Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Федор Лукьянов

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике

В новой Концепции внешней политики Российской Федерации, принятой в конце 2016 г., в качестве приоритетного направления выделяется сотрудничество с ближайшими соседями России — государствами СНГ. О том, какими могут быть основные тренды на постсоветском пространстве в 2017 г., редакции РСМД рассказал Фёдор Лукьянов, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», член Президиума РСМД.

В новой Концепции внешней политики Российской Федерации, принятой в конце 2016 г., в качестве приоритетного направления выделяется сотрудничество с ближайшими соседями России — государствами СНГ. О том, какими могут быть основные тренды на постсоветском пространстве в 2017 г., редакции РСМД рассказал Фёдор Лукьянов, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», член Президиума РСМД.

Какими могут быть основные направления деятельности России на постсоветском пространстве?

Приоритетом, формальным и неформальным будет развитие евразийской интеграции в рамках ЕАЭС, но и шире, потому что с активным приходом Китая в регион, поворотом Китая на Запад меняется контекст. Это не отменяет российской инициативы, но придает ей совершенно другую глубину и возможности. Сопряжение — процесс, который еще предстоит «обкатывать», но нет сомнения, что развитие этого направления продолжится, и было бы неправильно и недальновидно от него отказываться. Идея расширения ЕАЭС присутствует, но она сейчас не очень актуальна. Есть страны, у которых есть интерес к членству в ЕАЭС (Таджикистан), есть государства, которые изучают возможности и обстоятельства (Азербайджан), но это не вопрос немедленного принятия решения. По крайней мере в этом году расширения ЕАЭС ожидать не стоит.

Если трактовать постсоветское пространство в старом понимании, то важным направлением российской внешней политики будет Украина. Однако на мой взгляд, украинский кризис не стоит рассматривать в контексте постсоветского пространства, т.к. это проблема совсем иного масштаба и уровня, международный кризис высокой интенсивности.

Важно следить и за ситуацией в Молдове, где происходят политические изменения, связанные с избранием нового главы государства. Однако я не уверен, что смена официально декларируемого вектора означает качественное изменение характера и эффективности молдавской политики.

novayagazeta.ru
Федор Лукьянов

Есть еще одно направление на постсоветском пространстве, на которое следует обратить внимание: недавно произошел кризис в отношениях между Россией и Беларусью. Как Вы оцениваете текущий уровень отношений между двумя партнерами?

Шероховатости в отношениях между Россией и Беларусью периодически возникают с начала 2000-х гг. Эта определенная модель отношений — создание шероховатостей, а затем их преодоление — вполне сознательная тактика А. Лукашенко, по-своему рациональная, ведь он решает свои задачи достаточно успешно.

 Однако модель отношений, которая когда-то была названа «Союзным государством», придумывалась и развивалась совершенно в другом международном контексте. Сегодня, если несколько огрубить, схема геополитической лояльности в ответ на экономические преференции, довольно долго устраивавшая стороны, не отвечает интересам ни тех, ни других. Лояльность хочется диверсифицировать в соответствии с мировым трендом, а преференции хочется сократить. Кризис в отношениях с Беларусью будет урегулирован, как и все предыдущие. Но бесконечно так продолжаться не может, рано или поздно должно произойти качественное изменение.

Каким оно будет — это вопрос к руководству обеих стран, чего мы хотим, хотим ли мы растворить российско-белорусские отношения в общеевразийском процессе или подчеркнуть их особость, но тогда Союзное государство надо дополнять гораздо более практическими свойствами.

REUTERS/Marko Djurica
Юлия Никитина:
Постсоветское пространство — 2017

Многие эксперты уже не оперируют понятием «постсоветское пространство». Существует ли, на Ваш взгляд, постсоветское пространство сейчас?

Я стараюсь не использовать это словосочетание. На мой взгляд, постсоветское пространство в том понимании, как оно было, уже не существует. Дело не в том, распался СССР или не распался, дело в том, от какого момента вести отсчет. Если отсчитывать от того, что было когда-то, от фазы единого государства, тогда мы продолжаем распадаться. Если рассматривать регион как нечто новое, то это огромная территория, которая в разные исторические эпохи была устроена по-разному, и сейчас она перестраивается. В таком случае евразийская концепция возникает в совершенно новом контексте и должна быть наполнена новым содержанием.

«Постсоветское пространство» существует в нынешнем виде не потому, что раньше  эти государства входили в СССР. Фактор прихода Китая, фактор серьезного расхождения стран по моделям развития — то, что внутри СССР каким-то образом можно было склеить воедино, в условиях диверсифицированного мира собрать вместе нереально.

Надо уходить от этого термина и говорить о новой организации Большой Евразии, которая включает в себя все государства региона. Сейчас должен обсуждаться понятийный аппарат Большой Евразии, совершенно новой ее организации. Постсоветское пространство — уже историческое понятие.

Многие эксперты говорят, что сейчас так неспокойно на постсоветском пространстве потому, что СССР фактически приступил к фазе распада недавно, до этого отношения между странами выстраивались на инерции, на образцах советских годов.

Я бы так не сказал. Да, инерция от распада СССР была мощной. СНГ было необходимо как переходная фаза, и оно свою функцию выполнило. С момента, как был упразднен СССР, начался одномоментный его распад.

Определенной серьезной вехой стали события 2014 г., когда было снято табу на пересмотр административных границ СССР. Когда Россия приняла решение провести такую политику по отношению к Украине, произошел очень серьезный сдвиг в сторону дезинтеграции. Контур границ в целом оставался неизменным с 1991 г. до февраля 2014 г., даже несмотря на Абхазию и Южную Осетию, хотя многим было понятно, что границы несправедливы и не соответствуют определенным историческим реалиям. Дезинтеграция продолжилась, но не произошло перечерчивание границ.

Мы сейчас находимся на продвинутой фазе очень длительного этапа деконструкции «постсоветского пространства», которая параллельно сопровождается созданием чего-то нового, что напрямую не связано с историческим прошлым региона.

Беседовала Дарья Хаспекова, шеф-редактор сайта РСМД

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся