Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Константин Косачев

Председатель Комитета по международным делам Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, член РСМД

Есть ощущение – полностью подтвердившееся в Мюнхене – что вокруг украинского конфликта уже сложились устойчивые политические группировки, которые можно было бы в грубом приближении разделить на две категории по критерию, предложенному федеральным канцлером Ангелой Меркель. Силы поделились на тех, кто убежден, что у украинского конфликта нет военного решения (это большинство «старых» европейцев и Россия), и на тех, кто считает, что такое решение все же есть (Киев, «вашингтонский консенсус» республиканцев и демократов, прибалтийские страны).

Разумеется, «старая» Европа настроена скептически в отношении возможности военной победы Киева вовсе не потому, что лидеры Германии или Франции отказываются от атлантической солидарности или сочувствуют Донецку и Москве. Просто они за продолжением военного противостояния и вбрасыванием в него нового оружия отчетливо видят перспективу втягивания в конфликт всей Европы. Той самой ситуации, когда теоретически войны не хочет никто, но на каком-то этапе она начинает казаться неминуемой, и ее начало становится уже независимым от воли отдельных личностей – по сценарию скорее не Второй, а Первой мировой войны.

Видят ли такую перспективу в Киеве и Вашингтоне? Уверен – видят. И это как раз весьма тревожный симптом. Потому что он означает: они вполне допускают такой сценарий, рассматривают его в качестве одной из возможных версий развития событий, калькулируя потенциальные выгоды от него.

Разумеется, причины на то у всех разные. Для Киева и лично для отдельных политиков, включая президента, война – способ переключить внимание населения с нарастающих внутренних проблем на внешние, а также вынудить Европу и США, с самого начала поддерживавших майдан и новую власть, уделять ей больше внимания, особенно – материального. Потенциальные потери среди собственного населения выглядят в таких циничных расчетах «меньшей ценой», чем перспектива нового майдана, утрата интереса со стороны Европы и США, а также собственный имидж проигравших «террористам-ополченцам» - тем более на фоне той массовой военно-националистической истерии, которую сами же «раскрутили» в стране.

«Ястребы» из Вашингтона, которых с блеском хорошо смазанной и готовой к бою военной машины представили в Мюнхене Байден, Маккейн и иже с ними, убеждены, что любая война в Европе не затронет Америку. Но зато она прочнее привяжет евросоюзников к Вашингтону, дискредитирует Россию – а, желательно, втянет ее в реальное (а не виртуальное, как сегодня) военное противостояние, в которое можно было бы бросать все новых людей из Европы и все новое оружие из Америки. Ровно до тех пор, пока уставший мир не призовет Вашингтон «на царствие», сиречь – на глобальное лидерство, признав все прочие альтернативы не работающими. 

Тревожно именно то, что есть реальные силы, которые не считают войну чем-то неприемлемым, и готовы извлекать из нее геополитические, а то и банальные экономические выгоды, не считаясь с жертвами. Безусловно, тех, кто не хочет войны, статистически намного больше – это и буквально все люди на Донбассе. Это и украинские матери, не понимающие, за что их сыновей гонят на бойню против своих же сограждан. Это сотни тысяч беженцев из Украины. Это все европейцы, которые помнят ужасы двух глобальных катастроф прошлого века.

Однако далеко не всегда большинство определяет реальный ход исторических событий. Не хотеть – не значит предотвратить. Чтобы реально остановить некий процесс, надо в него вмешаться. Именно поэтому так много осторожных, но очень искренних надежд возлагается на миссию Меркель и Олланда в Киев и в Москву, как и на предстоящие в среду переговоры в «нормандском» формате. Собственно, это реальный вызов, который «партия мира» бросила «партии войны». Безусловно, за ними – правда и воля сотен миллионов людей. Которые тоже убеждены, что военного решения не существует, а мирное – достижимо.

Но нельзя недооценивать «темную сторону силы», способность «империи» «нанести ответный удар». Все мы прекрасно помним, что, когда было дозарезу нужно убедить европейцев, прежде всего – ту же Ангелу Меркель, пойти на усиление антироссийских санкций, удивительно «вовремя» был сбит малазийский самолет. Не хочется быть Кассандрой, и искренне надеюсь, что на сей раз обойдется без инцидентов, без «убийства эрцгерцога в Сараево» и без «пробирки Колина Пауэлла», поскольку это крайне важно для успеха переговоров в среду и в последующие дни, недели, месяцы – сколько понадобится.

Важно то, чтобы этот переговорный процесс и само стремление договариваться, а не конфликтовать, были поддержаны всей огромной наднациональной «партией мира»: политиками, гражданскими обществами, журналистами, блогосферой. Ведь даже Порошенко, по приказу которого на мирных жителей Донецка и других украинских городов ежедневно обрушивается град огня из тяжелых вооружений, в Мюнхене старался доказывать всем, что он – «президент мира, а не войны». Ибо война и победа хорошо «продаются» дома, но невысоко котируются в Европе. 

Но до мира еще нужно сделать несколько трудных и важных шагов. Со своей стороны буду предлагать коллегам в парламентах зарубежных стран  сделать формат дискуссий по наиболее острым темам постоянным и многосторонним, чтобы поддержать усилия лидеров наших стран. В основе многих конфликтов лежит, прежде всего, взаимное непонимание, как и отсутствие у политиков желания и возможности его преодолеть. Мы представляем в высших органах законодательной власти наши народы, а их воля однозначна – никакой войны быть не должно. Считаю – это и мандат, и наказ избирателей всем нам, чтобы мы не полагались на ход событий и поддержали переговорный процесс в Минске и в последующих форматах.

Источник: Совет Федерации РФ

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся