Распечатать
Регион: Европа
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Сергей Караганов

Декан факультета мировой экономики и мировой политики Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики», Почетный Председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике, член РСМД

Дело «норвежского стрелка» может вынудить Европу пересмотреть подходы к вопросам гуманизма и политкорректности. 

Знаете ли вы, что в норвежской тюрьме для Андерса Брейвика создается специальное психиатрическое отделение? Строится здание. Нанимается персонал — 20 человек. А содержание террориста, убившего 77 человек, будет обходиться норвежским налогоплательщикам примерно в $5 тыс. ежедневно. Много? Да. Но лучше так, чем иначе. Ведь если посадить его в обычную тюрьму, то опять же не будет ничего хорошего.

В Норвегии нет пожизненного заключения. И максимальный срок, к которому его смогут приговорить, — 21 год тюрьмы. Вот поэтому прокуратура и требует отправить Брейвика на принудительное и, скорее всего, пожизненное лечение.
На этом фоне все чаще можно слышать, что европейское общество само породило Андерса Брейвика, продвигая идеи мультикультурализма, а теперь вынуждено будет тратить на него деньги, не зная, что с ним делать.

Вроде бы все верно, но лишь отчасти. Не стоит забывать, что радикалы с националистическими и профашистскими взглядами существовали всегда, и задолго до того, как идеи мультикультурализма проросли в европейских странах. Гитлер пришел к власти в то время, когда Германия была практически моноэтническим государством. Похожие взгляды в свое время были весьма популярны у правящих элит Италии и Венгрии. Это ненормальное, но, увы, повторяющееся явление. Оно особенно свойственно периодам кризисов, один из которых переживает сейчас Европа.

Другое дело, что в нынешней европейской культуре действительно нет рецепта, как поступать с такими чудовищными убийцами. В мирной и спокойной Норвегии никто не ожидал такого удара. Неудивительно, что это стало шоком и для общества, и для судебной системы, в которой просто нет подобных прецедентов. С одной стороны, исторический опыт подсказывает, что таких преступников добропорядочные граждане должны рвать на куски. Но с другой — закон запрещает не только смертную казнь, но даже пожизненное заключение. И дело не только в законе. Европейское общество долгие годы взращивало культуру сострадания и толерантности даже к тем, кто этого не заслуживает. Когда начались судебные слушания, норвежское телевидение сделало сюжеты про семью каждого из погибших. И почти никто из родственников жертв не высказывался за то, что Брейвика надо казнить или посадить на всю жизнь.

Мы сегодня имеем дело с пост-Европой, которая во многом преодолела свою агрессивность, свой милитаризм, свое традиционное неуважение к человеческой жизни. Европейцы так долго и с таким наслаждением убивали друг друга, что ни один другой регион не сравнится с Европой по количеству загубленных жизней. Но в какой-то момент европейцы надорвались и начали создавать новую культуру. У них это получилось, но новая гуманистическая культура оказалась в агрессивном окружении старых культур. И это поставило европейцев в уязвимое положение в условиях открытого мира. Я бы не называл мультикультурализм угрозой для европейского общества. Но это, безусловно, вызов. В Европе было принято говорить обо всем политически корректно и сглаживать углы. Но сегодня вопросы культурного взаимодействия выходят на поверхность наряду с вопросами социальной справедливости. Увы, одними только экономическими и социальными подачками эти проблемы решить не получится. Где-то придется применять силу.

Нападение на лагерь активистов молодежного крыла правящей Рабочей партии Брейвик мотивировал тем, что ее политика толерантности способствует исламизации страны, и он хотел «растрясти» норвежское общество.
Пожалуй, ему это удалось.

Не исключаю, что не только для Норвегии с ее самым гуманным законодательством, но и для всей Европы случай Брейвика станет поводом провести ревизию своих взглядов на гуманизм во всех смыслах.
Я почти не сомневаюсь, что Европа будет другой. Ей придется вернуться к более авторитарной и менее политкорректной модели, чтобы выжить как Европе. Полагаю, это будет Европа 1970-х с ее более жестким законодательством и стилем правления. Уже сейчас обсуждаются такие меры, как введение «внутреннего шенгена» для ограничения миграции внутри объединенной Европы. К примеру, еще год назад об этом и помыслить было невозможно.

Источник - Профиль.

(Нет голосов)
 (0 голосов)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся