Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Сергей Караганов

Декан факультета мировой экономики и мировой политики Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики», Почетный Председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике, член РСМД

О том, как кризис на Кипре отражает структурные политические изъяны Евросоюза, газете ВЗГЛЯД рассказал декан факультета мировой экономики и мировой политики НИУ «Высшая школа экономики» Сергей Караганов.

ВЗГЛЯД: Сергей Александрович, каков расклад сил внутри ЕС? Почему Ангела Меркель так резко против попыток Кипра получить помощь у Москвы?

Сергей Караганов: Не исключено, что у Меркель есть своя повестка дня в отношении как Кипра, так и евро. Мы об этой повестке дня не знаем. Но начинает складываться впечатление, что немцам надоели греки, киприоты... Я не исключаю, что немцы специально начинают валить Кипр, понимая, что еврозону удержать целиком невозможно.

Они заплатили сумасшедшие деньги и спасли Грецию, которая в результате, скорее всего, не выдержит этого удара. А за ней могут посыпаться Испания, Португалия и так далее. И Италия висит на волоске, когда у них возобновляется ситуация с постоянно сменяемым правительством. Но по-настоящему ни Меркель, ни кто-то другой не признаются в том, чего они реально хотят, потому что это может вызвать неконтролируемый ход событий. Я думаю, что они хотят контролировать ситуацию и создать в итоге две зоны евро... На их месте я бы делал так.

ВЗГЛЯД: Каким будет Евросоюз с политической точки зрения после этого? Как выяснилось, что это был вовсе не союз равноправных стран, как твердили в Брюсселе?

С. К.: Он никогда не был союзом равноправных стран. ЕС совершил несколько стратегических ошибок на волне эйфории от поражения коммунизма. Евросоюз пошел на резкое расширение без достаточных для этого условий. ЕС забыл, что великие отцы Европы создавали политический союз. А они начали создавать одно экономическое условие за другим. И забыли про политический союз, поскольку он не получался.

Была ошибка, когда была предпринята попытка создать единую внешнюю политику и политику обороны, из которой просто ничего не получилось. Она привела к обвальному падению влияния великих европейских держав. Кончилось тем, что, условно говоря, Берлин, Париж, Рим, Мадрид и Лондон были приравнены в лучшем случае к Люксембургу, а не в лучшем – к Никосии.

Был сделан еще ряд структурных ошибок, за которые сейчас приходится расплачиваться. Конечно, нельзя было идти на такое быстрое расширение зоны евро. В конце концов, многие немцы уже жалеют о создании евро. Ведь евро был условием, которое навязали немцам французы в обмен на согласие на объединение Германии. Об этом просто все забыли. И хотя сейчас за евро стоят огромные интересы, это одна из крупных валют, но немцы с большим сожалением прощались с маркой. Хотя они в конечном итоге выиграли от евро. Я думаю, что от создания сильного евро, который реально будет основываться на Германии, они выиграют снова.

Большая часть повестки дня, которая обсуждается на экранах телевизоров, – это не та повестка дня, которая, скорее всего, сидит в умах лидеров.

ВЗГЛЯД: Должна ли Россия последовать призыву Михаила Прохорова и взять Кипр «голыми руками», чтобы превратить его в свой плацдарм внутри ЕС? Правда, некоторые эксперты предостерегают, что комиссары из Брюсселя все равно не позволят русским скупить Кипр, напоминая, например, про пресловутый Третий энергопакет...

С. К.: Прохоров – действительно яркий человек. Если у нас есть лишние 30–40 млрд евро – это интересное предложение. Но тогда нам нужны жесткие гарантии того, что мы получим за это совершенно понятные залоги.

Может получиться, что мы вложим туда деньги, а потом они так же улетят, как улетали те же греческие или кипрские деньги. Хотя на Кипре ситуация была не столь очевидно бессмысленно растратной, чтобы не сказать воровской, которая была в Греции, которая просто в открытую обманывала всех.

Впрочем, давайте подчеркнем, что все европейцы готовы были обманываться ради общих политических идей. Время расплаты пришло.

ВЗГЛЯД: Выиграет ли Турция от возможного исключения Кипра из ЕС? Это повышает ее шансы на прием в ЕС? Ведь Кипр никогда не пустил бы турок в ЕС, пока те оккупируют север острова.

С. К.: Турции будет приятно, что Кипр ослаб. Разница между турецкой частью Кипра и собственно независимой – она такая же, как между СССР и Финляндией. Огромная разница. Это отвлечет от проблемы, что Турция оккупирует часть Кипра. Но никоим образом это не повлияет на шансы Турции вступить в ЕС. Они ничтожны.

Мне кажется, в самой Турции падает желание вступать в Евросоюз. Тем более в какой ЕС Турции вступать? Теперь никто не знает, каким он будет через 4–10 или 15 лет, когда реально может встать вопрос о вступлении Турции или какой-либо другой страны в Евросоюз.

Не исключено, что ЕС теперь вернется к политическому союзу государств, ослабит бюрократию, станет гораздо более привлекательным для других стран. Может быть, даже встанет вопрос об интеграции России и Евросоюза. Но сейчас бессмысленно гадать об этом.

ВЗГЛЯД: Повлияет ли банкротство Никосии на спор за нефтегазовое месторождение, вокруг которого ссорятся Турция и Кипр?

С. К.: Естественно, это усложнит ситуацию. Здесь есть дополнительный момент. Я думаю, что сейчас эта мысль есть в мозгу у тех людей, и наших в том числе, которые рассчитывают получить контракты на разработку этих месторождений, со стороны как Турции, так и Кипра.

Источник: Взгляд

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся