Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Федор Лукьянов

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике

Новая концепция, как мне представляется, стала более сфокусированной и в каком-то смысле сдержанной. Но эта сдержанность – признание сложности и неоднозначности обстановки. Достаточно чётко, хотя и кратко, обрисованы основные направления развития мира, и это – наиболее важная черта.  

С момента опубликования предыдущей концепции (2013 год) кардинальные сдвиги произошли не только в российских отношениях с Западом, а в целом в системе международных отношений. Изменения копились давно, но сейчас они как бы резко выплеснулись. Концепция необходима, чтобы их зафиксировать, – предыдущая, безусловно, устарела.

В целом же революционных изменений я не заметил, и такого рода документы, как правило, их не предусматривают. Скорее, они подразумевают рамочное обозначение направлений.

В концепции справедливо указывается – не впервые, но очень важно, что сказано именно на таком уровне, – что мир становится гораздо более сложным, что жёсткие формы отношений, как, например, альянсы, уже не соответствуют этой сложности, сказано о гибкости, о сетевом характере отношений. Но гибкость эта возможна и необходима лишь при наличии твердой установки по сохранению суверенитета и некой культурно-цивилизационной идентичности. То есть мы жёстко отстаиваем некое ядро и являемся гибкими во всем остальном.

Источник: Valdai Club

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся