Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Федор Лукьянов

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике

Резкое обострение палестино-израильского конфликта разворачивается на совершенно ином фоне, чем раньше. Баланс в области безопасности, который существовал на Ближнем Востоке, подвергается стремительной эрозии. И в самом невыгодном положении Израиль.

С конца 1970-х после серии войн в регионе постепенно установилась система формальных и неформальных отношений. Израиль при поддержке США заключил сепаратный мир с Египтом, а впоследствии и с Иорданией, что прорвало глухую блокаду еврейского государства со стороны арабских соседей. Соединенные Штаты, в свою очередь, углубляли связи с наиболее богатыми и влиятельными странами арабского мира, прежде всего монархиями Персидского залива. Союзники и партнеры Вашингтона оставались противниками Израиля, однако не предпринимали действий по разрушению равновесия, которое позволяло ему существовать. Турция же и вовсе наладила с израильтянами сотрудничество на уровне спецслужб и военно-технического обмена.

Палестинский вопрос оставался яблоком раздора, однако после распада СССР, который активно использовал его в геополитических целях, арабские покровители палестинцев предпочитали статус-кво. Тем более что "мирный процесс" 1990-х годов создал иллюзию движения к урегулированию, и респектабельные арабские державы могли ограничиться поддержкой его на словах. Даже с заклятым врагом Израиля Сирией существовал негласный пакт о ненападении, хотя тема оккупированных Голанских высот оставалась тикающей миной.

В XXI веке все стало разрушаться. Мирный процесс зашел в тупик, олицетворением чего стали не только изменившиеся настроения израильских избирателей, которые не голосуют за левых примиренцев, но и раскол Палестины на Западный берег, где управляет прежняя палестинская номенклатура, и Газу, где правит ХАМАС. Попытки Соединенных Штатов стимулировать переустройство Ближнего Востока привели к превращению Ирака де-факто в иранскую вотчину, нарастанию общего беспокойства и обострению противостояния между суннитами и шиитами. А когда энергия масс прорвалась в виде "арабской весны", оказалось, что новые настроения несут что угодно, но только не рост симпатий к Западу, Америке и Израилю.

Помимо описанной системы политико-дипломатического баланса уверенность Израиля в собственных перспективах базировалась на его образе как страны, которая всегда и непременно силой решает текущие проблемы. За счет военного превосходства, готовности идти до конца, невзирая на издержки, и гарантии международной поддержки, поскольку США автоматически блокировали любые меры, направленные против Израиля. Сейчас все три составляющие под вопросом.

Военная кампания 2006 года на юге Ливана против движения "Хезболла" не принесла Израилю решающего успеха. Не стала триумфом и предыдущая операция в Газе "Литой свинец" в 2009 году. Иными словами, вера в способность эффективно купировать кризисы вооруженным путем оказалась поколеблена. К тому же Израиль подвергается сокрушительной критике практически всего мирового сообщества, включая Евросоюз, и он не может ее игнорировать. Даже Соединенные Штаты вынуждены давить на еврейское государство, чтобы добиться прекращения насилия, максимум, что может Вашингтон, это дать союзнику некоторое время.

Перспективы для Израиля еще более сумрачные. Привычный палестинский вопрос становится разменной картой в запутанном переустройстве Ближнего Востока. Новые египетские власти намерены вернуть Каиру статус политической столицы арабского мира. Поэтому они, вероятнее всего, будут плавно пересматривать Кэмп-Дэвидские соглашения, активно вести себя на палестинском фронте (претендуя на роль главного патрона), а также по сирийскому вопросу, продвигая региональное решение ("четверка" соседей). Впрочем, помимо Каира особую роль в этом комплексе вопросов стремится играть Доха. Визит эмира Катара в Газу пару недель назад заставил всех говорить о том, что ХАМАС, прежде ориентированный на Сирию и Иран, нашел нового спонсора, который одновременно видит себя герольдом перемен в арабском мире и лидером похода против шиитского влияния. Катар вообще не прочь изобразить "сердцевину" движения "Братья-мусульмане", которое уже правит в Египте и активизируется в других странах. Напрягается ситуация в Иордании, где растет недовольство, похоже, тоже не без подпитки из Персидского залива, кто-то готов вовлечь и эту страну в процесс идеологических перемен, а, возможно, затем и в решение палестинского вопроса. Турция выступает резко против Израиля.

Американские позиции на Ближнем Востоке колеблются. Традиционно Вашингтон опирался на суннитские режимы, но они по очереди исламизируются. С шиитами, влияние которых растет, американцы в конфликте из-за Ирана. Необходимость же безусловной поддержки Израиля становится для США если и не обузой, то ограничителем в попытках выстроить новую систему отношений в регионе.

Продолжение операции грозит оставить Израиль в полной изоляции. А отвод сил без явного результата станет в глазах арабов подтверждением, что Израиль уже не тот, значит, стоит усиливать давление. Цугцванг.

Источник - Российская газета.

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся