Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Федор Лукьянов

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике, член РСМД

На днях в Дипакадемии МИД России прошла представительная конференция, посвященная двум датам - 15-летию подписания Основополагающего акта Россия - НАТО и 10-летию создания Совета Россия - НАТО. Дискуссия, хотя и небезынтересная, шла по привычному кругу, за годы набор аргументов и претензий с обеих сторон практически не изменился, что довольно странно. Ведь обстановка в мире преобразилась до неузнаваемости.

Альянс всегда находился в центре российской полемики. Традиционалисты усматривали в любых шагах НАТО угрозу, причем направленную именно против России, где бы это ни происходило. Для реформистов отношения с блоком являлись индикатором "правильности" пути страны - в направлении "цивилизованного мира". Коммунисты, леваки и доморощенные геополитики подозревают руководство страны в желании втащить ее в альянс (чего стоит одна истерика по поводу "базы НАТО" в Ульяновске), а либералы видят в гипотетическом членстве закрепление "цивилизационного выбора" России в пользу модернизации".

Реальная Организация Североатлантического договора сегодня не соответствует ожиданиям ни ее противников, ни сторонников. Это самый большой в мире военно-политический альянс, обладающий могучим потенциалом. При этом, несмотря на многочисленные попытки сформулировать новую миссию, он так ее и не обрел, страдает от ослабления блоковой дисциплины (Западная Европа, Восточная Европа и США по-разному видят вызовы безопасности), мировоззренческой эрозии, а в последние годы и от элементарного недостатка денег (особенно европейские союзники). Попытка подменить качественное развитие количественным натолкнулась на жесткое сопротивление России (Украина и Грузия) и снята с текущей (как минимум) повестки дня. Афганистан, первая операция за пределами традиционной зоны ответственности, превратилась в антирекламу роли НАТО как мирового полицейского. Трудно себе представить, что Вашингтону удастся мобилизовать союзников на повторение чего-то подобного. Тем более что наиболее вероятным театром военно-политических действий в предстоящие десятилетия будет Азиатско-Тихоокеанский регион, а там Соединенным Штатам понадобится совершенно другой набор партнеров.

Для Запада НАТО имеет сейчас скорее символическое значение - как свидетельство того, что в современном хаотическом мире по-прежнему есть нечто незыблемое (трансатлантические отношения) и возвышенное (общие ценности). Для России внимание к альянсу тоже содержит элемент идейной преемственности - либо советскому (подозрительность), либо постсоветскому (восхищение). Проблема в том, что за пределами этого поля ностальгических представлений практическая ценность отношений оказывается под вопросом.

Считается, что безусловной сферой совпадения интересов России и НАТО является Афганистан. Связь, конечно, существует - обе стороны каждая по своим причинам заинтересованы в стабильности там. Однако для альянса главное - сохранение управляемой ситуации на ближайшие два года, чтобы обеспечить уход основных сил западного контингента. Дальнейшее европейских союзников просто не интересует, а США, конечно, не возражали бы против того, чтобы оставить в Афганистане значимое присутствие, но смирятся с тем, если этого не удастся сделать. Россию же, напротив, волнует долгосрочная ситуация, и, как ни странно, Москве было бы в ряде отношений выгоднее, чтобы альянс задержался там подольше. Ни с какими наркотиками в Афганистане западная коалиция бороться, конечно, не будет (иначе атаки на нее удесятерятся), но даже и без этого натовские силы обеспечивают хрупкий баланс. Получается, что сотрудничество носит ситуативный характер и уж точно не станет основой долговременного сотрудничества.

Долгосрочную повестку дня взаимодействие России и Соединенных Штатов (а только они в нынешней НАТО обладают глобальным военно-политическим весом) обрело бы, если бы в его центре оказался АТР. Евро-атлантическое пространство перегружено конфронтационной традицией "холодной войны", к тому же превратилось в стратегическую периферию. Можно, конечно, и дальше обсуждать судьбу ДОВСЕ, будущее ОБСЕ и перспективы ЕвроПРО до тех пор, пока это не будет интересовать никого, кроме профессиональных переговорщиков. Но лучше уже сейчас обратить взоры на Азию, где происходит масса интересного и тревожного - от бурного экономического роста до множащихся территориальных конфликтов, наращивания вооружений и изменения баланса сил. В АТР у России и Америки противоречий и негативной инерции гораздо меньше, да и НАТО, напоминающая о прежней идейной конфронтации, неактуальна хотя бы по географическим причинам.

Североатлантический альянс пора лишить ореола, которым он окутан в российской дискуссии. Современная НАТО не является ни коварной угрозой, ни вожделенным партнером. По статусу это сейчас нечто вроде Совета Европы, работа с которым важна для общего восприятия России на Западе (что имеет определенную ценность и стоит потраченных денег и усилий), но принципиальным образом ничего не меняет. Нормальные отношения с НАТО из той же категории. Не меньше, но и не больше.

 

Источник - Российская газета.

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
array(3) {
  ["Внешняя политика России"]=>
  string(44) "Внешняя политика России"
  ["Северная Америка"]=>
  string(31) "Северная Америка"
  ["Россия и США: диалог о проблемах двусторонних отношений, региональных и глобальных вызовах"]=>
  string(167) "Россия и США: диалог о проблемах двусторонних отношений, региональных и глобальных вызовах"
}
Бизнесу
Исследователям
Учащимся