Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Валерий Тишков

Научный руководитель Института этнологии и антропологии имени Н.Н. Миклухо-Маклая РАН, академик РАН, член РСМД

Доклад В.А. Тишкова на Общем собрании РАН, 16 декабря 2014 г.

Историческая специфика коренных народов российской Арктики состоит в том, что они воплощают в этом регионе культурное, социальное и экологическое наследие уникального образа жизни (своего рода «арктическую цивилизацию»), освоив природную среду и создав системы жизнеобеспечения несколько тысяч лет тому назад. С другой стороны, представители так называемых коренных малочисленных народов Сибири (КМНС) давно и прочно укоренены в Российском государстве и в российской истории. Более того, циркумполярные широты и их коренные жители представляют собой хотя и удаленную, но одну из необходимых точек отсчета для понимания современной России. Это – одна из брендовых характеристик образа России как северной страны.

Является ли образ жизни арктических жителей тем, что необходимо подчинять и переделывать на общероссийский образ жизни? Или это мир, который желательно сохранить в его неизменном статусе? Или же возможен третий вариант, который мы в свое время назвали как «культурно ориентированная модернизация»? Эти вопросы заставляют дополнительно задуматься о том, какой должна быть российская политика в Арктике в контексте устойчивого развития, экологической безопасности и национальных интересов России в целом. Институт этнологии и антропологии РАН с момента его возникновения 82 года тому назад занимает ведущие позиции в изучении культуры аборигенов Севера. На этой основе и подготовлен данный доклад.

Собственная история коренных народов Севера насчитывает много тысячелетий, но если брать уже историю российского государства, то здесь были периоды своего рода союзнических (на основе торговли) отношений с властями империи, включение аборигенного населения несколько столетий назад в российскую данническую систему (через уплату ясака), полная или частичная христианизация, наконец, достаточно тотальная и жесткая по формам советская модернизация, включавшая как культурную революцию и частичный переход в оседлости, так и принуждение к коллективизации и тяжелые социальные проблемы. В целом политика по отношению к насельникам Арктики долгое время была подчинена утилитарным экономическим интересам, идеологическим установкам и военно-стратегическим расчетам. Таковой она остается во многом и поныне, хотя новая Концепция государственной политики в Арктике носит более глубокий и более гармоничный характер.

Академические исследования истории и культуры арктических народов имеют давнюю и замечательную историю, начиная с первых научных экспедиций и описаний проживающих в регионе народов. Особо отмечу советскую научную школу изучения народов Арктики. Сегодня изучение КМНС активизировалось. В рамках Программы фундаментальных исследований Президиума РАН с 2014 г. выполняется проект «Коренные народы и промышленное освоение Арктики: преодоление рисков и стратегии развития». Реализуется большое количество региональных историко-культурных и этнографических исследований (СО, УРО, ДВО РАН), а также совместные международные исследования. Однако это сотрудничество осложняется не только разными идеологическими установками и разными методологиями, но и отсутствием единых подходов при интерпретации используемых понятий в России и за рубежом. Это относится к самому понятию «Арктика». Мы отталкиваемся от того, как Арктическая зона Российской Федерации определена в 2014 г. указом Президента РФ № 296 «О сухопутных территориях Арктической зоны Российской Федерации». Она включает территории восьми субъектов РФ: 1) Мурманской области; 2) семи муниципальных образований Архангельской области; 3) Ненецкого автономного округа; 4) городского округа «Воркута» Республики Коми; 5) Ямало-Ненецкого автономного округа; 6) городского округа Норильска, Таймырского Долгано-Ненецкого муниципального района и Туруханского района Красноярского края; 7) пяти улусов (районов) Республики Саха (Якутия); 8) Чукотского автономного округа.

Площадь Арктической зоны РФ около 9 млн. км2, в ней проживает более 2,5 млн. человек. Это менее 2% населения России и около 40% населения всей Арктики на планете. В российской Арктике проживает 82,5 тыс. представителей коренных малочисленных народов (ненцы, чукчи, ханты, эвены, эвенки, селькупы, саамы, эскимосы, долганы, чуванцы, кеты, нганасаны, юкагиры, энцы, манси, вепсы, коряки, ительмены, кереки). Часть из них ведет кочевой или полукочевой образ жизни, связанный с традиционными видами природопользования – прежде всего с оленеводством, рыболовством, морским зверобойным промыслом, охотой. Большинство проживают в поселках и городах и являются оседлыми жителями. По нашим оценкам, в Арктике кочует часть года или круглогодично около 20 тысяч или около четверти аборигенов.

При этом порядка 60% кочующего населения страны проживает в Ямало-Ненецком АО. По данным Ямалстата, на 01 января 2011 года численность коренных малочисленных народов Севера в местах традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности в ЯНАО составила 37 125 человек (7 % от общей численности населения автономного округа). Кочевой образ жизни вели 14 667 человек (3 139 семей), или около 40 % от всего коренного населения. В тундре вместе с родителями проживали более 4 000 детей, из них до года – более 500 человек.

Сначала о демографической ситуации. Не так давно ученые и общественность били тревогу по поводу сокращения численности (и даже «вымирании») коренных народов Арктики. Однако данные последних переписей населения свидетельствуют, что эти опасения были преувеличены. На самом деле численность наиболее многочисленных по арктическим меркам групп (ненцы, чукчи, ханты, эвены) даже возрастает, а совсем малочисленным группам удается сохранять более или менее стабильную демографическую динамику.
По крайней мере, мы не видим в среднесрочной перспективе каких-либо драматических демографических изменений среди этой части российского населения, и тем более нет оснований ожидать, что возникнет какая-то обширная административная территория с преобладанием представителей арктических групп, как, например, это произошло в Канаде и привело к образованию новой автономной территории Нунавут с преобладающим проживанием канадских аборигенов.

С точки зрения этнокультурного развития в Арктическом регионе наблюдается тенденция сокращения представителей местных этнических групп, владеющих родными языками вследствие многовековых контактов и проводившейся с 1930–х гг. политики интеграции. Однако несмотря на ассимиляцию, среди них этническая идентичность сохраняется. После 1991 г. идет процесс языкового поворота в пользу аборигенных языков, особенно среди именно арктических, кочующих групп аборигенов. При этом русский язык остается основным языком знания и общения.

Социально-экономическое положение. В силу различных факторов (природных, исторических, социально-культурных, медико-биологических) северные аборигены находятся в менее благополучном положении по сравнению с жителями многих других регионов России. В «Концепции устойчивого развития коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации» (2009) отмечено, что уровень жизни значительной части населения из числа малочисленных народов Севера, проживающих в сельской местности или ведущих кочевой образ жизни, ниже среднероссийского. Уровень безработицы в районах Севера в 1,5–2 раза превышает средний по Российской Федерации.

К сожалению, промышленное освоение Арктики подчас разрушительно влияет на природную среду и на сообщества коренных жителей. Ситуация осложняется тем, что промышленная деятельность началась до того, как были приняты соответствующие правовые нормы, защищающие интересы коренных малочисленных народов. В России не достигнут необходимый паритет в отношениях аборигенов с промышленными компаниями с точки зрения взаимного учета интересов, взаимовыгодного развития и нейтрализации рисков. Наши и другие исследования указывают на необходимость выработки особых государственных требований к деятельности компаний – требований, учитывающих ранимость арктической природы и особые права групп населения, занимающегося кочевым оленеводством и морским промыслом.

Сегодня в российской Арктике лишь среди ненцев, долган, чукчей, энцев удельный вес занятых в традиционных отраслях составляет 18—25 %. Среди остальных категорий аборигенных народов Арктической зоны России он не выше 9—13 %. Низкая конкурентоспособность традиционных видов хозяйственной деятельности обусловлена малыми объемами производства, высокими транспортными издержками, отсутствием современных предприятий и технологий по комплексной переработке сырья и биологических ресурсов.

Современный правой и социокультурный статус коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока регулируется Конституцией РФ и большим количеством нормативных актов, прежде всего это федеральные законы «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации», «Об общих принципах организации общин коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации», «О территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации». Все эти законы, в выработке которых институт принимал самое активное участие, направлены на сохранение историко-культурного наследия, поддержку языков и культур коренных народов. Меры господдержки культуры предусматривают в том числе организацию телевизионных передач, документальных фильмов, периодических изданий, средств массовой информации; издание учебной, научной и художественной литературы; развертывание интернет-проектов на языках коренных малочисленных народов Севера; проведение фестивалей культуры, праздников оленеводов, охотников и рыбаков, традиционных спортивных состязаний.

Определенные права и льготы, предоставляемые в настоящее время коренным малочисленным народам Севера, являются важным фактором социальной адаптации к условиям рыночной экономики. Кроме этого, дополнительные государственные гарантии зачастую становятся фактором выбора этнической принадлежности в пользу аборигенной выходцами из смешанных семей. Социальные преференции и квоты на использование ресурсов делают привлекательными для индивидов смешанного происхождения отнесение себя к числу коренных народов. Это один из новых источников пополнения численности данной категории населения.
Что касается перспектив развития, то среди исследователей и самих коренных народов распространено мнение, что государственная политика должна строиться не на разовой помощи коренным народам, а на системе мер государственного протекционизма и активного сотрудничества с ними. Однако ни компенсации, ни дотации, ни спонсорская помощь не могут решить проблему устойчивого развития коренного населения. Необходимые меры и программы должны быть нацелены на создание условий для самостоятельного развития традиционных отраслей хозяйствования и культуры арктического коренного населения. Ибо для значительной части представителей коренных народов Арктики характерна ориентация на т.н. традиционную культуру. В этом реализуется потребность в осознании своей самобытности, связи с родной землей, своим народом, верованиями.

В то же время есть понимание того, что в современных условиях аборигенам важно установление более плотного диалога с окружающим обществом, с органами власти и промышленными компаниями. Сегодня актуальна концепция культурно ориентированной модернизации и многовариантного саморазвития коренных малочисленных народов Севера, предполагающая не просто «этническое выживание», но обеспечение условий устойчивого развития северян при сочетании разных типов хозяйственной деятельности, включая самые современные профессии, утверждение механизмов самоорганизации и помощь со стороны государства.

Культура коренных малочисленных народов Севера является стратегическим ресурсом развития российской экономики, основанной на знаниях, инновациях, творчестве. «Стратегия развития Арктической зоны Российской Федерации и обеспечения национальной безопасности на период до 2020 года» предусматривает активное использование опыта коренных малочисленных народов в практике хозяйственной деятельности, муниципального и государственного управления. Предполагается, что интеграция этнической культуры и развитие этнотуризма, разработка оригинальных торговых марок, градостроительства (архитектурный дизайн городов Арктики с элементами национального фольклора) обеспечат поддержку традиционного знания народов Севера.

Для долгосрочных целей развития российской Арктики необходимо установление партнерских отношений между всеми участниками природопользования и хозяйственной деятельности, необходим также контроль государства, но не менее важна и активность самих северных аборигенов. За последние два десятилетия они обрели авторитетные организации типа РАЙПОН, имеют сильных лидеров, обеспечили неплохое представительство в органах власти разного уровня, достигли успехов в области культуры, развития ремесел и художественного промысла. Однако пока «большая экономика» проходит мимо аборигенов. Им до сих пор не находится в ней место, нет и местного по-настоящему прибыльного бизнеса. Зато сохраняются извечные проблемы здоровья населения, обучения и занятости молодежи, достойной поддержки со стороны добывающих частных компаний, а тем более возмещения нанесенных и потенциальных ущербов. Все это нужно решать безотлагательно, чтобы не накапливать риски социально-культурной направленности в развитии Арктики и в системе национальной безопасности в целом.

Спасибо за внимание.

Источник: ИЭА РАН

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся