Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Федор Лукьянов

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике

Не прекращаются дипломатические попытки собрать "Женеву-2" - новую мирную конференцию по Сирии. Но если еще пару месяцев назад информационный фон был такой, будто бы в Дамаске и Алеппо решается судьба мира, то сейчас междоусобица все больше воспринимается как трагическая рутина. Оказалось, что получить политические дивиденды на этом конфликте внешним силам трудно. А вот подорвать репутацию, продемонстрировав беспомощность — проще простого. Так зачем же подставляться?

Между тем 2014 год может стать решающим для будущего Сирии, а то и вообще Ближнего Востока. Слишком много интересов пересеклось в этой точке.

К лету должно быть завершено уничтожение химического оружия. В сентябре прошлого года, когда Россия выдвинула саму идею, большинство комментаторов не скрывали скепсиса. Мол, такая сложная военно-инженерная операция в условиях войны, недоверия крупных игроков и при явном неприятии со стороны влиятельных региональных сил… Шансы минимальны. Однако полгода спустя план реализуется — не без сбоев, но в целом по графику. Как всегда, самое главное — политическая воля. Москва и Вашингтон по разным причинам, но оба заинтересованы в успехе операции. И оказывается, что все решаемо.

Дальше, впрочем, самое сложное. Ликвидация химического арсенала — трудоемкая, но понятная задача. И отдельная от остального — ее можно выполнить на основании конкретной договоренности ограниченного круга участников. Но даже успех на этом направлении не дает ответа на основной вопрос — что будет в Сирии дальше? Прямого перехода от операции по уничтожению оружия к политическому урегулированию нет. Таким переходом должна была стать как раз "Женева-2". Но одно дело более высокий уровень взаимопонимания между Россией и США (этому весьма содействовала совместная работа по химии) и совсем другое готовность, например, сирийской оппозиции пойти навстречу Дамаску. Тем более что само собирательное понятие "сирийская оппозиция" имеет мало смысла – как единого субъекта ее не существует.

Впрочем, оставить все как есть, позволить гражданской войне идти своим чередом — а одержать в ней победу не может ни одна из сторон — не получится. В 2014 году истекает очередной срок полномочий Башара Асада. Должны пройти выборы, а они, без сомнения, послужат катализатором нового взрыва. Президент Сирии пока играет на полутонах. То сообщает, что готов уйти, то говорит, что будет участвовать, а там пусть народ решает, то намекает на определенные условия ухода из политики.

Голосование как таковое кризис не разрешит. Легитимность выборов, даже если они пройдут стерильно (во что, честно сказать, не верится), все равно не будет признана ни большинством внешних сил, ни значительной частью населения. Какой бы поддержкой ни пользовался Асад, он не может победить, поскольку сохранение у власти станет болезненным поражением слишком влиятельных игроков — от Саудовской Аравии до США. И хотя в Вашингтоне заговорили о том, что Асад может быть наименьшим злом для безопасности Америки, официальное признание этого трудно себе представить. А значит прямая или косвенная поддержка его врагов продолжится.

Выборы могли бы означать перелом к лучшему, если бы проходили по измененной схеме. То есть если бы на "Женеве-2" удалось согласовать новую модель политического устройства Сирии с учетом интересов максимально широкого круга участников. Скорее всего, компромисс содержал бы и условия ухода Башара Асада — плавного и почетного. Но этот самый компромисс возможен только вследствие кропотливых усилий, неустанной челночной дипломатии и поиска тех, кто в принципе мог бы быть заинтересован в политическом решении. Этим активно и занимается российская дипломатия, которая имеет шанс доказать, что ее успехи прошлого года не были случайными.

Источник: Вести

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся