71 (28%)
    Развивать сферу двусторонних экономических отношений и прикладывать больше усилий для роста товарооборота между странами  
     71 (28%)
    Развивать гуманитарные связи, чтобы народы обеих стран лучше понимали друг друга  
     45 (18%)
    Создавать новые двусторонние политические механизмы для более тесного политического сотрудничества  
     32 (13%)
    Повысить эффективность координации действий в многосторонних международных организациях  
     30 (12%)
    Ваш вариант (в комментариях)  
     3 (1%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся