Распечатать
Регион: Балканы, Европа
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Федор Лукьянов

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике

Пожалуй, никогда со времени режима "черных полковников" смена власти в Греции не привлекала такого внимания. Успех левой партии СИРИЗА беспокоит истеблишмент Старого Света даже не тем, что новое правительство намерено отказаться от соглашения с кредиторами, на котором держится схема преодоления кризиса еврозоны. Многих тревожит, что энергичный лидер партии СИРИЗА Алекс Ципрас может вдохновить в разных странах силы, настроенные на консолидацию и сопротивление "ответственной" политике. Под последней подразумевается курс на финансовое оздоровление, экономию любой ценой, даже за счет перспектив экономического роста.

Спору нет, Греция своей безалаберной политикой на протяжении многих лет сама вырыла себе глубокую ловушку. Но, как утверждает Ципрас, а вместе с ним и все большее число независимых экспертов, выписанное лекарство не лечит, а усугубляет болезнь. А это выводит на более общую дискуссию - насколько эффективна вся философия спасения евро, взятая на вооружение в 2010 году.

За десять лет, а проблемы в ЕС начали нарастать в 2005 году, когда не удалось принять Конституцию для Европы, в Старом Свете значительно скорректировалась идейно-политическая палитра. Прежнее деление на левых-правых, социалистов-консерваторов-либералов и пр. практически стерлось.

Утрируя, можно сказать, что сформировалась двухпартийная система. С одной стороны - "партия ответственности", то есть те, кто, независимо от названия, проводят курс на фискальную дисциплину и финансовое оздоровление, отвечающий предписаниям Европейского Центробанка, МВФ и прочих регулирующих инстанций. Коридор узкий, резкие повороты исключены. С другой стороны - разного пошиба партии протеста, популисты, требующие все изменить и сделать иначе. Крайнее проявление - движение "Пять звезд", которое взяло на парламентских выборах в Италии четверть голосов, выступает под лозунгом "Не хочу - не буду!" и даже формально не претендует на власть, в принципе ее отвергает. Есть более умеренные варианты - справа и слева, но суть одна: политические организации, не имеющие ни опыта управления, ни, по существу, желания брать на себя это бремя.

Правящей номенклатуре это треплет нервы, однако в целом ее устраивает. Европейцы в массе своей народ прагматичный и рациональный. Выразить свое "фэ" истеблишменту ударным голосованием за очередных альтернативщиков - это одно дело. А вот поддержать их настолько, чтобы те пришли к власти, то есть начали бы отвечать за содержание кошельков обывателя, - совсем другое. И в итоге получается, что избиратели скрепя сердце поддерживают одни и те же партии, которые составляют те же самые коалиции.

Опасность для европейской верхушки возникла бы тогда, если бы среди протестных движений появились респектабельные лидеры и группы, внушающие доверие как управленцы. До сих пор этого не происходило. Крайне правые пугали своей зацикленностью на ксенофобии, а крайне левые - буйными перераспределительными фантазиями. Сейчас появились признаки того, что ситуация может измениться.

На правом фланге наибольший интерес представляет собой французский Национальный фронт. Марин Ле Пен прилагает много усилий для того, чтобы избавить партию от налета фашизоидной одиозности, которую ей придавал отец нынешнего лидера Жан-Мари Ле Пен. НФ умерил чисто антииммигрантскую риторику в пользу социальной, упор делается на защиту прав трудящихся французов. Проблемы взаимоотношений с соседями иной культуры тоже подаются, в первую очередь, сквозь призму социальной несправедливости, неправомерных привилегий приезжим. Вообще, руководство Национального фронта старается расширять повестку дня, чтобы показать, что это полноценная политическая сила, а не исполнитель одной арии.

В левом спектре выделяется греческая СИРИЗА. Изначально ее воспринимали как организацию едва ли не экстремистскую, тем более что руководство и тот же Ципрас выступали с радикальными требованиями выхода из еврозоны, а, возможно, даже из Европейского союза. Сейчас риторика смягчилась, пугать сограждан неминуемыми потрясениями лидер левых не хочет. Да и избиратели ждут от него не революции, а более выгодной договоренности с внешними кредиторами, чтобы экономика получила хоть какую-то передышку. И успехом партии СИРИЗА будет не разрыв с объединенной Европой, а более достойные и перспективные отношения. Но добиться этого можно сочетанием готовности жестко отстаивать "красные линии" с гибкостью по конкретным параметрам финансовых отношений.

Удастся ли новым силам стать частью мейнстрима, но при этом сохранить характер "альтернативы" - вопрос открытый. Опыт показывает, что европейская политическая среда эффективно перемалывает "бунтарей". Можно вспомнить пример очень правой Австрийской партии свободы, которая, добившись электоральных успехов и войдя во власть быстро "усреднилась" до некой общей нормы. С другой стороны - "зеленые", которые начинали как уличные леваки-смутьяны, а затем стали добропорядочной и вполне буржуазной партией. Иной сценарий - провал попыток управлять и дискредитация претендентов.

Однако, как бы то ни было, европейский порядок пребывает в смятенном состоянии, и политические силы, желающие "выстрелить", имеют сейчас больше шансов, чем обычно.

Источник: Российская Газета

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся