Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Поделиться статьей
Анатолий Торкунов

Ректор МГИМО МИД России, академик РАН, Чрезвычайный и Полномочный Посол России, член РСМД

В 1967 году я стал студентом МГИМО и был определен в корейскую языковую группу. Особой радости при этом не испытал - Кореей я никогда не интересовался и почти ничего не знал о ней. На первых порах зубрил мудреный корейский язык без энтузиазма. Но вот к нам в аудиторию пришла юная учительница Наталья, сама еще только студентка четвертого курса. Пришла, и своими обаянием, жизнерадостностью, любознательностью, серьезностью, умом буквально зажгла в нас корееведческий огонь. Я влюбился и в Корею, и в корейский язык. А с Наташей, а потом и ее мужем Евгением Бажановым, мы сдружились на всю жизнь.

Вместе трудились и отдыхали, вместе с оптимизмом смотрели в будущее. Казалось, впереди еще длинная-длинная дорога жизни. И вдруг в одно мгновенье все оборвалось… Горюя по поводу тяжелой утраты, я, пожалуй, впервые задумался о том, как много Наташа успела сделать в жизни, в том числе в науке. О творческом наследии безвременно ушедшей Н.Бажановой я и хочу поделиться мыслями.

Училась Наташа блестяще по всем предметам, получила «красный» диплом в МГИМО и очень хотела заняться наукой. Это оказалось не так просто. Министерство внешней торговли (МВТ) имело приоритетное право на выпускников факультета МЭО и в случае с Наташей настаивало на реализации данного права. Ее хотели распределить в Восточное управление МВТ.

С большим трудом удалось избежать «призыва» в МВТ и добиться направления в Институт народов Азии Академии наук СССР (ныне - Институт востоковедения РАН). Только вот должность Н.Бажановой дали низшую - научно-технический сотрудник с издевательской зарплатой в 75 рублей. Поручения при этом посыпались отнюдь не технические. Девушке пришлось, в частности, помогать писать воспоминания, связанные с Кореей, генералу Н.Лебедеву, освобождавшему Корейский полуостров в 1945 году, режиссеру И.Лукинскому и другим.

Одновременно Наташа пробивалась в различные государственные архивы (ГКЭС, МИД, МВТ и т. д.) для сбора материалов по щекотливой диссертационной теме «Роль советско-корейских экономических связей в развитии народного хозяйства КНДР». Наши власти не хотели афишировать эти связи, большую часть документов по ним засекретили и прятали за семью печатями в государственных архивах. Что касается северокорейцев, то они к тому времени вообще отрицали получение какой-либо помощи из СССР. Да и в любом случае в КНДР почти не существовало официальной статистики, а то, что публиковалось, являлось абсолютной «липой». Когда Н.Бажанова подала заявку на поездку в Северную Корею для изучения материалов по своей теме, северокорейское посольство в Москве ответило: таких материалов в КНДР нет, поэтому и ехать туда диссертантке незачем.

Естественно, готовить такую диссертацию было делом архисложным. Прежде всего необходимо было получить разрешение на работу в секретных архивах. Для этого требовалась целая куча виз чиновников из разных ведомств. Чтобы получить каждую из виз, приходилось обзаводиться соответствующими запросами от руководства института с убедительным обоснованием целесообразности разработки данной темы. Саму диссертацию тоже, естественно, пришлось засекретить, что, понятно, создавало массу дополнительных осложнений. Только подумать - сколько хлопот и усилий, чтобы описать экономические связи двух государств!

Несмотря, однако, на все препоны, Н.Бажанова успешно защитила диссертацию в январе 1974 года. Исследование получилось очень сильным, с серьезными и важными выводами. После 1991 года содержавшиеся в работе данные потеряли статус секретности и Наталья взялась за издание на базе диссертации открытой монографии в Москве. Пока шла редакционная подготовка, «подсуетились» южнокорейцы - ведущее экономическое издательство Республики Корея «Хангук кёнчже ильбо» оперативно перевело рукопись на корейский язык и уже в 1992 году выпустило в свет монографию под заголовком «Между мертвыми догмами и практическими потребностями. Северокорейская экономика». В Москве монографию издали в 1993 году под названием «Внешнеэкономические связи КНДР. В поисках выхода из тупика».

Книги привлекли внимание не только международных научных кругов, но и политико-экономического истеблишмента Южной Кореи, Японии, Китая. В адрес молодого исследователя посыпались предложения о чтении лекций, проведении семинаров и консультаций, участии в пресс-конференциях и интервью, подготовке статей. В результате почти всю остальную жизнь Н.Е.Бажанова продолжала исследования на данную тему и достигла действительно выдающихся успехов. Достаточно вспомнить такой эпизод (свидетелем которого оказался и я). 30 сентября 2003 года Президент Южной Кореи лауреат Нобелевской премии мира Ким Дэ Чжун устроил прием в городе Пусане для группы ведущих корееведов мира. В ходе встречи профессор из Германии попросил Ким Дэ Чжуна охарактеризовать состояние экономики Северной Кореи. Президент Южной Кореи на это отреагировал так: «Среди нас присутствует доктор Наталья Бажанова - лучший в мире специалист по Северной Корее. Она поможет разобраться в ситуации лучше меня».

Интересна и ремарка высокопоставленного американского чиновника и крупного ученого доктора Майкла Рейса. В предисловии к фундаментальному коллективному труду корееведов России и США М.Рейс отметил: «Особо впечатляют две главы, написанные Натальей Бажановой, членом Российской академии наук… Она указывает, что реформы в КНДР, скорее всего, спровоцируют инфляцию, безработицу и социальную нестабильность… Поэтому логично ожидать, что политика «урегулирования экономики» Пхеньяна будет и дальше характеризоваться внутренними противоречиями, отражающими философию северокорейских властей: попытки привлечь иностранный капитал будут сопровождаться усилиями по укреплению политического и идеологического контроля над населением»1.

Стоит выделить из трудов Н.Е.Бажановой по северокорейской экономике следующие положения, выводы и прогнозы.

Экономика КНДР по-прежнему нацелена на экстенсивное, количественное развитие, она не восприимчива к техническому и научному прогрессу. В течение какого-то времени моральные стимулы вкупе с методами принуждения позволяли добиваться некоторых результатов, но теперь такая система перестает действовать. Северокорейские трудящиеся негативно реагируют на коррупцию, спекуляцию, привилегии высших чиновников, непригодное состояние медицинских и образовательных учреждений. Растут социальная апатия, воровство, падает производственная дисциплина, производительность и качество труда.

Что еще более усугубляет проблемы КНДР, так это модификация стандартной сталинистской модели в систему чучхе. Северная Корея на протяжении десятилетий пыталась опираться в основном на внутренние источники и развивать все отрасли экономики одновременно, принижая значение внешнеэкономических связей и подчиняясь капризам лидеров. Даже когда Пхеньян прибегает к услугам мирового рынка, он думает не о долгосрочных задачах и их решениях, а о «латании дыр» в экономике. Огромные средства транжирятся на закупку материалов и техники для «престижных», но в общем-то никчемных объектов. Существуют дополнительные факторы, усугубляющие положение дел в северокорейской экономике. КНДР очень много тратит на военные цели. Нельзя не упомянуть также ограниченность ресурсов страны, стихийные бедствия.

Вышеупомянутые факторы требуют движения Пхеньяна в сторону изменений: необходимо провести как внутренние экономические реформы, которые дали бы людям стимулы к работе, так и внешние, которые позволили бы КНДР получить доступ к капиталам, товарам, технологиям (что может быть достигнуто только путем примирения с Югом). Но, хотя кардинальные реформы давно назрели, Пхеньян по-прежнему к ним не готов, опасаясь последствий. Реакция Северной Кореи на экономические затруднения может быть объяснена с помощью теории ограниченно-рационального процесса принятия решений. Согласно этой теории, используется политическая альтернатива, которая позволяет находить временное, краткосрочное решение проблемы, нежели фундаментальный ответ на вызов. В таком случае интересы правящей элиты остаются незадетыми. В Северной Корее упомянутая теория действует к тому же в весьма специфических условиях. Во-первых, это особый статус верховного лидера. Во-вторых, в КНДР нет столкновения интересов различных классов и групп, все общество подчиняется одной чучхейской идеологии. В-третьих, северокорейская система изолирована от внешнего влияния.

При всей глубине исследований северокорейской экономики они послужили Н.Бажановой лишь базой, на которой она постепенно развернула разработку многих направлений и аспектов корееведения.

Анализируя северокорейскую экономику и торгово-экономическое сотрудничество СССР/России с КНДР, Наталья, конечно, не могла оставить в стороне весь комплекс взаимоотношений нашей страны с Кореей2. К концу Второй мировой войны, указывает Наталья Евгеньевна, СССР преследовал в Корее три основные цели: обеспечение своей национальной безопасности, расширение сферы влияния коммунистического лагеря, удовлетворение традиционных великодержавных амбиций. Хотя и обескровленный разрушительной войной с фашистской Германией, Советский Союз тем не менее не жалел сил для выпестования лояльных режимов за рубежом, в том числе в Северной Корее. При этом вплоть до конца 1949 года Сталин не планировал расширить свой контроль на Южную Корею. Напротив, он опасался нападения с Юга и всячески гасил агрессивные намерения северокорейских лидеров.

Затем, однако, позиция советского лидера начала меняться, и в апреле 1950 года он благословил вторжение северян на Юг. Чтобы понять причины этого поворота в советской политике, оценить действия всех других сторон, пытливая ученая взялась за разработку ранее абсолютно закрытой темы Корейской войны 1950-1953 годов. Данная тема давно интересовала и меня, и, можно сказать, я и Наташа одновременно, более того сообща, помогая друг другу, окунулись в океан ранее секретных, никем не изученных материалов, подчас весьма противоречивых, желая добраться до истины.

По большинству аспектов темы (хотя и не по всем) мы пришли к схожим выводам и этим, несомненно, серьезно расширили существовавшие ранее представления об этом периоде корейской, да и в целом мировой истории. Во всяком случае, наши труды по корейскому конфликту издали в Южной Корее, Японии, США, Китае, ряде других стран. Наталья Бажанова опубликовала целую серию работ, в том числе на корейском языке, посвященную этой теме3. Изложу основные тезисы ее концепции.

Сталин изменил мнение относительно насильственного объединения Кореи по ряду веских причин: 1. Из-за прихода к власти в Китае коммунистов, которые больше не были связаны гражданской войной и могли в случае необходимости оказать поддержку Пхеньяну. 2. У Советского Союза появилась атомная бомба. 3. Вашингтон смирился с поражением своих ставленников в Китае, и, кроме того, американские представители выступили в тот период с заявлениями о том, что Корея не входит в зону обороны Соединенных Штатов. 4. После создания НАТО ухудшились отношения Москвы с Западом. Таким образом, Сталин был теперь уверен в силах коммунистического блока, меньше боялся мощи Америки и меньше интересовался реакцией Запада.

На начальной стадии войны в Корее Сталин лично руководил всеми действиями северокорейцев. Однако ситуация приобрела катастрофический характер, и 30 сентября 1950 года руководство КНДР обратилось к Москве с мольбой оказать Северу прямую военную помощь советскими войсками или «добровольцами из Китая и других стран народной демократии».

1 октября 1950 года Сталин направил срочную телеграмму Мао Цзэдуну и Чжоу Эньлаю, в которой просил «двинуть к 38-й параллели по крайней мере 5-6 дивизий, с тем чтобы дать нашим корейским товарищам организовать под защитой ваших войск военные резервы к северу от 38-й параллели». Мао дал отрицательный ответ, ссылаясь на то, что китайские войска не в состоянии сражаться на равных с американскими и, кроме того, война с США сорвет планы мирного строительства в КНР, создаст опасность прямого столкновения Москвы с Вашингтоном. Китайский лидер высказался в пользу того, чтобы северокорейцы смирились с поражением и перешли к тактике партизанской войны.

Сталин был потрясен отказом. Кремлевский вождь напомнил китайскому руководству, что ранее оно не раз обещало прийти в случае необходимости на помощь Пхеньяну. Сталин убеждал Мао, что американцы не осмелятся развязать большую войну из-за маленькой Кореи и согласятся на урегулирование, выгодное коммунистическому лагерю. Это позволит КНР решить и тайваньскую проблему. При этом Сталин добавлял, что даже если большая война и возникнет, «пусть она произойдет сейчас, чем на несколько лет позднее, когда японский милитаризм будет восстановлен в качестве американского союзника и когда Соединенные Штаты и Япония получат военный плацдарм на континенте в виде лисынмановской Кореи».

Уговоры продолжались две недели, и лишь когда Москва полностью отчаялась и дала команду Ким Ир Сену эвакуироваться, Пекин все-таки согласился (13 октября 1950 г.) помочь КНДР. СССР со своей стороны обязался снабдить китайские войска оружием и обеспечить им прикрытие с воздуха.

С вступлением китайских «добровольцев» в военные действия обстановка резко изменилась. Каждый новый успех китайцев на поле брани усиливал оптимизм Пхеньяна и Пекина. К концу января 1951 года, однако, эйфория стала испаряться и вскоре сменилась волнениями, переходящими в панику. Документы свидетельствуют, что китайцы и северокорейцы донимали Кремль просьбами о направлении на фронт все новых советников, летчиков, командиров. Просили они и оружие. Москва давала оружия столько, сколько была в состоянии. Одновременно Сталин все жестче критиковал партнеров за неправильные методы ведения войны, требовал изменений в структуре и организации китайско-северокорейских войск.

К июню 1951 года обстановка на фронте стала настолько безнадежной, что северная сторона заговорила наконец о перемирии. Пекин и Пхеньян с самого начала переговоров были заинтересованы в мире на условиях восстановления предвоенного статус-кво. Но со стороны Сталина просматривалась заинтересованность в продолжении Корейской войны. Он оказывал мощный нажим на Пхеньян, стремясь подавить пацифистские тенденции в Северной Корее.

В беседе с Чжоу Эньлаем 20 августа 1952 года Сталин заявил: «Эта война портит кровь американцам. Северокорейцы ничего не проиграли, кроме жертв, которые они понесли в этой войне... Война в Корее показала слабость американцев... Американцы вообще не способны вести большую войну, особенно после Корейской войны... Американец - это купец. Каждый американский солдат - спекулянт, занимается куплей и продажей. Немцы в 30 дней завоевали Францию. США уже два года не могут справиться с маленькой Кореей. Какая же это сила? Главное вооружение американцев - это чулки, сигареты и прочие товары для продажи... С маленькой Кореей воюют, а в США уже плачут. Что же будет, если они начнут большую войну? Тогда, пожалуй, все будут плакать».

Сразу после смерти Сталина Кремль отказался от планов продолжения войны в Корее. В июне 1953 года было заключено перемирие, которое так и не превратилось в долгосрочный мир.

Пристальное внимание зарубежной научной общественности и СМИ привлекли изыскания Н.Бажановой генезиса восстановления дипломатических отношений между Москвой и Сеулом, отсутствовавших вплоть до конца 1980-х годов4. Н.Бажанова скрупулезно прослеживает эволюцию подхода Кремля к Южной Корее, выделив десять основных факторов, влиявших на позицию М.С.Горбачева и его окружения: 1. Постепенный переход в Республике Корея (РК) от военного авторитаризма к демократизации политического процесса. 2. Позитивная реакция нового сеульского руководства на «перестройку» в СССР. 3. Смягчение политики Юга в отношении Севера. 4. Растущая тяга в Сеуле к самостоятельности в отношениях с США. 5. Проявление симпатий в южнокорейском обществе к Советскому Союзу. 6. Нарастание интереса в Москве к опыту экономического строительства в РК. 7. Рост притягательности для СССР торгово-экономических связей с азиатским «тигром». 8. Недовольство в Кремле ксенофобской линией Пхеньяна, его негативным восприятием советской «перестройки».
9. Пример Китая, наращивавшего деловые контакты с РК. 10. Выгодные предложения южнокорейских фирм советским контрагентам, как государственным, так и нарождавшимся частным.

Работы Н.Бажановой на эту тему вызвали огромный интерес среди специалистов, интересующихся корейской (и советско/российской проблематикой). Практически все ведущие периодические издания и телекомпании Южной Кореи и Японии буквально атаковали Наталью с просьбами поделиться архивами, использованными в упомянутых выше работах, вновь как из рога изобилия посыпались предложения об участии в документальных фильмах, телесериалах, пресс-конференциях и интервью, совместных грантах. В ряде случаев Н.Бажанова соглашалась и стала автором, соавтором, участником проектов. Причем труды Натальи обильно цитировались. Так, известный американский публицист, журналист, редактор, автор десятков бестселлеров по международным проблемам Дональд Обесдорфер в своей книге «Две Кореи»5 56 раз (!) цитирует Натальины труды, при этом не скупясь на комплименты в ее адрес. Он, в частности, подчеркивал: «Наталья Бажанова, российский эксперт по корейским проблемам, изучив государственные и партийные архивы СССР, подготовила выдающийся научный труд «Северная Корея и отношения по линии Сеул - Москва», который должен стать отправной точкой при исследовании событий на Корейском полу-острове в 1970-1980-х годах»6. Ведущий японский кореевед Харуки Вада характеризовал исследования Натальи «как кладезь уникальной информации и объяснение видения внешнего мира из Москвы»7.

Несколько фундаментальных трудов посвятила Наталья Евгеньевна развитию отношений с двумя корейскими государствами в постсоветский период.

Нельзя не согласиться с коллегой, что после распада СССР первое правительство постсоветской России переориентировало внешнюю политику на сотрудничество с Западом и другими стабильными, умеренными и экономически сильными государствами. Немаловажное место в этой политике отводилось Южной Корее. Россия рассчитывала на южнокорейские займы и частные инвестиции в обмен на природные ресурсы, космические и военные технологии, оставшиеся с советских времен.

Н.Бажанова отмечает, что на первых порах в российско-южнокорейских отношениях сложилась прямо-таки уникальная ситуация: партнеры оценивали достижения друг друга выше, чем свои собственные, испытывая при этом сильные взаимные симпатии. Постепенно, однако, эйфория пошла на убыль. Между сторонами возникли встречные претензии экономического характера. Кроме того, Сеул слишком нажимал на Москву, добиваясь от нее отказа от военных обязательств Пхеньяну по договору 1961 года. Проявились и другие разногласия.

Тем не менее в целом российско-южнокорейское сотрудничество продолжало набирать обороты. Разногласия же между Москвой и Сеулом казались тривиальными на фоне углублявшегося раскола между РФ и КНДР.

К середине 1990-х годов, однако, обстановка стала меняться. В Москве возникла тяга к корректировке внешнеполитического курса, в частности к восстановлению связей с бывшими союзниками и попутчиками СССР в Азии и на других континентах. Было признано целесообразным нормализовать отношения и с КНДР. По-настоящему этот процесс начался, впрочем, только при следующем российском президенте - В.Путине.

Новый президент провозгласил многовекторную и сбалансированную внешнеполитическую стратегию. Азиатско-Тихоокеанский регион квалифицируется теперь как равный по важности Западу. Вслед за отношениями с Китаем и Японией приоритетом Москвы в регионе является Корея. Одним из ключевых элементов мирного наступления Москвы на полуострове явилось восстановление подорванных отношений с КНДР. Реальное сближение между Москвой и Пхеньяном началось в 2000 году. Стороны заключили наконец, после нескольких лет сложных переговоров, новый договор. Он заменил устаревший документ 1961 года, по которому СССР и КНДР были военными союзниками. По новому договору стороны согласились поддерживать нормальные межгосударственные отношения.

Оживив диалог с КНДР, Россия параллельно продолжала уделять внимание сотрудничеству с РК. Москва раз за разом декларировала свое одобрение политике «солнечного тепла» Ким Дэ Чжуна и агитировала Сеул активнее продвигать трехстороннее экономическое сотрудничество с участием России и двух Корей. Кремль в этот период выступал в роли посредника между Севером и Югом, передавая их встречные
послания и убеждая Ким Чен Ира нанести ответный визит на Юг.

В работах, посвященных непосредственно отношениям Москвы с Пхеньяном, Наталья неизменно выступает за неукоснительное соблюдение суверенитета партнеров, взаимное уважение к правам и интересам друг друга и при этом за отказ от отношений по схеме «старший - младший», «спонсор - донор».

Отчетливо сознавая, что в конечном счете все в Корее, в том числе и готовность северокорейских лидеров двигаться по пути реформ, зависит от всеобъемлющего урегулирования корейской проблемы при участии заинтересованных крупных держав, Н.Бажанова постоянно держала в фокусе своего внимания их политику на Дальнем Востоке. Американская стратегия досконально проанализирована Натальей Евгеньевной в целом ряде фундаментальных трудов8.

Что касается китайской политики в отношении Кореи, то из специальных работ Н.Бажановой на эту тему следует выделить фундаментальный труд, опубликованный в Южной Корее и Японии9.

На поверхности отношения между КНР и КНДР выглядели чуть ли не идеальными - стороны подчеркивали, что они близки друг другу, «как зубы и губы». За этим красивым фасадом, однако, скрывались многочисленные разногласия и даже противоречия, которые пытливый исследователь умело подмечала, анализировала и интерпретировала. В последние годы, как не раз отмечала Наталья Евгеньевна, Китай крайне раздражен курсом Пхеньяна на создание ядерного оружия, неоправданной ксенофобией в отношении внешнего мира, необходимостью оказывать режиму безвозмездную материальную помощь при его и неготовности, и неспособности создать эффективно действующую экономическую модель.

В работах Н.Бажановой выделяются главные моменты в японской политике в Корее - склонность к жесткой линии, нежелание идти на компромиссы в отношении КНДР, широкомасштабное сотрудничество с Республикой Корея при сохранении у обеих сторон негативных исторических воспоминаний, обид и претензий, наличия спора из-за острова Докто (Такэсита).

Акцент в исследованиях Н.Бажановой, что вполне естественно, делается на том, как внешние державы должны подходить к корейской ядерной проблеме и какой вклад они могли бы внести в сближение, а в отдаленной перспективе и в воссоединение двух частей Кореи10.

Н.Е.Бажанова регулярно подчеркивала, что Россия категорически выступает против ядерного оружия на Корейском полуострове. Именно поэтому Москва приложила максимум усилий, чтобы способствовать началу многосторонних переговоров. Цель их очевидна: КНДР должна раз и навсегда отказаться от ядерных амбиций, а США - дать гарантии безопасности Северной Корее. Поскольку конфликтующие стороны не доверяют друг другу, Россия, Китай, Япония и Республика Корея должны выступить в той или иной форме гарантами соблюдения Пхеньяном и Вашингтоном обоюдных обязательств. Россия будет согласна на любой вариант, который обеспечит мир и стабильность на Корейском полуострове.

С российской точки зрения, наиболее разумное и наименее болезненное урегулирование в Корее должно заключаться в достижении вначале подлинного мирного сосуществования между РК и КНДР, вовлечении Севера в интенсивные контакты с Югом и остальным миром и поощрении постепенных, но глубинных реформ северокорейской экономики и общества. Пхеньян вернется к той линии, которую фактически начал в 2001-2002 годах, если его не пугать и не оскорблять публично и если он по-настоящему уверится, что никто не собирается силой подрывать устои КНДР извне.

Отдельную и многогранную отрасль обширного корееведческого наследия составляют труды Н.Бажановой по цивилизации Кореи. Наталья Евгеньевна издала немало работ по этому кругу проблем. Не перечисляя все ее работы, отмечу, что итоговой работой по корейской цивилизации стала научно-публицистическая монография11. Из этой поистине энциклопедической работы читатель узнает исторические причины гипертрофированного восхваления корейцами своих достижений. Многие корейцы, например, утверждают, что именно их предки (а не китайцы) изобрели бумагу, компас, порох и даже иероглифы и что не англичане (а опять же древние обитатели Корейского полу-острова) подарили человечеству футбол. Не сомневаются в Корее и в том, что вся материальная и духовная культура попала на Японские острова из Кореи. Будучи объектом постоянных агрессий со стороны крупных соседей, корейцы надолго закрыли свою родину, получившую название «страны-отшельницы» и «креветки, раздираемой китами». И при этом выработали в себе патриотизм высшей пробы, в конечном итоге и позволивший корейской нации перенести все неимоверные тяготы и возродиться из пепла, а Южной Кореи - вырваться в число наиболее развитых и влиятельных государств мира.

Описания курьезных особенностей в поведении корейцев соседствуют с рассуждениями о причинах фантастической работоспособности, кроящихся в числе прочего в конфуцианском воспитании, с анализом особенностей организации дорожного движения в многомиллионном Сеуле или описанием достойного зависти быта рабочих южнокорейского сталелитейного гиганта POSCO.

В этой же книге рассказывается и об истории знакомства четы Бажановых с южнокорейским диссидентом Ким Дэ Чжуном в Сан-Франциско в 1970-х годах, где Наталья с мужем Евгением работали в Генконсульстве СССР. Позднее, в 1992 году, Ким Дэ Чжун под научным руководством Натальи Бажановой защитил в Дипломатической академии МИД России докторскую диссертацию на тему «Южная Корея: драма и надежды демократии». Не будет, наверное, преувеличением утверждать, что Наталья Евгеньевна сыграла определенную роль в формировании политических подходов Ким Дэ Чжуна на демократизацию Республики Корея и налаживание конструктивного диалога с Севером. Будучи избранным в 1997 году Президентом РК, Ким Дэ Чжун приступил к реализации этого курса, в чем немало преуспел. Об этом Наталья Бажанова поведала в целом ряде книг и статей, посвященных Ким Дэ Чжуну12. Семья Бажановых познакомила с Ким Дэ Чжуном и меня, и я с удовольствием вспоминаю эти встречи.

При всей увлеченности корееведением научно-публицистическая активность Наташи не ограничивалась Корейским полуостровом. Постепенно, шаг за шагом, активность распространялась по многочисленным и разнообразным азимутам страноведения, регионалистики, глобалистики, политологии, истории, социологии, культурологии, экономики.

По итогам семилетней службы вместе с супругом Евгением Петровичем в Генеральном консульстве в Сан-Франциско семейная чета Бажановых опубликовала целый ряд трудов, в том числе прекрасно иллюстрированный двухтомник общим объемом в 1100 страниц «Америка: вчера и сегодня»13.

Работа, по существу, уникальна - впервые в столь оригинальной и увлекательной форме обобщены материалы, раскрывающие особенности развития американской цивилизации в последние десятилетия. Книга многогранна: пожалуй, нет ни одной значительной стороны американской действительности, которая не подверглась бы внимательному, вдумчивому анализу, не послужила бы предметом авторских размышлений и глубоких выводов. Без преувеличений, книгу «Америка: вчера и сегодня» можно считать актуальной энциклопедией американской жизни.

В схожем жанре с «Америкой» четой Бажановых написана еще одна книга - «Китайская мозаика»14, итог работы авторов в посольстве СССР в Пекине в 1982-1985 годах. Самое, пожалуй, важное и позитивное впечатление от этой книги, как и от других научно-публицистических работ дуэта Бажановых, - сочетание фактологического материала с живыми впечатлениями. Такая смесь оптимальна для того, чтобы заинтересовать совершенно разных читателей. Для начинающих востоковедов эта книга гораздо познавательнее, интереснее и - главное! - полезнее, чем толстые тома учебников по религии, истории и философии Востока (которые, несомненно, надо скрупулезно изучать). Просто эта книга на точечных примерах убеждает, что действительно есть в чем разбираться и что разбираться - интересно. При этом однозначным плюсом книги стоит считать деление пласта исторического материала по тематическим блокам.

В первом блоке рассказывается о специфическом религиозно-этическом мире китайцев. Авторы показывают, как в Поднебесной почитают предков, жертвуя порой ради них жизнью и одновременно ожидая, что души предков защитят здравствующих от невзгод. Особое внимание уделено конфуцианству, которое помогло Срединной империи уцелеть на протяжении двух тысячелетий и вместе с тем в конечном счете привело к болезненному отставанию Китая от Запада. В книге объясняется, как даосизм позволял китайцам вырываться из зарегламентированной конфуцианством общественной и частной жизни и удовлетворять тягу к природе, вольнице, чудесам, тайнам, поиску рецептов укрепления здоровья и даже бессмертия. Прослеживается воздействие на ханьскую цивилизацию буддизма. На основе ярких жанровых зарисовок, конкретных примеров проанализирован уникальный синкретизм трех основных религиозно-этических учений Поднебесной - конфуцианства, даосизма и буддизма.

Второй блок повествует о языке и письменности. Авторы раскрывают премудрости произношения китайских слов, рассказывают об истории возникновения иероглифов во II тысячелетии до н. э., приводят сведения об эволюции, смысле и функциях иероглифов, приемах их расшифровки и запоминания, о поклонении в Китае письменным текстам и каллиграфии. Анализируется «иероглифическое» видение мира китайцами и влияние этого видения на мышление, эстетику, живопись, архитектуру, ремесла.

Наконец, третий блок - о китайской кухне. Авторы рассказывают об особой роли, которую питание и все, что с ним связано, играет в Поднебесной. Описывают нюансы кухни - ее завораживающую древность, экзотичность бесчисленных блюд, значительные региональные различия, всеядность китайцев и их стремление придавать пище целебные свойства.

Не обошла своим вниманием Наталья Бажанова, в содружестве с супругом Евгением, и европейские страны. Их книги по Франции15 и Италии16 - своеобразные путеводители, снабженные обширными комментариями авторов и их глубокими, захватывающими размышлениями на самые разные темы.

Особо мне хотелось бы выделить работу Бажановых «Восточный экспресс с остановками на Западе»17, которая преподносится как мемуары, но на самом деле далеко выходит за рамки обычных воспоминаний о прошлом. Выводы и умозаключения, к которым авторы подводят читателя, имеют значение не только как личные воспоминания о жизненном пути, но и представляют интерес с точки зрения дальнейшего развития России.

Весомый вклад внесла Наталья Евгеньевна в классическую политологию, в разработку теории международных отношений и геополитики. В паре с Е.Бажановым она выпустила в свет серию серьезнейших научных монографий и сборников эссе, докладов и статей18. В совокупности они воссоздают цельную картину современного мира.

Бажановы излагают суть тех концепций - теорий, которые, приобретая популярность, вплетаются в ткань внутренней и внешней политики различных стран и начинают влиять на ход истории. Разъясняются теории «конца истории» (о безоговорочной победе в глобальных масштабах американской модели политической демократии и неолиберальной экономики), «смерти суверенных национальных государств», создания «мирового правительства», «передачи полномочий народам и регионам», «столкновения цивилизаций», «соперничества регионов», «наступления бедных на золотой миллиард», «всеобщего хаоса» и т. д.

Особо хотел выделить соображения в книгах Бажановых о многополярности. Характеризуя данный процесс как естественный, отражающий волю реальных и потенциальных центров силы, ученые вместе с тем полагают, что переходный период таит в себе немало опасностей. Его суть - в быстром изменении баланса сил, а это, как свидетельствует вся история человечества, всегда грозит вызвать дестабилизацию и даже конфликты. В подтверждение этого тезиса приводятся многочисленные примеры из прошлого, исследуются перипетии взаимоотношений ведущих держав на современном этапе, в частности встречные опасения и претензии Москвы и Вашингтона, Вашингтона и Пекина и т. д.

Не уверены исследователи и в том, что будущая многополярность, даже после того, как она утвердится, станет автоматически стабильной. Неизвестно, указывают Бажановы, как поведут себя новые сверхдержавы. Кроме того, большой потенциал конфликтности несут в себе отношения центров силы со средними и малыми странами, а также многочисленные противоречия между самими средними и малыми государствами, внутренние проблемы, терзающие значительное число государств.

Что объединяет все труды Н.Бажановой - легкий, прямо воздушный стиль, что делает даже самые серьезные научные исследования доступными и увлекательными для широкого читателя.

Научный портрет представился бы неполным, если бы я не упомянул другие формы научной деятельности Натальи Евгеньевны. Она щедро делилась своими знаниями и опытом с другими искателями научной истины. Наталья выступила в качестве научного руководителя и консультанта для двух десятков успешных соискателей ученых степеней - кандидата и доктора наук. Под ее руководством была подготовлена и защищена диссертация на соискание ученой степени доктора наук уже упоминавшимся выше лауреатом Нобелевской премии мира 2000 года Ким Дэ Чжуном, с 1998 по 2003 год занимавшим пост Президента Республики Корея. Среди тех, кому она помогла получить ученую степень, - пять южнокорейских дипломатов, ставших позднее послами РК в разных странах; нынешний председатель Сената Казахстана К.К.Токаев, государственные деятели Палестины, Сирии, ОАЭ, Кыргызстана, Таджикистана, высокопоставленные отечественные дипломаты.

Наталья принимала активное участие в научных форумах, вела интенсивную преподавательскую деятельность. Ее работы отмечены множеством национальных и международных премий. Но главная награда этому замечательному человеку, другу и ученому - это добрая память, которую сохраняют ее близкие, коллеги и друзья. Неслучайно уже после кончины Н.Е.Бажановой Ученый совет Дипломатической академии МИД России на своем заседании 23 июня 2014 года постановил: «За выдающиеся достижения в области теоретических исследований, образования, публицистики, дипломатии, установлении и развитии связей Дипломатической академии с ведущими научно-образовательными центрами мира присвоить Наталье Евгеньевне Бажановой звание Почетного доктора Дипломатической академии Министерства иностранных дел Российской Федерации».

 

 

 1The North Korean Nuclear Program: Security, Strategy, and New Perspectives from Russia / James Clay Moltz and Alexandre Y.Mansourov, editors. New York: Routledge, 2000. P. 10.

 2См., в частности: Bazhanova N. Russia and Korea. Seoul: Seoul Shinmun, 1992. 210 p.; Bazhanova N. The Evolution of Russian-Korean Relations: External and Internal Factors // Asian Survey. Vol. XXXIV. Berkeley, 1994. №1. P. 789-798; Бажанова Н.Е. Россия и Корея // Современный мир. М.: Известия, 2004. С. 215-232; Bazhanova N. Korea in Russia’s Post-Cold War Regional Political Context // Korea at the Center. Dynamics of Regionalism in Northeast Asia. New York: M.E. Sharpe, 2006. P. 2-16; Бажанова Н. Корея в фокусе российской политики // Чжун’ян жибао. Тайбей. 4 июня 1996. С. 4 (на китайском языке).

 3См., напр.: Бажанова Н. Неразгаданная война ХХ столетия. Сеул: Иллим, 1997. 239 с.

 4Bazhanova N. Soviet Policy towards South Korea under Gorbachev // Il Yung Chung (edit). Korea and Russia. Towards the 21st Century. Seoul: The Sejong Institute, 1992. P. 61-112; Bazhanova N. North Korea and Seoul-Moscow Relations // Ibid. P. 315-351.

 5Obesdorfer Don. The Two Koreas. New York: Basic Books, 2001. 602 p.

 6Ibid. P. 481.

 7Wada Haruki. Russia and the Korean Peninsula. Tokyo: University of Tokyo press, 1996. P. 5, 8, 11.

 8Bazhanova N. The Korean War. An Assessment of the Historical Record. Washington: George Washington University press, 1995; БажановЕ.П., БажановаН.Е. Америка: вчера и сегодня. Том II. М.: Известия, 2005. С. 543-565.

 9Поднебесная и Страна утренней свежести. Сеул: Фонд Мира Ким Дэ Чжуна. 1996, 440 с. (на корейском языке); Корейская проблема: китайский фактор. Саппоро (Япония): Центр китайских исследований, Университет Хоккайдо. 2004. 62 с. (на японском языке).

10Данная проблематика во всех ее аспектах проанализирована Н.Е.Бажановой в таких трудах, как Towards Unification of Korea: Political and Military Aspects of Integration. Seoul: KBS Press, 1995. 45 p. (на английском и корейском языках); Weapons of Mass Destruction (WMD) Issues in Asia-Pacific. Seoul: ROK Navy - ROK Sea Power League, 2003. 26 p. (на английском и корейском языках); Современный мир. М.: Известия, 2004. С. 174-192; Многостороннее сотрудничество в Корее: взгляд из России. Сеул: КМФ, 2006. С. 152-162 (на русском и корейском языках).

11Бажанова Н. Корейские зарисовки. М.: Восток - Запад, 2010. 446 с.

12См., в частности: Bazhanova N. The Republic of Korea is on the Right Track. Seoul: Government Press, 2003. P. 3-5.

13Бажанов Е.П., Бажанова Н.Е. Америка: вчера и сегодня. М.: Известия, 2005. Т. I. 574 с., Т. II. 607 c.

14Бажанов Е.П., Бажанова Н.Е. Китайская мозаика. М.: Восток - Запад, 2011. 286 с.

15Бажанов Е.П., Бажанова Н.Е. Франция: и Квазимодо, и Коко Шанель. М.: Восток - Запад, 2009. 206 с.

16Бажанов Е.П., Бажанова Н.Е. Эта грустно-веселая Италия. М.: Восток - Запад, 2011. 270 с.

17Бажанов Е.П., Бажанова Н.Е. Восточный экспресс с остановками на Западе. М.: Восток - Запад, 2008. 616 с.

18См., в частности: Бажанов Е.П., Бажанова Н.Е. Актуальные проблемы международных отношений. М.: Научная книга, 2001. Т. 1. 464 с., 2002. Т. 2. 480 с., 2002. Т. 3. 480 с.; Современный мир. М.: Известия, 2007. 421 с.; Диалог и столкновение цивилизаций. М.: Весь мир, 2013. 269 с.

Источник: Международная жизнь

(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся