Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Виталий Наумкин

Научный руководитель Института востоковедения РАН, академик РАН, член РСМД

26-29 января в Москве планируется проведение консультативной встречи представителей различных групп сирийской политической оппозиции и гражданского общества с представителями правительства Сирийской Арабской Республики (САР) на «московской площадке», которую предоставляет министерство иностранных дел РФ. Эту встречу в мировых СМИ уже назвали «сирийскими мирными переговорами» (Syrian peace talks). Как предполагается, она будет состоять из двух частей. Первая часть – 26-27 января – это встреча между представителями сирийской политической оппозиции и гражданского общества без участия представителей правительства. А 28-29 числа к ним присоединится делегация правительства САР, то есть режима.

По замыслу организаторов, это будет свободный диалог исключительно самих сирийцев с открытой повесткой дня для обсуждения всех вопросов, связанных с возможным сирийским урегулированием. Он видится как инклюзивный диалог без каких бы то ни было предварительных условий. Более того, как можно видеть из формата самой встречи, МИД РФ предоставляет только площадку, то есть сами сирийцы будут обсуждать все вопросы, к примеру, связанные с противодействием терроризму и политическим урегулированием сирийского кризиса. Московский диалог не является альтернативой женевскому процессу, или женевским встречам, которых, как известно, было две, причем вторая закончилась ничем. Было Женевское коммюнике от 20 июня 2012, которое одобрено резолюцией 2118 Совета Безопасности ООН. Москва заявляет о своей приверженности принципам этого коммюнике, и встреча будет проходить в рамках этой приверженности без какого бы то ни было вмешательства извне, потому что отсутствие вмешательства извне во внутрисирийские дела – это принцип, который декларирует российская дипломатия.

Встреча задумана не только не как альтернатива «Женеве», но и, наоборот, как возможный шаг к возобновлению «Женевы», если у сирийцев получится хоть о чем-то между собой договориться. Здесь считают возможным достижение договоренности о прекращении губительного для судьбы страны и сирийского народа кровопролития, потому что понятно, что сирийские патриоты, заинтересованные в сохранении целостности страны, есть с обеих сторон конфликта (или даже с нескольких сторон конфликта): со стороны и оппозиции, и тех, кто верен режиму.

Приглашения были направлены МИД России деятелям оппозиции для участия в этой встрече на индивидуальной основе, чтобы не создавать дух соперничества и чтобы не было эксклюзивности – какая организация более важная, а какая-то менее важная. То есть люди, которые приедут на эту встречу, не будут представлять какие либо организации, но если они захотят выразить консолидированное мнение своей группы, они, конечно, смогут это сделать. Речь идет именно об открытом равноправном для всех участников диалоге с открытой повесткой дня, причем на встрече не будет официальных представителей российского правительства. Сами сирийцы должны решить: что обсуждать, а что не обсуждать. Никто не будет оказывать какого либо давления на сирийцев. Дамаск дал согласие на участие своей делегации, но пока не известно, кто в нее войдет.

Также еще не ясно окончательно, кто из приглашенных оппозиционеров принял, а кто не принял приглашения. Организаторы исходят из того, что отказ от участия в диалоге лишь будет свидетельствовать о неконструктивности позиций отказавшихся, об их нежелании использовать малейшую возможность договориться о прекращении насилия или хотя бы о снижении его уровня и решении, как минимум, каких либо гуманитарных вопросов. Отдельные аналитики не исключают того, что некоторые круги в ряде аравийских государств могут попытаться сорвать проведение встречи.

Несмотря на критику, которая часто подвергается в США российская политика в отношении Сирии, американская администрация поддержала инициативу Москвы. Госсекретарь Джон Керри даже заявил 14 января 2015 г. в начале встречи с представителем Генерального секретаря ООН по Сирии Стаффаном де Мистурой: «Мы надеемся, что российские усилия могут быть полезны.» В Москве позитивно оценили эту позицию как сигнал того, что Россия и США могут продолжать конструктивно сотрудничать по Сирии, как это было в международных усилиях по уничтожению сирийских арсеналов химического оружия. Российские аналитики полагают, что в условиях резкого обострения угрозы для Запада со стороны международных исламистских террористических сетей восстановление прежних форматов российско-американского сотрудничества в борьбе с этой угрозой является одним из условий ее успеха. Здесь также отметили совершенно новую интонацию в высказываниях госсекретаря о президенте Асаде и его режиме, свидетельствующую о смягчении прежней непримиримости. Дж. Керри, в частности, заявил: «Для президента Асада, для режима Асада настало время поставить на первое место свой народ и подумать о последствиях своих действий, которые привлекают в Сирию все больше террористов, главным образом благодаря их усилиям свергнуть Асада.» Это означает, что позиции Москвы и Вашингтона сегодня не столь антагонистичны, как ранее. Ведь российская позиция ни в коем случае не может быть истолкована как безусловная поддержка лично Асада, который, тем не менее, признается не только Москвой, но и международным сообществом как легитимный глава государства, за которым к тому же идет значительная часть населения страны и который, по мнению Москвы, на сегодня является естественным партнером глобальных и региональных держав в борьбе с терроризмом.

В новых условиях можно говорить, вероятно, и о сближении позиции Москвы и Брюсселя в отношении сирийского кризиса. По данным арабского издания «Аль-Ахбар», 11 декабря де Мистура и министры иностранных дел ЕС подтвердили наличие подвижки в европейской политике по Сирии, что означает появившуюся «возможность отношений европейцев с Асадом.» Это же издание приписывает де Мистуре и Евросоюзу обеспокоенность политикой Турции, которая остается «единственной страной, помогающей иностранным боевикам проникать в Сирию.» Это обеспокоенность лишь возросла после того, как объявленная в розыск французской полицией жена террориста, уничтоженного после того, как он напал на магазин кошерной еды, предположительно бежала в Сирию именно через Турцию. К этому следует добавить шумиху в мировых СМИ, поднятую после публикации в газете «Today’s Zaman» 14 января 2015 г. статьи Эмре Услу, который цитирует откровения бывшего агента турецкой Национальной организации по разведке (National Intelligence Organization, MIT) о ее вовлеченности в передачу группам, действующим под руководством «аль-Каиды», оружия из Ливии, а также в переброску зарубежных джихадистов в Сирию. Эти обвинения не могут испортить отношения особо тесного сотрудничества, которые установились между Москвой и Анкарой в последнее время, но нельзя сказать, что они остались незамеченными в российских экспертных кругах. При этом Москва, при всех разногласиях с Анкарой по сирийской проблеме, не может игнорировать тот факт, что Турция продолжает быть одним из наиболее влиятельных игроков на этом поле. Об этом свидетельствует, в частности, факт избрания в начале января этого года новым председателем Национальной коалиции сирийских революционных и оппозиционных сил 49-летнего уроженца Дамаска, доктора и бизнесмена Халеда Ходжа (Khaled Khoja), который является гражданином Турции.
 

Источник: Al-Monitor

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
array(3) {
  ["Внешняя политика России"]=>
  string(44) "Внешняя политика России"
  ["Ближний Восток"]=>
  string(27) "Ближний Восток"
  ["Система безопасности на Ближнем Востоке"]=>
  string(74) "Система безопасности на Ближнем Востоке"
}
Бизнесу
Исследователям
Учащимся