Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Виталий Наумкин

Научный руководитель Института востоковедения РАН, академик РАН

Как можно судить по последним высказываниям российских официальных лиц, Москва решила проявить «осторожную солидарность» с действиями Вашингтона по борьбе с террористами из «Исламского государства» (ИГ), хотя о каких-либо совместных действиях речи не идет. Как известно, Россия поддержала последнюю резолюцию Совета Безопасности ООН по борьбе с терроризмом. При этом Москва все же продолжает видеть в действиях коалиции во главе с США и негативные стороны, исходя из того, что одной военной силой терроризм не победить. Среди этих негативных сторон – перспектива расширения рядов террористов за счет недовольных новым вмешательством Запада. Этому будут способствовать неизбежные «сопутствующие потери» [collateral damage] среди мирного населения. Сошлюсь в этом связи на слова Дэниэла Сервера [Daniel Serwer]: «Авиаудары могут создавать неуправляемые пространства, на которых у нас не будет возможностей предотвращать радикализацию и превращение их в убежище для международных террористов.» Кстати, сегодня лидеры террористов распространяют в Интернете массу материалов, где зловеще предрекают поражение коалиции, ведущей борьбу с ИГ, и утверждают, что ударами с воздуха их не победить. Обращаясь к Обаме, шейх Абу Мухаммад аш-Шами [Shaykh Abu Muhammad ash-Shami]говорит: «Разве ты не понял…, что битва совсем не может быть выиграна с воздуха? Или ты думаешь, что ты умнее Буша…?»

Кроме того, Москва выступает против нанесения американцами ракетно-военных ударов по Сирии без согласования с легитимным правительством в Дамаске. Нарушение суверенитета Сирии, какими бы мотивами оно ни объяснялось, является предметом озабоченности российского руководства. По мнению экс-премьер-министра Евгения Примакова, «это не только противоречит нормам международного права, но и вызывает опасения, как бы «под шумок» в обход Совета Безопасности ООН не началось «выбомбление» дамасского режима». Здесь не считают убедительными аргументы американской стороны, высказываемые в письме постоянного представителя США при ООН Саманты Пауэр генеральному секретарю организации Пан Ги Муну, состоящие в том, что с просьбой о нанесении ударов по Сирии к США обратилось правительство Ирака, и «неспособность или нежелание Дамаска ответить на угрозу со стороны исламистов служит достаточным основанием для нанесения ударов по территории суверенного государства» (ИТАР-ТАСС, Международная панорама, 24 сентября 2014 г.).

Как гласило официальное заявление МИД РФ от 23 сентября с.г., для нанесения ракетно-бомбовых ударов по Сирии было бы недостаточно формального одностороннего «уведомления» об ударах, а требуется «наличие четко выраженного согласия Правительства Сирии, либо приняние соответствующего решения Совета Безопасности ООН». И эта позиция была подтверждена в разговоре Владимира Путина с Пан Ги Муном («Российская газета», 24 ноября 2014 г.).

Российские официальные лица постоянно напоминают о том, что победы террористов в Ираке стали возможными благодаря ошибкам, допущенным США и их союзниками после вторжения в Ирак. Это, как заявлял заместитель министра иностранных дел России Михаил Богданов, во-первых, роспуск прежней армии, в результате чего она «разбежалась по домам с оружием, и потом некоторая часть вступила в террористические группировки». А во-вторых, это тот факт, что в Ираке не удалось создать по настоящему боеспособную армию: «Надо было давно помогать создать иракцам дееспособную эффективную армию», следовало сохранить старую и «укреплять новыми кадрами.» Вывод, который делает этот высокопоставленный российский дипломат, состоит в том, что «Сирия не вправе повторять подобную ошибку».

Можно заключить, что стратегия Москвы в отношении «бесконтактной» военной операции Вашингтона в отношении ИГ преследует, как минимум, три цели.

Во-первых, оказать осторожную политическую поддержку этой операции, которая ослабляет источник угрозы для самой России.

Во-вторых, не допустить того, чтобы удары по Сирии оказались направленными против дамасского режима, а, как минимум, были бы согласованы с Дамаском (как максимум: чтобы Дамаск был привлечен к сотрудничеству в борьбе с ИГ). В российских СМИ подчеркивается (со ссылкой на агентство Рейтер по источнику во властных кругах Ирана), что США заверили Тегеран: во время бомбардировок позиций ИГ на сирийской территории они не будет наносить удары по правительственным силам САР (ИТАР-ТАСС, Международная панорама, 24 сентября 2014 г.). Но показательно, что в заявлении Богданова, хотя и чисто гипотетически, допускается возможность изменения ситуации в Сирии: «Государственные структуры – армия и другие институты должны остаться и функционировать вне зависимости от того, как будет меняться политическое руководство.»

В-третьих, улучшить отношения с Вашингтоном, резко ухудшившиеся в ходе событий на Украине. Как призывает Примаков: «Никакие разногласия, в том числе по «украинскому вопросу» не должны помешать борьбе с международным терроризмом» («Российская газета», 24 ноября 2014 г.).

Однако в российских внутриполитических дебатах по этому вопросу продолжают сталкиваться полярные точки зрения на действия США. В одном лагере находятся эксперты, которые, как Георгий Мирский, призывают «аплодировать» президенту Обаме. В материале, опубликованном на сайте «Эха Москвы» 11 сентября, он пишет: «Американцы никогда не пошлют смертников взрывать московское метро. А Халифат – вот он пошлет, можете не сомневаться». Эти эксперты подвергают резкой критике режим Асада. Им противостоят лагерь «антизападников», который объединяет аналитиков разной ориентации. Бывший руководитель Российского еврейского конгресса Евгений Сатановский даже отрицает факт союзнических отношений США с Израилем и заявляет: «У США нет союзников, независимо от того, как они называют своих партнеров…Америка подставляла Израиль под серьезный удар, под большую опасность множество раз… Американское руководство в данном случае решает вопрос своих личных отношений со своими личными партнерами, каковыми являются те, кто проплатил эту операцию – Катар и Саудовская Аравия.»

Замечу в этой связи, что один высокопоставленный израильский военный, которого я недавно встретил в Москве, заявил мне, что ИГ не представляет никакой угрозы для Израиля, каковой является только Иран.

Это перекликается с некоторыми комментариями арабских аналитиков по поводу участия государств Залива в коалиции, ведущей войну против ИГ. Старший дипломатический корреспондент газеты «аль-Хайят» Рашида Дергам [Rashida Dergham] пишет о «коренном различии… между тем, что правительства Залива характеризуют угрозу ИГИС как «экзистенциальную», и тем, что большой сегмент публики симпатизирует ИГИС и его мотивам и считает его чем-то необходимым в балансе сил и балансе террора». Кроме того, как она пишет: «Залив видит в ИГИС, в первую очередь, «необходимый инструмент противодействия Исламской Республике Иран и ее региональным амбициям, особенно в отношении войны в Сирии», а не террористов (Conflicts Forum, Weekly Comment, 26 September – 30 October).

Большинство местных аналитиков полагает, что позиция Москвы в отношении развернувшихся в Ираке и Сирии событиях, во всяком случае – в ближайшей перспективе, останется неизменной. Максимум, чего можно ожидать – «низкопрофильного» участия в противодействии ИГ, в первую очередь – путем оказания помощи правительствам Ирака и Сирии.

Источник: Al Monitor

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся