Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Андрей Кортунов

Генеральный директор Российского совета по международным делам (РСМД), член РСМД

Генеральный директор РСМД Андрей Кортунов комментирует итоги прошедшего в Санкт-Петербурге саммита G20 и года председательства России в «Группе двадцати».

Андрей Кортунов, генеральный директор РСМД

Ну, очевидно, в этом случае, как и в других случаях с международными организациями, можно говорить о двух уровнях политического эффекта: есть уровень общеполитический и есть уровень прикладной. Если говорить об общеполитическом уровне, конечно, всегда, когда на территории страны происходит событие такого масштаба, когда приезжают лидеры ведущих экономик мира, это добавляет статуса, это создает возможности, в том числе возможности для двусторонних контактов, переговоров, консультаций на полях большой встречи. И такая возможность, безусловно, Россией была использована. Хотя тут надо признать, что в каком-то смысле эта встреча была смазана сирийской тематикой, а по сирийскому вопросу «двадцатка» раскололась почти что пополам: половина членов поддержали российскую позицию или оказались достаточно к ней близки, а половина выступила за нанесение военного удара по Сирии. Но в целом, конечно, это можно считать внешнеполитическим успехом, тем более что встреча была проведена на высоком уровне, была хорошо организована. Я думаю, что у участников остались неплохие воспоминания о встрече.

Если же говорить о втором уровне – об уровне конкретных подписанных документов, то, разумеется, здесь Россия старалась продвигать свои интересы в том, что касается управления мировой экономикой, международными финансами, в том, что касается программы развития. Но надо учитывать, что все-таки во многих вопросах, по которым шло обсуждение, Россия не является одним из лидеров. Наша роль и в мировой финансовой системе, и в мировой экономике довольно скромная. Поэтому можно сказать, что и на этом уровне удалось кое-чего достичь, и в целом это отвечает российским интересам. Но надо понимать, что в отличие, скажем, от «восьмерки», где обсуждаются преимущественно политические вопросы и где голос России очень значим, все-таки в рамках «двадцатки» наша роль несколько более скромная. И сам форум, поскольку здесь больше стран-участниц, поскольку здесь меньше единства предполагает договоренности более общего характера. То, что можно было сделать, Россия сделала, и не только в ходе встречи, но и на этапе ее подготовки. Мне кажется, что этот год был удачным, и, во всяком случае, то, что составляет основу российских интересов, оно было продвинуто и защищено в максимально возможном режиме.

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся