Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Иван Тимофеев

К.полит.н., программный директор РСМД, член РСМД

В последние годы предприняты серьезные шаги по реформированию российских университетов. Делается ставка на их превращение в региональные центры развития, сочетающие образование, научные исследования и опытные разработки. Для развития производительных сил России университетский ресурс является определяющим. И вместе с тем его потенциал представляется недооцененным. Так считает программный директор Российского совета по международным делам, доцент МГИМО (У) МИД РФ, кандидат политических наук Иван ТИМОФЕЕВ.

На пути к «умной экономике» Созданы исследовательские и федеральные университеты. Меняются учебные программы. Адаптируется зарубежный опыт. Идет процесс сближения университетских программ и запросов бизнеса. Государство инвестировало значительные средства на поддержание университетской науки. Именно здесь концентрируются инновации, социальный и человеческий капитал, воспроизводится сообщество кадров, остро необходимых для модернизации экономики. Но вместе с тем остается крайне невысоким объем экспорта российских образовательных и научно-исследовательских услуг. Подобный экспорт подразумевает прежде всего обучение иностранных студентов в отечественных университетах, выполнение исследований по зарубежным заказам или вывод университетских разработок на зарубежный рынок и их последующую коммерциализацию. Конечно, образование и наука в структуре отечественного экспорта в ближайшей перспективе вряд ли смогут конкурировать с экспортом энергоносителей. Но даже если российский образовательный и научный экспорт сравняется с оружейным – это будет большая победа и реальный шаг на пути к «умной экономике».

Современный университет будет привлекательным и конкурентоспособным в том случае, если хотя бы небольшая часть знаний производится им самим.

Сегодня объем подобного экспорта, по меньшей мере, не соответствует тому потенциалу, который есть у наших университетов. В теории образовательный и научный экспорт должен привлекать дополнительные финансовые средства. Он еще больше усиливает академический и технический потенциал университета, что, в свою очередь, делает его еще более привлекательным для иностранных студентов и заказчиков НИОКР. На практике в последние десятилетия эта схема подменялась «утечкой мозгов», деградацией кадрового потенциала, потерей спроса на отечественные образовательные услуги, развалом научных школ. В последние годы эти тенденции были приостановлены, однако коренного слома не произошло. Смена данной траектории – задача как государства, так и самих университетов. При этом государство решает макрозадачи – создает инфраструктуру, правила игры, а также базу для нормального функционирования университета. Последний со своей стороны инициирует и реализует конкретные проекты и программы, превращая свой потенциал в стоимость, постепенно усиливая собственные источники развития. Очевидно, что роль государства значима, но, полагаясь только на него, выстроить конкурентоспособный университет в сегодняшних условиях вряд ли возможно.

Конкуренция – проблема завтрашнего дня Что же конкретно может предпринять отдельно взятый университет для использования своего потенциала на глобальном рынке образования и научных исследований? Наиболее очевидный путь – привлечение иностранных студентов. Российское образование пока остается востребованным студентами из быстро развивающихся стран. Конкуренция здесь с каждым днем становится все более сильной.

Российским вузам приходится соперничать с западными университетами, вузами центральноевропейских стран, а также с набирающими силу образовательными центрами в странах Азии. И все-таки конкуренция – это проблема завтрашнего дня. Проблема дня сегодняшнего – неиспользованные возможности на этом рынке. Российские универси- теты далеко не всегда могут удовлетворить спрос, даже при его наличии.

Основной вопрос – дефицит англоязычных образовательных программ. Еще четверть века назад фактор языка не был решающим. Иностранные студенты охотно учили русский. В настоящее время этот путь стал значительно менее привлекательным, хотя его значение для постсоветских стран остается высоким. Это связано, с одной стороны, с превращением английского языка в глобальный, с другой – с растущей миграционной подвижностью рабочей силы. Конкурентоспособный университет ориентируется на подготовку универсальных кадров, способных адаптироваться в разных странах мира. Российские вузы вполне могут дать компетенции высокого уровня, однако неразвитость англоязычных программ препятствует этому. Все это решаемо, хотя и требует вложений. Основные направления вложений – стимулирование собственных кадров к преподаванию на иностранном языке, повышение их квалификации за рубежом, привлечение иностранных кадров. Наличие нескольких приглашенных преподавателей даже среднего уровня повышает как эффективность программ, так и их привлекательность для иностранцев. Вложений требуют библиотечные фонды – их пополнение англоязычной литературой, а также перевод отечественных изданий. В университетах, чьи научные школы являются уникальными, такие переводы крайне необходимы. При всей сложности и комплексности с этими вопросами можно справиться силами университета.

Без собственных научных школ университет обречен на копирование чужого опыта, а значит – на запаздывание в развитии и потерю конкурентоспособности.

Требует внимания и слабая привязка иностранных программ к глобальному рынку труда. Существующие центры карьеры, многие из которых образовались не так давно, ориентированы преимущественно на продвижение российских студентов. Создание таких сервисов для иностранцев многим университетам еще только предстоит освоить. Если иностранный абитуриент увидит наличие в университете тесных связей с потенциальными работодателями, его мотивация существенно вырастет. Эта задача также по силам университетам.

Есть ряд вопросов инфраструктурного плана: качественые общежития, учебные помещения и прочие. Они, конечно, решаются в партнерстве с государством. За последние десять лет именно в этом отношении сделано немало: получить деньги на обновление инфраструктуры смогли многие университеты. Хотя в целом ряде случаев подобные меры уперлись в более масштабные инфраструктурные ограничения – организацию городского пространства, доступность «общественных благ».

Где искать источник знаний?

Говоря об обучении иностранных студентов в наших университетах, последние часто понимаются как институты, оказывающие услуги по предоставлению определенных компетенций, знаний и навыков. Отчасти такое определение верно. Однако возникает вопрос: где источник этих знаний? Современный университет будет привлекательным и конкурентоспособным в том случае, если хотя бы небольшая часть знаний производится им самим. У него могут и должны быть богатые партнерские связи, его сотрудники должны внимательно следить за мировыми разработками и, при необходимости, оперативно использовать их. Но без собственных научных школ университет обречен на копирование чужого опыта, а значит – на запаздывание в развитии и потерю конкурентоспособности.

В случае большинства наших университетов проблема научных школ имеет свою специфику. Школы как таковые существуют. Часто их не нужно создавать с нуля. Активная государственная политика последних лет смогла приостановить их исчезновение и деградацию. Вместе с тем механизмы их самовоспроизводства на уровне университета во многих случаях не запущены. Один из таких механизмов – увязка достижений научной школы с образовательными программами для иностранных студентов. Базируясь на достижениях и работе научной школы, образовательная программа сразу становится эксклюзивной. Это мощный инструмент для привлечения зарубежных студентов, а значит, и дополнительных финансовых ресурсов. Иными словами, международные образовательные программы на базе научных школ представляют собой ресурс их внутреннего развития. Из этого не стоит делать ложного вывода о том, что такие ресурсы должны заменить государственное финансирование. Государственные и собственные средства не должны противопоставляться. Первые – создают условия, вторые – решают конкретные тактические задачи.

Российские вузы вполне могут дать компетенции высокого уровня, однако неразвитость англоязычных программ препятствует этому.

Важным фактором привлекательности научных школ, равно как и возможностей «экспорта» результатов научной деятельности университета, является их включенность в международное научное сообщество. Одним из параметров такой включенности являются публикации отечественных ученых в зарубежных, главным образом англоязычных изданиях. Данный параметр напрямую связан с рейтингом цитируемости.

В последнее время рейтинг цитируемости превратился едва ли не в священную корову. Отчасти это связано с его высоким весом в международных рейтингах университетов, таких как рейтинги QS. Крайностью в решении данной проблемы университетами в некоторых развивающихся странах стали публикации по принципу вала: чем больше, тем лучше.

Очевидно, что решение проблемы путем набора «листажа» сомнительно. Количество далеко не всегда переходит в качество. Но в случае наших университетов иногда работает другая крайность – малая доля переводов и публикаций в англоязычных журналах действительно сильных публикаций.

Этот вопрос также решаем на уровне университета и требует упорной и последовательной политики. Среди ее элементов можно назвать следующее. Первое – организация для преподавателей и научных сотрудников тренингов по зарубежным стандартам академического письма, поскольку наши публикации бывают невостребованными просто в силу слабого соответствия принятым стандартам. Второе – создание информационных баз данных зарубежных журналов, их тематики и требований, предъявляемых к работам, налаживание связей с редакциями. Третье – создание и систематическое ведение баз данных зарубежных партнеров: нередко соавторство с зарубежными коллегами существенно облегчает продвижение отечественного продукта на страницы журналов. Четвертое – повышение веса публикаций в зарубежных изданиях в системе отчетности о научной работе, их материальное поощрение. Конечно, повышение доли публикаций отечественных авторов в зарубежных журналах не даст немедленного результата. Но в стратегическом плане результаты обязательно будут за счет роста репутации и известности университета за рубежом.

Здесь был затронут лишь небольшой спектр задач, решение которых могло бы способствовать увеличению экспорта образовательных и научно-исследовательских услуг, капитализации потенциала отечественных университетов в интересах их собственного развития. Существует и целый ряд других направлений: совершенствование механизмов патентования, защита наших изобретений зарубежными патентами, развитие системы мобильности ученых и преподавателей как альтернативы «утечке мозгов» и прочее.

Однако практически все направления, о которых шла речь, находятся в компетенции самих университетов. А значит, их развитие – хотя бы на этом уровне – в собственных силах.

P.S. Автор выражает признательность коллегам Т.А. Махмутову, Е.С. Чимирис и О.С. Рождественской за комментарии и замечания, высказанные в ходе подготовки к печати данного материала.

Источник: Аккредитация в образовании, март 2012 г..

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся