Блог Александры Шаповаловой

Достучаться до ЕС

27 Января 2014
Распечатать


Завтра, 28 января, состоятся два события, которые могут существенно повлиять на ход украинского кризиса. Первое – внеочередное заседание Верховной Рады, на котором действующая власть попытается принять какие-либо компромиссные решения для выхода из кризиса. Второе – саммит Россия-ЕС, где украинский вопрос, вне сомнений, будет обсуждаться одним из первых.



 



Такое совпадение кажется весьма символичным, потому что украинский кризис, с одной стороны, имеет сугубо внутреннюю природу, а с другой, не может быть разрешён без создания необходимых внешних условий.



 



Накал обострившегося на Украине внутреннего конфликта связан с классической ситуацией одновременного наложения нескольких линий разделения общества. В данном случае это линии:




  1. геополитической ориентации;


  2. социокультурной идентификации и;


  3. социально-экономической, а проще говоря, классовой дифференциации.



 



О первых двух линиях в последнее время говорится много. Даже слишком много. Последняя практически не упоминается, хотя именно она является той подводной миной, которая уже сдетонировала в прошедшую неделю и может сдетонировать ещё сильнее в дальнейшем. И дело не только в разрыве между элитой и обществом, а в многочисленных разрывах как внутри клановой элиты, так и неоднородного, дезориентированного общества. Пресловутое разделение между Востоком и Западом всегда было и остаётся множественным разделением различных социальных слоёв. И если ранее протест был канализирован таким образом, чтобы выводить на поверхность только один, властно-общественный уровень конфликта, то по мере эскалации становится понятно, как много совершенно различных протестов слилось в этом бурлящем котле.



 



Но, похоже, для многих внешних игроков понимание этого ещё не пришло. И самое печальное, что оно не появилось у высших функционеров Европейского Союза, декларации и решения которых имеют большое значение для урегулирования конфликтной ситуации.



 



С сожалением приходится признавать, что ЕС по-прежнему стремится использовать эту ситуацию как рычаг давления на украинское руководство для того, чтобы довести до конца эпопею с Соглашением об ассоциации. Отсюда и нежелание вопреки ожиданиям многих протестующих в Киеве переходить к открытым санкциям против украинским чиновников. Ведь ключевая цель - как можно быстрее добиться подписания ассоциации, и со скомпрометированной, но действующей властью этого достичь проще, чем ждать формирования новых властных структур.



 



Брюссель ещё «доигрывает вильнюсский раунд», не замечая, что игра перешла в совершенно иную плоскость. В принципе это неудивительно, учитывая то, как ЕС формировал свою политику в отношении Украины последние три года, демонстрируя готовность слушать только тех и только то, что ему хотелось бы слышать. Но сейчас до него нужно донести одну простую вещь – в нынешних обстоятельствах пора прекратить перетягивание украинского геополитического каната, потому что символическая победа в этом состязании может быть достигнута только ценой полной дестабилизации Украины. Недопущение этого сценария является главной задачей всех внешних игроков, в выполнении которой Россия выступает союзником ЕС.



 



Пора осознать масштаб проблемы: Украине предстоит практически с нуля построить новую ответственную элиту, административную систему и политическую идентичность при том, что внутри украинского общества конструктивных сил, способных взять на себя эту миссию, очень мало. Более того, готовых рецептов государственного строительства для быстрого внедрения здесь не существует. В этих условиях благоприятная внешняя среда и координация политики ведущих заинтересованных сторон является базовой предпосылкой для успешного продвижения этого процесса.



 



Европейскому Союзу стоит прекратить лелеять «нормативную иллюзию», будто механическая проекция его норм в украинское законодательство автоматически приведёт к консолидации и стабилизации общества. Противоречия в нём намного глубже и волатильнее, чем кажется на первый взгляд. И личностные факторы значат здесь не меньше, чем нормативные или институциональные.



 



Если российской стороне завтра удастся донести этот мессидж до европейских функционеров, можно надеяться на то, что процесс перейдёт в конструктивное русло. В противном случае ситуация будет усугубляться вплоть до самых негативных сценариев.


Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся