Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Федор Лукьянов

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике

Щедрунова: Всем добрый вечер. У нас в студии главный редактор журнала "Россия в глобальной политике" Фёдор Лукьянов. Обсуждаем международные темы. Начнём с прощального слова Эдуарду Шеварднадзе, который сегодня скончался. Уходящая натура, уходящая эпоха. Не последний из этой эпохи. Но, так скажем, один из столпов той эпохи.

Лукьянов: Да, один из самых ярких. На самом деле уже немного осталось этого поколения. Шеварднадзе - достаточно уникальная личность, если попытаться её поставить в контекст исторический. Потому что первых секретарей ЦК компартий республик, которые потом стали президентами новых стран, очень много. Собственно, за исключением, пожалуй, Армении и Киргизии все остальные были на своих местах. Насовсем, как в Узбекистане или Казахстане, или на время, как в других странах. И в этом смысле Шеварднадзе - один из. И надо сказать, что ни один из этих людей не имел того опыта, который был у Шеварднадзе. Он несколько лет был политиком международного калибра, одним из реальных руководителей гигантской сверхдержавы. И для него возвращение в качестве президента маленькой и к моменту его прихода абсолютно разрушенной Грузии - конечно, был контраст очень значительный.

Я думаю, что со временем, когда можно будет более спокойно оценивать и то время, и тех политиков, это очень интересный феномен. Этот человек в буквальном смысле вершил судьбы мира. Мы знаем, что Шеварднадзе был ближайшим соратником Михаила Горбачёва и человеком, который не просто выполнял указания генсека или президента СССР, а действительно, формулировал политику.

Щедрунова: Давай напомним, что он был министром иностранных дел СССР в течение 5 или 6 лет. Именно в это время рушилась вся советская система, вся восточно-европейская система.

Лукьянов: Она сначала как бы обновлялась. Потому что именно Шеварднадзе был практическим проводником политики, идеологии нового политического мышления, которую выдвинул Горбачёв. А потом - да, при нём всё это начинало рушиться. Он ушёл, если мне не изменяет память, в самом конце 1990 - начале 1991 года, сказав, что грозит диктатура. Потом он на короткий период вернулся, когда всё уже фактически было ясно. Он был последним, если я не ошибаюсь, министром иностранных дел. Но это уже была, скорее всего, формальность. И, конечно, оценка внешней политики тех времён, когда можно будет её анализировать спокойно... Потому что мы сейчас снова переживаем всё это. Потому что во многом те события, которые происходят, вернули к тому времени.

Щедрунова: Точнее, к тем моментам, к тем ошибкам, которые, может быть, в то время были совершены, и эхо которых мы получаем сейчас.

Лукьянов: Не только эти ошибки - так сказать, часть того, что мы получаем бумерангом. Это уже более позднее.

Источник: Вести FM

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся